Реклама:
Красивые шторы интернет магазин Мегасвет
Номер 277-278
подписан в печать 01.04.2011
Журнал «Золотой Лев» № 275 - издание русской консервативной мысли

Журнал «Золотой Лев» № 277-278 - издание русской консервативной мысли

(www.zlev.ru)

 

Интервенция в Ливию: русский взгляд

 

Вирус революции и законы Токвиля

 

История принимает всё более проектный характер. И даже заядлые объективисты не могут сегодня отрицать факта моделирования политических событий по интересам ведущих игроков мировой политики. Достаточно вспомнить проектирование уничтожения СССР и социалистического блока, развал Югославии, цветные революции на постсоветском пространстве, теперь «восстание Азии – 2» (первое предшествовало мировой войне 1914-1918 годов).

События на Арабском Востоке - ожидаемые и неожиданные одновременно. Ожидаемыми они являются в силу логики почти двадцатилетней политики Запада по формированию новой мировой системы под кодовым названием «управляемый хаос». Неожиданными – в силу роли в восстаниях больших народных масс.

Вопросами целенаправленного влияния на развитие отдельных стран и целых регионов в США занимаются с 60-х гг. ХХ века. Один из главных теоретиков критичности Стивен Манн, некогда специальный представитель президента США по евразийским конфликтам, посол в Туркменистане, постоянно присутствует во всех горячих точках и прямо заявляет о необходимости «усиления эксплуатации критичности» и «создании хаоса» как инструмента обеспечения национальных интересов США. В качестве механизмов «создания хаоса» у противника Стивен Манн называет «содействие демократии и рыночным реформам» (1). Убедительно написал об этом на примере арабских стран Сергей Шашков (2).

Вирус революций, внедрённый на Арабский Восток, представляет собой усовершенствованный штамм психо-исторической войны Запада за мировое господство. Еще в 1949 г. в служебных документах ЦРУ были зафиксированы ее базовые принципы: «координация и использование всех средств, включая моральные и физические (исключая во­енные операции регулярной армии, но используя их психологические результаты), при помощи которых уничтожается воля врага к победе, подрываются его политиче­ские и экономические возможности» (3).

Западные мозговые центры и разведслужбы, включая работающие под эгидой Пентагона, Госдепа и Конгресса США Институт сложности Санта Фе, РЭНД Корпорейшн, Freedom House, Национальный фонд в поддержку демократии и иже с ними, разрабатывая технологии давления на массовое сознание, вывели четыре принципа распространения вируса революции.

Эти принципы обкатаны в бывшей Югославии и странах бывшего СССР[1], а теперь применяются к Арабскому миру.

Первый принцип - экспрессивный и молниеносный характер действий, организованных с использованием новых технологий (интернет, телефония, социальные сети) и мобильных групп людей.

Второй принцип – объединение усилий всех оппозиционных сил против политического режима и олицетворяющего его лидера (Бен Али, Мубарак, Каддафи).

Третий принцип – целенаправленный поиск «агентов перемен» (они же агенты влияния), в первую очередь, в ведомствах внутренних дел, государственной безопасности и обороны; возможность «купить» отдельных представителей государственных структур, показывая им в качестве кнута международный суд, а в качестве пряника – перспективу участия в перераспределении богатств, аккумулированных режимом.

Четвертый принцип – создание с использованием технологий «сетевого маркетинга», «безлидерских движений», гигантских «народных големов», охватывающих значительное число недовольных всех спектров. Эти «големы» могут быть разбужены в час «Х» при появлении необходимости вывести народ на улицы для проведения массовых акций гражданского неповиновения. По достижении целей переворота «големы» могут быть полностью ликвидированы, благодаря встроенному механизму самоуничтожения, который скрывается в тайне их возникновения и финансирования, а также в исключительной широте спектра участников, идущих вместе лишь до момента победы над «ненавистным» диктатором[2].

Однако технологии технологиями, но более серьезной мне представляется проблема «заказчика» их апробации. Заинтересованные в эскалации подобного рода конфликтов не являются монолитной и сплоченной группой. За кулисами происходящего могут стоять разведслужбы и политический истеблишмент ряда стран, крупные ТНК, отдельные «большие семьи», наконец, наднациональные структуры[3].

Косвенным подтверждением заинтересованности наднациональных структур, а именно, НАТО[4] в эскалации конфликта на севере Африки служит та оперативность, с которой альянс готовится сейчас к разного рода вооруженным действиям. В то, что заранее конкретного плана действия НАТО не разрабатывала, можно поверить. Однако налицо быстрое изменение позиции руководства альянса. Если 24 февраля находившийся в Киеве с визитом генсек НАТО Андерс Фог Расмуссен объявил, что альянс самостоятельно, без санкции ООН, не будет вмешиваться в конфликт властей и оппозиции в Ливии, то в тот же день пресс-секретарь Белого дома Джей Карни, отвечая на вопрос журналистов, «не взвешивает ли США возможность военной операции в Ливии, ответил: «Мы не исключаем никакой возможности» (4)[5]. И хотя пока нет информации о деталях экстренного заседания Совета Североатлантического альянса, все значимые мировые СМИ уже начали обработку сознания на предмет «военного вторжения»[6].

О подготовке серьезных действий мировых лидеров против Каддафи свидетельствует также обсуждение Расмуссеном перед встречей в Брюсселе этой темы с главами оборонных ведомств Евросоюза в Будапеште. Хотя официально было заявлено, что основными вопросами встречи являются проблемы эвакуации иностранных граждан из Ливии, а также возможность оказания, при необходимости, гуманитарной помощи, думаю, проговаривались и иные шаги. Так, министр обороны Италии Игнацио Ла Русса первый открыто заявил о подготовке военной операции - правда, «с целью эвакуации граждан Италии», но слово было произнесено. Ясно высказался Николя Саркози: «Позиция Франции совершенно открыта и ясна – Муаммар Каддафи должен уйти. Насилие, которое наблюдается в Ливии, неприемлемо. Поэтому мы хотим проведения международного расследования и применения санкций». А понятие «санкций», как мы знаем, очень широкое. Думаю, что есть все основания согласиться с постоянным представителем России при НАТО Дмитрием Рогозиным в том, что подобные экстренные созывы Совета альянса свидетельствуют о серьезных намерениях, а именно, о желании «расширить ответственность НАТО за пределами Европы» (5). Действительно, ситуация самая благоприятная для того, чтобы через «умиротворение» Ливии оказаться в Северной Африке всерьез и надолго[7].

В связи с этим заслуживает особого внимания мнение Фиделя Кастро, который, как известно, имеет одну из самых мощных и информированных разведслужб в мире, чем, кстати, в значительной степени объясняется устойчивость его режима. Так вот, бывший председатель Государственного совета Кубы заявил, что США могут побудить НАТО вторгнуться в Ливию, чтобы обеспечить американские интересы в контроле за нефтью. Кастро предсказал, что вторжение может состояться в ближайшие дни или даже часы (6). Аналогичное мнение о роли США в ливийской трагедии высказал глава МИД Венесуэлы: «Американцы создают условия, которые могли бы оправдать их вторжение в Ливию... Они хотят раздробить Ливию на 20 частей, завладеть ливийской нефтью и лишить ОПЕК одной из ее главных опор» (7)[8].

Позиция Вашингтона побуждает согласиться с этими оценками. Так, 25 февраля, когда в Брюсселе было назначено экстренное заседание Совета НАТО, президент США Обама заявил, что ливийский лидер представляет угрозу безопасности и внешней политике Америки. Обама не ограничился этим, а отдал распоряжение заморозить все счета Каддафи и членов его семьи, которые могут находиться в банках США. Своим исполнительным указом глава Белого дома запретил также американским гражданам, компаниям и организациям поддерживать с Каддафи и его родственниками какие-либо деловые отношения. В приложении к указу перечислены Муамар Каддафи, три его сына – Саиф аль-Араб (1972 г.р.), Мутассим (советник по вопросам национальной безопасности Ливии и подполковник, 1975 г.р.), Хамис (1980 г. р.) и дочь Аиша (генерал-лейтенант армии Ливии, 1976 или 1977 г.р.) (8).

Ситуация развивается по накатанному руслу. Помимо совещаний среди военных идёт давление по всем фронтам. В ночь на 27 февраля Совет Безопасности ООН, после 9-ти часового обсуждения, принял резолюцию № 1970, предусматривающие жёсткие санкции против Ливии. Россия и Китай также проголосовали «за». (9)

Если вторжение в Ливию произойдет, мы станем свидетелями напряжённого раунда открытой борьбы за энергетические ресурсы. И все заклинания о «судьбе мирного арабского населения», о стремлении «вызволить из лап диктатора ни в чем неповинных людей», о свободе и демократии окончательно превратятся в пустой звук. Интересы Запада в Ливии и Бахрейне – нефть, в Алжире и Тунисе – нефть и газ, в Египте – Суэцкий канал, а Йемен и Иордания интересны своим геостратегическим положением.

Однако остаётся вопрос о целесообразности затеянного кровопролития. Рынок нефти был стабилен, Каддафи являлся в последнее время одним из самых принимаемых на Западе арабских политиков. Леонид Ивашов считает, что реализуемый сценарий связан с необходимостью воспрепятствовать арабским странам создать единый антиамериканский фронт и с борьбой против Китая. «Растущая экономика Китая очень нуждается в нефти. Отношение к Пекину в арабском мире очень благожелательное, что особенно бросается в глаза на фоне антиамериканских и антиизраильских лозунгов на улицах охваченных беспорядками стран. К тому же Китай сегодня способен поддержать пришедшие к власти в регионе режимы и деньгами, и оружием» (10).

Во всех государствах, поражённых вирусом революции, спокойствие наступит очень не скоро. С этой точки зрения, для военного вторжения в Ливию момент, что называется, самый подходящий. Возможно, именно на это и рассчитывали организаторы революционной эпидемии. Во-первых, скоординированного и массированного противостояния агрессору вряд ли стоит ожидать. Судя по сообщениям из Ливии, армия расколота и частью уже перешла на сторону оппозиции. Утверждают, что верность «лидеру ливийской революции» сохраняют бойцы спецслужб и нескольких элитных подразделений. Во-вторых, заявления Каддафи о возможных взрывах нефтедобывающих заводов можно использовать как угрозу экологической безопасности глобального масштаба, и, опираясь на внушительны массив международных документов экологической направленности, закрепить за собой (за НАТО) контроль над скважинами и нефтепроводами.

Выдающийся французский мыслить Алексис де Токвиль еще в 1856 г. в работе «Старый порядок и революция» сформулировал несколько важнейших законов революционного развития. Первый сводится к тому, что «с увеличением уровня благосостояния резко возрастает и уровень социальных притязаний». Иными словами, революция происходит не тогда, когда в обществе плохо и становится хуже, а наоборот, когда становится лучше, но хочется, чтобы было еще луч­ше, т.е. недовольство граждан растет вместе с их доходами. Как отмечал Токвиль, когда в обществе становится меньше произвола и жестокос­ти, репрессий со стороны властей, у народа возрастает жела­ние обретения полной свободы и гражданских прав.

Еще один закон Токвиля можно выразить французской народной поговоркой: «Самый быстрый путь к свободе ведет к наихудшей форме рабства». Дело в том, что демократизация в странах, где отсутствует традиция демократии, а население привержено традиционной политической культуре, быстрые реформы, разрушающие господствовавший веками уклад, приводят к резкой поляризации социально-классовых сил и к дестабилизации политической власти. «В результате вместо демократических институтов и ценностей в этих странах может установиться еще худшая форма тиранической власти, чем была до начала реформаторской деятельности» (11).

Уместно напомнить, что конца 80-х годов элита подавляющего большинства арабских стран стала активно брать на вооружение неолиберальную модель развития. «Приватизация, либерализация внешней торговли, свободное движение капиталов, займы и кредиты международных финансовых институтов и мировых лидеров несказанно обогатили местные элиты в условиях глубоко укорененных патронажно-клиентелистских структур» (12).

Формальные экономические достижения, выражающиеся в темпах роста экономики (в среднем, в странах, охваченных волнениями, рост ВВП составлял более 3%, а в Египте – более 5% в год), сопровождались серьезными социальными издержками: рост безработицы, увеличение децильного коэффициента, бедность, массовая миграция. Например, по данным ЦРУ, безработица в Алжире и Египте составляла около 10%, Тунисе – 14%, Бахрейне – 15%, Иордании – 13%. Зашкаливала по этому показателю Ливия – 30%. Однако только две страны Арабского Востока – Ливия и Бахрейн – до недавних событий могли гордиться тем, что там не было проживающих за чертой бедности, в этих странах был построен арабский социализм. Для сравнения в Алжире за чертой бедности проживает 23% населения, в Египте – 20%, в Иордании – 14,2%, а в Тунисе, с которого все началось, всего 3,8%.

Получается, что не столько качество жизни, сколько безработица является детонатором протестных настроений. Срабатывают и другие факторы. В Ливии это экономическая неэффективность и коррупционность режима Каддафи, а в Бахрейне – несогласие шиитского большинства с монополизацией власти суннитской королевской семьей аль-Халифа. Кроме того, «демонстрационный эффект глобализации», выраженный просто: «хотим общества потребления», усиленный распространением коммуникационных технологий и миграций, привел к росту давления на политическую систему со стороны молодежи, конфессиональных и национальных меньшинств. Именно эти социальные группы - вольно или невольно - стали союзниками глобальных игроков в деле дестабилизации целого региона. Рассуждая на заданную тему, уместно вспомнить слова Слободана Милошевича, который еще в ходе первой апробации технологии цветных революций в 2000 г. в Белграде провидчески заметил: «Я считаю свои долгом предупредить о последствиях деятельности, которую поддерживают и финансируют страны НАТО… Каждому должно быть ясно, что они нападают не на Сербию из-за Милошевича, а на Милошевича из-за Сербии» (13).

Так вот: на Каддафи Запад нападает из-за Ливии, на короля аль-Халифа – из-за Бахрейна, на Мубарака из-за Египта. Далее по списку.

Революционный хаос на Арабском Востоке – процесс мирового значения. В него, хотя и в разной степени будут втянуты все страны без исключения. Когда ищешь объяснение, вариант стихийного подъема «обездоленных масс» отпадает сам собой не только после массовых выступлений в Бахрейне и Ливии, принадлежащих к числу наиболее богатых арабских стран, но и ввиду одинаковой методики организации протестов. «Стихийные волнения» в Арабском мире – это проект. В то же время любые технологии требуют благодатной почвы. Главными двигателями «жасминовых революций» стали продукты глобализации – «офисный планктон», юристы, госслужащие и т.п., привыкшие к растущему материальному благополучию и не пережившие депрессии и кризиса.

Понимание этих сторон арабских революций, дает возможность сделать, как минимум, два вывода. Один пессимистический: революции подобного рода будут продолжаться, но в тех районах мира, которые «интересны» с геоэкономический или геостратегический точек зрения. Другой оптимистический: зная причины и механизмы происходящего, можно обезопасить себя, свою страну от такого рода катаклизмов.

 

(1) Пономарева Е. Косово как полигон Управляемого хаоса» для Вашингтона. – URL: http://old.fondsk.ru.

(2) Шашков С. Джинн на веревочке, или проверка практикой теории «управляемого хаоса». – URL: http://www.fondsk.ru.

(3) War Report of the Office of Strategic Service. – W., 1949. – P. 99.

(4) НАТО обсуждает план вторжения в Ливию // Свободная Пресса. 26.02.2011.

(5) http://www.mk.ru.

(6) Lenta.ru.

(7) http://nnov.kp.ru/daily

(8) http://www.itar-tass.com.

(9) http://www.svobodanews.ru.

(10 )НАТО обсуждает план вторжения в Ливию // Свободная Пресса. 26.02.2011.

(11) Мигранян А.М. Россия в поисках идентичности. – М.: Межд. отн., 1997. – С. 40.

(12) Кудряшова И.В. Гражданский джихад против авторитаризма и коррупции – URL: www.mgimo.ru.

(13) Политика. Београд. 01.10.2000.

 

Е. Пономарёва

http://www.fondsk.ru/

ФСК, 28.02.2011

 

Каддафи в кривом зеркале

Почему «революцию» в Ливии снимают только на камеры мобильных телефонов

 

Так получилось, что всю минувшую неделю, когда раскручивались страсти вокруг Ливии, я находился в Объединенных Арабских Эмиратах. Естественно, внимательно смотрел все теленовости ведущих информационных телеканалов, главным образом арабских, среди которых, в первую очередь, новости «Аль-Джазиры». Многие считают этот телеканал абсолютно независимым – неким арабским аналогом американского Си-Эн-Эн. Я тоже так думал. Теперь признаюсь, что ошибался.

То, что я видел в новостях телеканала, однозначно свидетельствовало об абсолютной проамериканской информационной политике «Аль-Джазиры». Не менее одиозным оказался и телеканал «Аль-Арабиа». Показательно, что картинки «Аль-Джазиры», «Аль-Арабии», Си-Эн-Эн, «Евроньюс» и Би-Би-Си во всем, что касалось текущих событий в Ливии, были практически идентичными.

Повсюду очень пространно говорится о тирании М. Каддафи, о том, что простой народ устал жить под его политическим гнетом и восстал. А злобный полковник, вместо того, чтобы вступить в цивилизованный диалог с оппозицией, приказал расстреливать толпы беззащитных манифестантов из всех видов оружия. И нет ему прощения! И будет он сметен революционным порывом масс! Удивительно, что все перечисленные телеканалы, особенно европейские, с каким-то детским упоением, пламенным пафосом и неимоверной частотой употребляют слово «революция». М. Каддафи, мол, тиран, а тиранов во все времена свергают только революции – и это надо приветствовать.

Не стану рассуждать о том, прав ли М. Каддафи в своей внутренней политике или нет.

Хотя стоит, наверно, несколько слов сказать о той речи, которую произнес лидер Ливии в начале прошлой недели на многолюдном митинге в Триполи - жаль, что у нас ее не показали полностью с синхронным переводом.

Европейцы показали, правда, перевод на английский почему-то был очень корявым – многое осталось непонятным. Так вот, среди прочего М. Каддафи сказал, что именно он лидер революции, а те, кто против него выступают – контрреволюционеры, которых возбуждают и провоцируют иностранные агенты. Еще он много говорил о народовластии в своей стране. Судя по его словам, все вопросы, касающиеся жизни конкретных территориальных образований, решаются только общим собранием и принимаются к исполнению лишь при наличии абсолютного большинства голосов «за» - то есть в том случае, если отвечают интересам подавляющего большинства местных жителей. А те, кто сейчас устраивают массовые беспорядки и пытаются свергнуть лично его, хотят отменить построенное за десятилетия народовластие. Какие же они революционеры? Они – мятежники! Так говорил М. Каддафи. Он же призвал создавать комитеты самообороны для защиты революционных завоеваний. О том, что протестующих следует «утопить в крови», в его долгой речи не было ни слова. Во всяком случае, из того англоязычного перевода, который я слушал, этого не следовало. Зато после речи М. Каддафи на телеэкране появились картинки бегущих, орущих толп людей, пятна крови на асфальте, автоматные очереди, рассыпанные в огромном количестве стреляные гильзы на земле. И гневные комментарии «свидетелей» массовых расстрелов.

Теперь - самое показательное. Все съемки всех ведущих мировых телеканалов взяты вроде бы из интернета, куда попали от неких свидетелей, которые могли снимать происходящее только на камеры мобильных телефонов. Был долгий видеосюжет, где показывалось, как в некоем «революционном городе» бегают толпы и кто-то стреляет. При этом арабские папарацци, прячась за стенами домов, высовывают руки из-за углов и что-то там снимают на свои мобильники. Потом эти трясущиеся кадры, в которых детально разобрать почти ничего не возможно, предлагается считать интернет-сенсацией. Каждый день, час за часом в теленовостях крутились одни и те же картинки, создававшие впечатление хаоса и кровавой бойни.

В каждой арабской лавчонке, в том числе и ливийской, торгующей электроникой, продаются в большом количестве цифровые видеокамеры. Города, охваченные революцией, подвергающиеся массированным атакам с воздуха и чуть ли не ракетным обстрелам, частично разграблены.

Так что мешает информационно-обеспокоенным гражданам взять в руки реквизированную ради благого дела цифровую видеокамеру, если нет своей, и сделать качественную съемку, которую и выложить в сети, а лучше сразу продать той же «Аль-Джазире» или Би-Би-Си?

Ничто. Но это входит в прямое противоречие с той информационной политикой, которая выстраивается в отношении Ливии и ее лидера.

В качественно снятом сюжете с места боя и места массовых расстрелов мирных демонстрантов сразу выяснится, что боя нет и расстрелов тоже. Зато есть массовый психоз и массовые погромы, ничего общего с демократическим волеизъявлением народа, уставшего от тирана, не имеющие. А так - в страшной и очень мутной картинке бегут, стреляют, падают. И объяснение вроде бы есть – в мятежных районах идет война, работать там профессионалам никак нельзя, только случайные съемки случайных свидетелей из числа местных жителей показывают происходящее. Но ведь главный оплот «революции» - город Бенгази – как уверяют, полностью в руках восставших. Что мешает вездесущей «Аль-Джазире» сделать оттуда качественный по картинке репортаж, а не слать в эфир проклятия оппозиционеров в адрес М. Каддафи, сопровождаемые убогой картинкой с чьего-то мобильника?

«Революционная» ситуация в ливийских городах очень напоминает то, что происходило в Бухаресте накануне свержения Николае Чаушеску.

Там тоже были марши протеста, была стрельба по безоружному народу. Было много истерики о том, что Чаушеску бросил в бой свой кровавый «гэбэшный» легион, который готов утопить в крови столицу Румынии, но спасти партийного вождя, которого, естественно, нарекли «диктатором». Кровь на улицах Бухареста пролилась, самого Чаушеску расстреляли, но вот тех снайперов и автоматчиков, которые вели из укрытий огонь по жителям столицы, так и не нашли. Ни одного. А ведь все архивы и все секретные приказы службы безопасности оказались в руках «революционеров». Так кто же все-таки стрелял по народу?

В Бенгази и других городах Ливии, если верить телевизионным картинкам «Аль-Джазиры» и Би-Би-Си, стреляют, и там гибнут люди. Вот только кто стреляет? Мое личное мнение, сложившееся, повторяю, после недельного просмотра информационных передач ведущих арабских и европейских телеканалов, таково: стреляют те, кто непременно хочет большой крови в Ливии. И это пока еще явно не сторонники М. Каддафи.

По последней информации, в Триполи начата массовая раздача оружия населению. Во многих населенных пунктах созданы комитеты самообороны, которые также вооружаются. Похоже, гражданская война там не за горами. И не факт, что по ее окончании к власти придут толерантные и очень либеральные демократы, о которых мечтают на Западе. Наиболее хорошо организованы в военном плане как раз крайне экстремистские силы, которых М. Каддафи, кстати, подавлял очень жестко. И они очень жаждут реванша. Интересно, как этих революционеров «а-ля талибан» примет Запад. Неужели с распростертыми объятиями лишь потому, что они свергли «тирана»? Думаю, да. Потом их, усилиями все того же телевидения, быстро сделают «настоящими демократами» и «подлинными борцами за права человека», а правды, как всегда, не покажут.

Никто не собирается восхвалять действия Муамара Каддафи, но то, что нам предлагается сегодня, это обычное и примитивное «промывание мозгов».

В чьих интересах? Увы, нет на Востоке и Западе независимого телевидения. Более того, новостные сценарии, похоже, сочиняются в одном координирующем центре.

 

Сергей Птичкин

Столетие, 28.02.3011

 

Капкан по имени Ливия

 

Исторический опыт деколонизации ХХ века свидетельствует о том, что преодолеть этап родоплеменной демократии, ввести страну не то, чтобы в этап индустриального или постиндустриального, а хотя бы феодального общества — практически невозможно без большой крови.

Полковнику Каддафи этого сделать мирным путем не удалось, как не удалось до него королю, а до того Муссолини, а до того Виктору-Эммануилу...

Военные во главе с Каддафи были обречены на борьбу с племенной верхушкой. У вождей, которых дополняли сенусситские пиры, была социальная власть, но не было власти экономической и политической. Так как в стране не было феодализма, то Каддафи не мог пойти и по пути Ганы, где вождям ашанти предоставили возможность обирать рядовых ашанти и фульбе. Фактически вожди испытывали парадоксальную ситуацию, когда их социальный авторитет не мог трансформироваться ни во власть, ни в богатство.

Каддафи очень хорошо понимал угрозу племенного сепаратизма. Он искал различные способы борьбы с ним. Одним из таких способов была ускоренная, запредельно форсированная, необеспеченная иными, кроме финансовых, ресурсами индустриализация страны. Её целью было создание рабочего класса, который, по замыслу Каддафи, должен был стать его опорой в борьбе против племенной верхушки. Это принимало странные формы. Например, очевидно, что стране с трехмиллионным населением просто не нужно производство автоматов Калашникова или патронов к нему. Стрелковое оружие и боеприпасы неизмеримо дешевле купить. С учётом того, что все комплектующие и сырье необходимо было покупать за границей, патрон становился золотым, причём перспектив снизить себестоимость не было.

Проект индустриализации провалился. Единый рабочий класс не сформировался. Для формирования классового сознания ведь нужна эксплуатация, а её в богатой Ливии не было... К тому же, запрет на профсоюзы, которые в тех условиях неизбежно приняли бы племенной характер, препятствовал формированию рабочего класса.

Следующей попыткой Каддафи преодолеть трайбализм стало введение прямой демократии. Но, как оказалось, в условиях родоплеменной демократии, прямая демократия становится жутким инструментом. Племя, имеющее численное большинство на том или ином участке, всегда голосовало солидарно, лишая другие племена какого-либо доступа к принятию решений и местам во власти.

…Фактически прямая демократия означала социальную революцию, когда те племена, кто были ничем, становились действительно всем... Но при этом те племена, кто были всем (а у них, помимо прочего, и религиозный авторитет, и традиционное образование, и суды и средства решения споров) становились ничем.

Нефтяные деньги долгое время давали Каддафи возможность откупаться от шейхов, но бесконечно это длиться не могло...

Власть Каддафи можно сравнить с властью батьки Махно в Гуляй-поле в лучшее его время. Да, Каддафи в принципе мог застрелить любого (хотя этим правом не злоупотреблял), но это не есть власть. Да, Каддафи мог отдать приказ вооруженным силам, которые те могли попытаться выполнить. Но тем, кто не выполнял, ничего не угрожало, кроме почетной отставки с положенными материальными благами. Войну с Чадом ливийские вооруженные силы провалили, причем чадцы на грузовичках "Тойота" (правда, при поддержке французских ВВС) хронически били ливийские бронетанковые дивизии в пустыне.

Кстати, сам Каддафи обернул это военное поражение блестящим успехом на внешнеполитическом фронте, добившись практически всех целей мирным путем (тут надо учитывать, правда, что экономическая причина войны, урановые месторождения, в значительной мере потеряла актуальность из-за резкого падения цен на уран).

Но реальная власть — это совсем иное. Власть — это влияние на бюджет, который в Ливии уходил с непропорционально для европейских стандартов высокой концентрацией на то, что мы бы назвали, муниципальным уровнем. Для этого у военных не было послушного аппарата. На тех, кто готовил проекты решений Народных собраний, Каддафи влиять не мог. Да, у него оставался инструмент монетарной, эмиссионной и валютной политики, но военные не имели квалификации, чтобы достойно контролировать монетарных чиновников...

Каддафи разозлился и объявил об уходе со всех постов... Возникла парадоксальная ситуация. У военных были противники — племенная верхушка, прежде всего, из племен с высоким статусом, но не было сторонников. Благоприобретатели от ливийских проектов не могли объединиться. Новых социальных инструментов не было. А использовать старые означало то, что и происходит. Летчики из угнетённых племен бомбят кварталы племен зажиточных, а из зажиточных племен перелетают на Мальту. Племена воинов-сенусситов громят полицейские участки, как они делали с VI века, а там, где бывшие клиенты собираются, они разбирают оружие, чтобы дать отпор старым врагам... Старая система разрешения межплеменных конфликтов разрушена, новой нет, так как само наличие племен отрицалось, а оружие легкодоступно, причем оружие самое современное.

Воистину, социальная трансформация родоплеменной демократии требует очень большой крови...

Племена выступили против социального прогресса. Конечно, их понять можно. Социальный прогресс всегда несправедлив и жесток. Но всё-таки он неизбежен... Мне так кажется.

 

Саид Гафуров

Завтра, 2 марта 2011 года

 

«Война пятого поколения»

Её технологии отрабатывают сегодня на Ливии

 

То, что сейчас происходит с Ливией и с лидером ливийской революции Муамаром Каддафи, можно назвать "войной пятого поколения". Аналогия с известным словосочетанием "самолёты (истребители) пятого поколения" здесь, несомненно, присутствует, но вовсе не является определяющей. Куда важнее в данном отношении теория образов Жана Бодрийяра, которую можно назвать и теорией действительности. Если наложить систему бодрийяровских координат на теорию и практику военных действий, получится приблизительно следующее.

Войны "первого поколения" — это войны, можно сказать, доисторические, первобытные, войны "без образов", чисто физическое столкновение двух вооруженных групп людей, в которых "победитель получает всё". Это основа, фундамент любой войны.

Войны "второго поколения" — это войны с использованием образов, отражающих реальность, войны древнего мира и отчасти раннего средневековья. Такие войны описаны еще в Библии: "И побили жители Галаадские Ефремлян, говоря: вы беглецы Ефремовы, Галаад же среди Ефрема и среди Манассии" (Суд. 12:4).

Войны "третьего поколения" — это войны с использованием образов, искажающих реальность, войны "религиозные" и "идеологические". К их числу можно отнести практически все войны от раннего средневековья до новейшего времени, включая две мировые войны и позднее, вплоть до развала Советского Союза.

Войны "четвертого поколения" — это войны с использованием образов, заменяющих реальность. Это "постмодернистские" войны, первым образцом которых можно считать, наверное, "Бурю в пустыне" (17 января—28 февраля 1991 г.), а символом — события 11 сентября 2001 г. К этому же типу войн следует отнести и все "цветные революции", и "войну 08.08.08", в ходе которой российские войска сорвали вторжение обученной американскими специалистами и вооруженной по натовским стандартам грузинской армии на территорию Южной Осетии, а также не позволили вмешаться в конфликт ни США, ни НАТО.

Не исключено, что именно этот опыт, а также провалы "цветных революций" в Китае (Тибет и Синьцзян-Уйгурский автономный район) сподвигли американских стратегов на переход к войнам "пятого поколения", технологии которых отрабатываются сегодня на Ливии. Это войны с использованием образов-"симулякров", представляющих собой, согласно определению Бодрийяра, "копии без оригинала".

Когда ежедневно слышишь о самолётах и вертолётах, которые расстреливают мирные демонстрации на улицах ливийских городов, о министрах и послах, перешедших на сторону народа, обличающих кровавый режим и создающих правительство переходного периода, о безоружных демонстрантах, которые захватывают целые города и области Ливии, жгут портреты и чучела Каддафи, его "Зелёную книгу" и размахивают флагами ливийской монархии, свергнутой более 40 лет назад, когда всё это подкрепляется соответствующим видеорядом, — всему этому вольно или невольно начинаешь верить.

А потом какими-то окольными путями начинает просачиваться альтернативная информация о том, что "всенародное восстание против кровавого режима Каддафи" — не более чем телевизионная постановка катарской "Аль-Джазиры", что на деле выступления против Каддафи связаны с пресловутой "Аль-Каидой", вот уже десяток лет служащей за американские и саудовские деньги американским и саудовским интересам, что молодежи за участие в антиправительственных демонстрациях их организаторы выдают наркотики и деньги (от 300 до 500 долларов за день), что оружие и боеприпасы для "народных мстителей" Киренаики поступают через территорию Египта и доставляются с моря. При этом подчеркивается, что авиация и вертолеты для разгона демонстраций не применялись, однако были разбомблены склады оружия, оказавшиеся под контролем боевиков "Аль-Каиды", и так далее, и тому подобное...

Например, якобы несколько раз "захваченные" оппозиционерами аэропорты, в том числе аэропорт Триполи, функционируют практически в нормальном режиме, то же самое касается и нефтяных терминалов на побережье...

"В пятницу (25 февраля. — Н.К.), на Зелёной площади выступил лидер ливийской революции, собралось множество народу. Речь Каддафи о защите родной страны от готовящейся американской агрессии до последней капли крови снова воодушевила ливийцев, как и его выступление во вторник. Настроение у жителей столицы бодрое, однако той победной эйфории, которая была после речи Каддафи во вторник, когда весь Триполи праздновал окончательную победу над врагами и провокаторами, пытавшимися захватить власть, уже нет: истерия, нагнетаемая западными СМИ, пугает людей. У ливийцев еще свежи в памяти американские бомбардировки Триполи и Бенгази в 1986 г. Не случайно, свою программную речь Каддафи произнес на руинах своей резиденции, разбомбленной американцами в 1986 г., когда они решили одним ударом ликвидировать лидера ливийской революции и осуществить смену власти в Ливии", — сообщает Санкт-Петербургский центр изучения современного Ближнего Востока (сайт www.meast.ru) со ссылками на прямые свидетельства очевидцев, граждан России и Украины, в настоящее время находящихся в Ливии.

В то же время Совет Безопасности ООН, основываясь исключительно на информации глобальных масс-медиа и на согласованной позиции, занятой ведущими политиками Запада (британский МИД договорился даже о "тысячах" жертв "кровавой диктатуры" и о бегстве Каддафи в Венесуэлу — впрочем, они так же врали про оружие массового поражения у Саддама Хусейна), вводит жесткие санкции против Ливии, а США объявляют об аресте (по сути, насильственной конфискации) всех счетов Ливии в своих банках и о всемерной поддержке, в том числе финансовой, ливийских оппозиционеров. Очевидно, впоследствии могут и должны последовать также военные акции против Ливии Каддафи: от "точечных" ракетно-бомбовых ударов по резиденциям лидера ливийской революции и ключевым объектам инфраструктуры, в том числе военной, на территориях, оставшихся верными ему, до полномасштабного вторжения "миротворческих сил".

Всё это, разумеется, — всего лишь "проба пера", но основные характеристики будущих "войн пятого поколения" в нынешнем ливийском случае просматриваются вполне отчётливо. Это изначально — войны-симулякры, вымышленные "копии без оригиналов", ход которых до определённого момента описывается глобальными масс-медиа без всякого соотнесения с действительностью, зато в точном и полном соответствии с "дорожной картой", разработанной "мозговыми штабами" страны-агрессора.

Несуществующие события, фальсифицированные причинно-следственные связи, заранее подготовленные "свидетели", "герои" и "эксперты", — всё это должно быстро заполнить собой мировое информационное пространство и сформировать там нужный агрессору образ реальности, который сам по себе может считаться новейшим оружием массового поражения.

Потом, когда на уже лишенную воли к сопротивлению и разрушенную симулякрами страну-жертву под видом "миротворцев" обрушатся "обычные" войска агрессора и установят там оккупационный режим, уже никто не будет разбираться, какие события и в какой последовательности происходили до вторжения на самом деле, а какие были вымышлены в рамках "сценарных разработок".

Сегодня под каток "войны пятого поколения" попала Ливийская Джамахирия Муамара Каддафи. Завтра в таком же положении может оказаться любая другая страна мира. Не исключая Россию

 

Николай Коньков

Завтра, 2 марта 2011 года

 

Странная революция[9]

 

СВОИМИ ГЛАЗАМИ

 

В Ливии такое невозможно. Ливийцы – это не египтяне, не тунисцы. Ливийцы – совсем другие. Это говорит нам Юсеф, переводчик. Мы – русские, мы строим в Ливии железную дорогу. Мы верим Юсефу.

Потом начинается Бенгази. Русских из нашей компании там нет. Есть Хамди, сотрудник паспортного контроля в аэропорту. Звоню ему – ты как? Нормально, ночью шумели, стреляли. Какая оппозиция – молодежь бузит, денег хотят. Нет, как в Египте не будет. В Ливии такое невозможно.

Репортажи «Аль-Джазиры» - это всегда сводки боев. Там города переходят под контроль оппозиции или падают под натиском наемников Каддафи, идет генеральное сражение за аэропорт в Триполи. Звоню нашим в Триполи – да, ночью стреляли, рвались гранаты. Но город никто не штурмует. Днем по всему Триполи – демонстрации в поддержку Каддафи.

 

 

Решаем отправить женщин в Триполи. В случае чего, оттуда можно улететь. Наш лагерь – рядом с городком Рас-Лануф, нефтеперерабатывающим заводом и портом. Отсюда до Триполи – более 700 км. С женщинами едет начальник службы безопасности и переводчики. Всего 25 человек на 4 машинах.

До Триполи не добрались – остановили в Хомсе. Дороги блокированы, никого не пускают. Поехали обратно, остановились в окрестностях Сирта. Живут в строительных вагончиках на одной из наших стройплощадок. Ждут эвакуации самолетом. В Сирте спокойно – здесь родина Каддафи.

Снова «Аль-Джазира» - оппозиция захватила Агиллу, Адждабию, Бен Джавад. Звоню знакомым ливийцам. Везде тот же сценарий – ночью в центре города собирается молодежь и идет громить полицейский участок. Но полицию уже предупредили – и стражи порядка вместе с администрацией городов уже скрылись в неизвестном направлении. На следующий день жители просыпаются – а власти никакой нет. Формируют отряды самообороны – с ножами и палками. Каддафи и оппозиция здесь не при чем – боятся мародеров.

Представитель властей в нашем лагере – Абдель Карим, руководитель проекта железной дороги «Сирт-Бенгази». Наша полиция – это ливийская компания «Дипломатик сервис», 40 человек с дубинками и электрошокерами. Именно они приходят к нам вечером и предупреждают: в Рас Лануфе ночью начнутся беспорядки, и толпа придет грабить наш лагерь. Охранники просят отпустить их домой – они из Триполи, с запада, а Рас Лануф – это восток, здесь невежественные люди, наркоманы, нас убьют. У охранников трясутся руки. Мы говорим – ничего страшного, молодежь бузит, как в Египте не будет – в Ливии это невозможно. Охрана успокаивается . На следующее утро просыпаемся от крика – охрана сбежала. Вместе с ней сбежал и Абдель Карим. Потом узнаем, как было дело. Накануне в Рас Лануф завезли партию наркотиков – гашиш и таблетки. Раздавали бесплатно. Ночью собралась толпа и пошла громить полицию. Была стрельба. Украинцы, живущие в Рас-Лануфе, видели лужи крови. Кто- то позвонил нашим охранникам – они среагировали молниеносно. Погрузились на машины и умчались в Триполи. Вместе с Абдель Каримом.

Бенгазийская газета «Корина» публикует список погибших в беспорядках. Пока их 30. «Аль-Джариза» ведет счет на сотни и говорит о вооруженных бандах, грабящих все и всех. «Корина» пишет, что грабят лишь там, откуда ушли хозяева.

Наш старый лагерь – в нескольких километрах от основного – был разграблен на следующую же ночь, после того как мы собрали всех в основном кемпе. Взломали двери, вынесли телевизоры.

Надо как-то охранять основной лагерь. Составляем график дежурств. Главное – ворота. В лагерь начинают приходить ливийцы, с которыми у нас заключены договоры субподряда или на оказание услуг. Требуют денег. По контракту выплаты должны быть позже. Они говорят – нет, потом вы не заплатите, платите сейчас или отдавайте машины и экскаваторы. Не отдаем. Злятся. Потом начинают идти все, кто знает, что в русском лагере могут быть деньги, и уж точно есть техника – машины, бульдозеры, экскаваторы. Кого-то удается остановить перед воротами, другие проникают на территорию лагеря. Приходящие делятся на три группы. Первые – это те, у кого на руках контракты и они боятся, что мы уедем не заплатив. Другие рассчитывают на наглость – приходят без документов, но утверждают, что компания должна им десятки тысяч. Но самые опасные – третьи. Они приезжают группой на хороших машинах и называют себя «влиятельными людьми Рас-Лануфа». Вы понимаете, говорят они, что это наша земля, и вся ваша техника – наша техника. Отдайте ее нам, а мы вас за это будем охранять, автоматы у нас есть. Их всех объединяет одно – все речи кончаются фразой – «я готов забрать у вас на хранение все ваши тойоты и мицубиси». Фетиш ливийца – автомобиль.

 

 

В информационную войну включается ливийское телевидение. Полусонный телеканал «Джамахирия» вдруг взрывается динамикой – уже никто не говорит об отдельных беспорядках – ведущие пугают гражданской войной, призывают одуматься, выступают религиозные лидеры, по смс анонсируется выступление Каддафи-сына и Каддафи отца. Появляются религиозные лидеры. Мы вели ошибочную политику по отношению к молодежи, признают они. Мы сами виноваты, что допустили это. Сейф аль-Ислам Каддафи тоже все признает - и что Бенгази вышел из под контроля, и что правительство совершало ошибки. Он обращается к ливийцам: «Те, кто вас толкают к бунту, живут на западе, и их дети на западе, а вам жить здесь. Если начнется гражданская война, никакой нефти не будет – ни в Триполи, ни в Бенгази». Потом выступает полковник Каддафи. К гражданской войне готов. Будет биться до последнего человека. Наш переводчик Мансур говорит – зря он так, только злит народ. «Аль-Джазира»: военные переходят на сторону повстанцев. «Джамахирия» передает пресс-конференцию генералов – те клянутся в верности Каддафи.

Вечером сообщение по рации от охраны ворот – подъехало несколько машин с вооруженными людьми. У всех автоматы, на одном джипе - пулемет. Одна машина въехала на территорию лагеря. Представились – это военные из соседней воинской части. Разведывательное подразделение. Подчиняется Триполи. Просим взять лагерь под охрану – отказываются – у них приказ не заходить в населенные пункты и в иностранные компании. Но говорят – беспокоится не о чем. Они патрулируют местность, будут время от времени проезжать мимо лагеря.

 

 

Пришли ливийские водители – сотрудники нашей компании. Готовы остаться в лагере охранять ворота. Оружия нет, но оно и не нужно – водителей сорок человек, каждый местный наверняка окажется родственником одного из них, можно договориться. Заплатите потом, оставьте в залог автомобили – все равно их кто-то должен охранять после вашего отъезда. Думаем. Соглашаемся. Пишем расписки. Я, Мухаммад Али, беру машину на сохранение и обязуюсь вернуть по первому требованию русской компании. Машину и ключи отдадим только в порту, в день эвакуации. Ночью у ворот дежурят русские и ливийцы.

Иностранцы покидают Ливию. Или ищут спасения в русском лагере. Нас было 120. Теперь больше тысячи - украинцы,турки, сербы, филиппинцы, австрийцы…Как легенда рассказывается новость об эвакуации американцами своих граждан из Бенгази: подплыл военный корабль, несколько боевых вертолетов приземлились в городе, вышел спецназ, взял своих и улетел. Американцев в Бенгази было семь человек.

 

 

Каддафи по ливийскому ТВ обещает: все контракты с иностранными компаниями остаются в силе. «Аль-Джазира» сообщает, что убит министр ливийских железных дорог.

Компания «Сахль Иджфара» - это несколько десятков очень худых и низкорослых марроканцев, алжирцев, бангладешцев, суданцев. Они готовят еду в нашей столовой, моют посуду, стирают одежду, занимаются уборкой. Они не сбежали. Они обслуживали сто человек, сейчас обслуживают тысячу. Они не жалуются. Просто просят взять с собой, хоть куда, хоть в Россию, только бы из Ливии. Мухаммад, кладовщик: «Ливийцы и раньше нас не любили, а сейчас полиции нет, что нам делать? Я приехал в город за сигаретами, меня выгнали.»

Мы их с собой взять не можем – Европа африканцев не примет. ООН занято резолюциями. Наши гастарбайтеры будут работать не жалуясь до дня эвакуации. Только в последний день скажут – вы нас очень обидели. Мы ведь не бросили вас в трудную минуту. А вы?

Вместе с иностранцами в лагерь приходят и ливийцы – выбивать свои долги. Неважно, кто им должен – денег требуют у русских – вы здесь главные, вы и платите. Денег ни у кого нет. Понимаем, соглашаются ливийцы, готовы войти в ваше положение и взять долг экскаватором. Не даем. Злятся. Скандалят.

Больше всего не повезло турецкой компании. К ним в лагерь рядом с Агиллой нагрянули несколько десятков ливийцев с ножами. Турки говорят, были и пистолеты. Отняли машины, компьютеры. Некоторые забирали даже трусы и носки. Но людей не тронули. Знакомый ливиец успокаивает – для нас, ливийцев, убить человека – грех из грехов. Если нет полиции, могут обворовать, ограбить, но за жизнь людей можете не опасаться. Кроме того, грабят только в своем районе. В чужой не суются. Турки поссорились с местным населением, их никто не защитил. Русские другие, поэтому вас не трогают.

Турки сейчас у нас в лагере. Когда слышат ливийскую речь, лица искажаются от ненависти. Никто из них в Ливию не вернется.

«Аль-Джазира»: большинство городов захвачено оппозицией, режим Каддафи вот-вот падет. Счет жертв пошел на тысячи. Авиация Каддафи бомбит мирных демонстрантов в городах. Бывший министр юстиции формирует в Бенгази временное правительство. Ответная пропаганда от ливийского правительства – погибших десятки, бомбят только арсеналы, чтобы оружие не оказалось в руках мятежников, снова заработали школы и институты, мобильный оператор перечисляет подписчикам на счет 30 динаров, страна возвращается к мирной жизни – по ТВ показывают Триполи. Все спокойно. Звоню туда приятелю-ливийцу – говорит, действительно, все спокойно. Говорит, к западу от Рас Лануфа можешь ехать куда угодно – дороги открыты. В Бенгази не надо. А западные корреспонденты уже в Бенгази – говорят, наоборот, что если где и спокойно, то в Бенгази. А под Триполи бои.

Эвакуировали наших сотрудников из Триполи и Сирта – на самолетах. Разрешение на вылет дали чиновники, лояльные Каддафи. Мы уйдем позже – на пароме.

За день перед отъездом едем в Бен Джафад. По «Аль-Джазире», он в руках повстанцев. По нашим данным – туда вернулась полиция. Наши данные оказались точнее. Полицейские на вид не вояки – не спортивного вида мужики, один автомат на троих. Судя по их виду, они ничего не опасаются. Говорят, если хотим эвакуироваться из Триполи, можем ехать все 1000 человек – на дорогах безопасно. Но мы будем уходить через порт Рас Лануф. Становится понятным, почему полицейский участок не препятствие для бунтующей молодежи – обшарпанное здание, практически нет мебели, компьютер 90-х годов и несколько полицейских в мешковатой одежде и выражением безразличия на лицах – что они могут сделать перед сотней-другой беснующихся молодых ливийцев, этой движущей силы последних событий, которые одни называют революцией и восстанием, другие – беспорядками. Эти молодые ливийцы они очень похожи друг на друга. В лучшем случае среднее образование, никаких профессиональных амбиций, предел мечтаний – работать водителем, охранником или чиновником. Развлечений нет, девушек нет – секс только после свадьбы, денег на свадьбу нет. Молодой ливиец в провинции (а провинция в Ливии – это все, кроме Триполи) ничего не читает – ни книг, ни газет, которых, кстати, в маленьких городах нигде и не купишь. Даже интернет ему не интересен – максимум, посмотреть картинки или послушать музыку. Если он чего-то хочет, то вряд ли сможет сформулировать чего именно. Хотя – вот наш водитель, Али. Ему 21. «До 25 буду жить как сейчас. Как именно? Ну, днем работать, вечером сидеть с друзьями. Что делаем? Самогон немного пьем, гашиш курим. Разговариваем. А в 25 все – женюсь, заведу детей, буду строить дом». Есть и другие ливийцы. Но они не громят ночами полицейские участки. Они уезжают учиться за границу.

День отъезда. Колонна – 75 автомобилей, около 1000 человек. Выезжаем из лагеря, едем в порт. На дороге военный патруль – 4 человека, два автомата. Спрашивают: Куда? – в порт, на работу? Немая сцена – мы предупреждали военных с вечера и утром. Но единого командования здесь нет – начальник одного патруля просто забыл сообщить другому. Объясняем – мы эвакуируемся. Минутная пауза – пожалуйста, проезжайте. Еще 15 минут, и мы в порту.

Звоню своему другу Асаду, в Завию – пригород Триполи. Утром «Аль-Джазира» сообщила, что город захвачен повстанцами. Асад: «Ночью начались беспорядки в центре города, руководство с полицией сбежали, теперь власти никакой нет. Но мы все равно другие – видишь, ваш лагерь был безоружным 10 дней и никто на вас не напал. А «Аль-Джазиру» не смотри – они с самого начала подмонтировали в свежее видео кадры беспорядков трехлетней давности. Каддафи, нам, конечно, всем надоел, но друг с другом ливийцы воевать не будут. Гражданская война? В Ливии это невозможно»

Последнее СМС от ливийского правительства: каждой семье будет выплачено 500 динаров. Зайдите в местные органы власти и получите свои деньги.

Последний ливиец. Мы уже на корабле. Халид, наш субподрядчик, стоит на пристани и машет рукой. Потом вдруг спохватывается и кричит: у вас в Триполи осталось несколько машин. Можно переписать их на мое имя?

 

Андрей Вечор-Щербович

Kgrr.livejournal.com

Стрингер, 5.03.2010

 

Ливия: фоторасследование

 

Когда из воюющей Ливии пошли первые фотографии (причем сделанные западными журналистами со стороны так называемых "повстанцев") - несмотря на всю их постановочность они дали богатую пищу для анализа.

И вот что меня зацепило практически с первых кадров: оружие и снаряжение этих "повстанцев". У кочевых племен в Ливии просто не могло быть такого оружия и такого снаряжения - если не предполагать вброс этого всего извне накануне событий. Судите сами:

Вот первое фото, за которое зацепился мой глаз:

 

Видите - в руках у "мирного демонстранта" винтовка FN-FAL, причем новенькая, только что из коробки.

 

И у этого еще одна новенькая FN-FAL!

 

И у этого тоже!

 

А тут массовая сцена - и у парня в белом платке тоже FN-FAL.

 

Откуда такое оружие в таком прекрасном состоянии у этих людей? Ведь на вооружении ливийской армии, насколько мне известно, такие винтовки никогда не состояли - ливийские солдаты бегают с ободранными Калашниковыми древних годов выпуска, вроде вот такого:

 

 

То есть с армейских складов повстанцы взять FN-FAL не могли. И в магазине купить армейскую штурмовую винтовку под патрон NATO не могли тоже. Тогда откуда они взялись?

И еще более отдельный вопрос - откуда к ним патроны NATO в изобильном количестве?

Или посмотрим на пулеметы. Ну, побитые жизнью ДШК в кузовах пикапов - это нормально, это довольно обычное дело для нынешних военизированных кочевников. Но откуда вот это:

 

 

И вот это:

 

 

Как вы можете заметить - это американские пулеметы под патроны NATO, причем опять же новенькие, только что из коробок. Откуда такие пулеметы могли быть у Каддафи - если Ливия сидела по уши в эмбарго? Да и зачем они ему - патроны дорогие, их поставки проблематичны, гораздо ведь проще купить китайские пулеметы под дешевый и доступный советский патрон.

Казалось бы, вот пожалуйста - китайские крупнокалиберные пулеметы:

 

 

Но интересны на этой фотке не пулеметы сами по себе, а то, что они опять же новенькие, только что с завода, и инструкторы в новенькой, только что выданной снаряге, обучают обращению с ними ливийское "мясо".

Понимаете, что это значит? Эти пулеметы только что поступили к ливийским повстанцам, и вместе с ними поступили и инструкторы, спешно напялившие новенький ливийский камуфляж. И вот теперь они учат папуасов, как из выданного им оружия стрелять.

Но, как говорится, не пулеметами одними топится огонь "революции". Надо и что-то покруче. И вот оно - покруче:

 

 

Это ПЗРК - переносной зенитно-ракетный комплекс. Каждая такая штука стоит на черном рынке очень больших денег, и требует грамотного обращения. Поэтому и тут мы видим инструктора:

 

 

 

Товарищ, крайне мало похожий на ливийца, учит папуасов обращению со столь высокотехнологичным прибором.

А этот вот клоун бегает в НАТОвской кевларовой каске с американским армейским пистолетом:

 

 

Их он тоже взял у Каддафи со склада? Но больше всего мне нравится вот эта фотка:

 

 

Вы понимаете, что именно на ней изображено? Двум дурачкам выдали с джипа укупорку с двумя 106-мм снарядами к безоткатной пушке М40, и местный Хаттаб показывает им, куда этот ящик надо тащить.

Так вот - укупорка американская и совершенно новенькая. Это видно, например, по состоянию цинка на петлях. И если вы скажете, что и ее тоже взяли с армейских складов Каддафи - простите, но я позволю себе усомниться в адекватности восприятия вами реальности.

Напомню - Ливия 40 лет сидела в эмбарго, США и Англия ее бомбили. И даже после снятия эмбарго чтобы Каддафи мог закупить снаряды в США - это из разряда фантастики.

Кстати, вот и сама эта безоткатка:

 

 

Тоже, как видите, и она сама, и грузовичок Тойота не производят впечатления старья.

Да и в рядах "повстанцев" мы неожиданно видим тех самых "африканских наемников", что якобы стреляли в людей "по приказу Каддафи":

 

 

Итак, что же вырисовывается? Новенькое оружие стандартов НАТО, инструкторы, американские боеприпасы, новенькая форма и снаряжение, и подозрительно большое количество физиономий отнюдь не ливийской национальности.

Знаете, на что это похоже?

Ну конечно же - это организованный извне переворот. Купили людей, дали оружие, инструкторов и иностранных наемников для присмотра, подогнали наркоту для настроения, и вперед - отрабатывайте зарплату.

Какие к хренам "мирные манифестанты", что вы. Если вам хочется увидеть, как выглядит настоящий человек из пустыни - то вот, глядите:

 

 

Ну как - эти вот "манифестанты" сильно на него похожи?

То-то и оно

 

 

Нужно ли США свержение Каддафи

 

Что перевесит на чаше весов — краткосрочная внутриполитическая выгода от американской военной акции на территории Ливии или риск нового глобального экономического кризиса, связанного с волнениями в нефтедобывающих странах Персидского Залива?

После того, как 28 февраля Евросоюз ввел санкции против Муаммара Каддафи, заморозив его личные активы, в СМИ стали появляться сообщения о возможном военном вторжении в Ливию.

Премьер-министр Великобритании Дэвид Кэмерон призвал закрыть воздушное пространство Ливии для полетов авиации Каддафи и снабжать ливийских повстанцев оружием. В британской прессе стали обсуждать возможность применения властями Ливии химического оружия против повстанцев, которое нужно предотвратить путем военного вмешательства. Вместе с тем, очевидно, что Британия не в состоянии самостоятельно осуществить военную акцию в стране, когда-то бывшую ее подмандатной территорией.

Сделать это могут только США, уже успевшие заявить, что Муаммар Каддафи «утратил легитимность». Америка уже отправила к берегам Ливии авианосец «Энтерпрайз», однако политическое решение о «гуманитарной интервенции» еще не принято. И дело даже не в том, что Совет Безопасности ООН едва ли санкционирует нечто подобное исходя из того, что известно о событиях в Ливии на текущий момент. В конце концов, США уже показали в 2003 году в Ираке, что способны применить силу без санкции ООН.

События в Ливии поставили американскую администрацию перед нелегким выбором. С одной стороны, велик соблазн проведения очередной «маленькой победоносной войны» с целью распространения демократии. «Оптимисты», настаивающие на «гуманитарной интервенции», полагают, что для этого в нынешней ситуации нужно не слишком много — «закрыть» воздушное пространство над Ливией, подавить авиацию Каддафи и организовать рейд спецназа на Триполи. Считается, что очередная «гуманитарная интервенция» дала бы Бараку Обаме больше шансов на победу на президентских выборах в США, до которых осталось полтора года. Использование военной силы в Ливии помогло снять с него обвинения в «пацифизме», привлечь симпатии части колеблющихся избирателей, считающих его сегодня «слишком левым».

Однако то, что могло бы помочь Обаме на президентских выборах, существенно ухудшило бы позиции Америки в арабском мире. Даже тактический успех военной операции подорвал бы легитимность новых властей Ливии в глазах населения страны. А ведь психология «революционных процессов» такова, что вскоре после выполнения их требований взбудораженные массы, как правило, хотят все новых и новых потрясений. Нечто подобное уже можно наблюдать сегодня в Тунисе — и никто не сможет поручиться, что Ливия станет исключением.

Военный успех «молниеносной» операции против Каддафи не очевиден, а втягивание США в затяжной конфликт чревато непредсказуемыми последствиями. В самом худшем варианте Америке придется выбирать между полной оккупацией или позорным бегством из страны, как это было в 1990-х годах во время провалившейся операции в Сомали.

Возможный провал операции — не единственный фактор риска. Не меньше сложностей может принести и ее возможный успех. Если с внутриполитической точки зрения свержение Каддафи выгодно американской администрации (особенно если учесть, что значительная часть не слишком сведущих в международных делах американских избирателей все-таки знает, кто это такой, по инерции 1980-х и 1990-х годов считая его одним из «плохих парней» вроде Саддама Хусейна), то каких-либо геополитических резонов для свержения ливийского режима у Америки нет.

В 2003-2004 годах Каддафи полностью нормализовал отношения с Америкой, в 2008 году приветствовал избрание Барака Обамы президентом США. Претензии Каддафи на идеологическое лидерство в Африке, арабском и исламском мире, а также на роль идейного вдохновителя революционных движений в странах Третьего мира серьезно беспокоили США в конце 1970-х — первой половине 1980-х годов, однако в последние годы носили скорее комический характер. Запад не видел в Каддафи врага, воспринимая его скорее как «забавного бедуина», эпатирующего публику своими экстравагантными манерами.

Еще один фактор, который не могут не учитывать в США — это опасность переноса революционных настроений на Саудовскую Аравию, Катар, Бахрейн, Оман. Перебои с поставками нефти из этого региона могут спровоцировать энергетический кризис, напоминающий о событиях 1973 года, когда страны ОПЕК ввели эмбарго на поставки энергоносителей в США и Западную Европу. Цены на нефть тогда выросли в четыре раза. Нестабильность в Саудовской Аравии и падение монархии в этой стране могут привести к тому же результату.

Падение правящего режима уже в Ливии усилит «эффект домино», распространяющийся по всему арабскому миру. Нужно ли это сейчас Соединенным Штатам, учитывая возможные экономические последствия?

С другой стороны, если Каддафи хотя бы временно удержится у власти, революционная волна на Арабском Востоке пойдет на спад. Если же между Каддафи и оппозиционерами в Бенгази начнутся переговоры с последующим разделом власти и созданием коалиционного правительства (такой сценарий опробован в Зимбабве и в Кении, на родине предков Обамы), это создаст благоприятный прецедент для урегулирования ситуации в других арабских государств. Речь идет прежде всего о Бахрейне и Омане, а также о Йемене, где нет нефти, но который также расположен на аравийском полуострове и граничит с Саудовской Аравией.

Что перевесит на чаше весов — краткосрочная внутриполитическая выгода от американской военной акции на территории Ливии (успех которой, повторим, вовсе не гарантирован) или риск нового глобального экономического кризиса, связанного с волнениями в нефтедобывающих странах Персидского Залива?

Между тем, вопреки всему тому, что сообщают о событиях в Ливии мировые СМИ, ситуацию в этой стране все еще возможно разрешить мирным путем, с помощью переговоров. И надо признать, что именно этот вариант является наилучшим из возможных.

 

Александр Рублев

 

Европа: прагматический взгляд на Ливию

 

ЕВРОПА: ПРАГМАТИЧНЫЙ ВЗГЛЯД НА ЛИВИЮЕвропейские (в основном, итальянские) специалисты по Ливии считают, что отсутствие в Ливии крупных городских конгломераций и разбросанность населения по малонаселенным городкам может ослабить волну революции. Власть Каддафи, по их мнению, держится на договорах с лидерами мощных племенных кланов и если ему удастся сохранить лояльность, хотя бы части племен, подавить восстание ему будет значительно легче. Прагматичные европейцы воевать не хотят и не могут. Ирака и Афганистана им более чем достаточно. Они хотят торговать и не хотят африканских нелегалов на улицах своих городов. Так что американцам с англичанами, скорее всего, придется воевать с полковником Каддафи без европейской поддержки, если они вообще на это решатся.

Ливия — это страна из восточной сказки. В течение десятилетия одна из беднейших Африканских стран, бывшая парием международного сообщества, превратилась в богатую страну, с которой кокетничают великие державы. Погружаясь в хаос революции, Ливия становится угрозой для Евросоюза, опасающегося наплыва нелегальных иммигрантов.

Название «Ливия» можно найти уже в староегипетских папирусах. Так называлась территория на запад от Нила, заселенная племенами воинственных кочевников. Позднее на этой территории появились греческие колонии, римские и арабские города. После победы над Оттоманской империей в 1912 году эти земли перешли к Италии и вначале назывались Итальянской Северной Африкой. 20 лет спустя, при Муссолини, любившем символику Римской империи, итальянцы окрестили эту колонию Ливией (так назывались во времена римского господства племена берберов, населявшие эти земли). После Второй Мировой Войны Италия отказалась от прав на Ливию и в 1947 году ООН признала независимость этого территориального образования. В качестве суверенного государства Ливия начала свое существование в 1951. году, став монархией, управляемой королем Идрисом I. Так возникло четвертое по территории (1,8 миллиона кв.километров) государство в Африке. 90% территории Ливии — это пустыни и большинство из 6,4 миллиона ливийцев живет на узкой прибрежной территории Средиземного моря.

Получив независимость, Ливия стала одним из самых бедных государств Африки. Однако вскоре оказалось, что в ливийских песках скрыты сокровища. В 1959 году были разведаны месторождения нефти — очень высокого качества и легко извлекаемой. Концессии на добычу получили Западные концерны, в основном, американские, которые весьма интенсивно использовали полученные таким образом права. В 60-е годы прошлого века годовая добыча нефти достигала 150 миллионов тонн (в два раза больше, чем в Ираке и несколько больше чем в Кувейте). Однако нефтедоллары доставались, в основном, американцам, в связи с чем король Идрис не пользовался популярностью в стране. 1 сентября 1969 года, воспользовавшись тем, что его Величество отбыли на отдых в Турцию, молодые офицеры Королевской Армии под руководством капитана Муамара Каддафи совершили государственный переворот. Ливия стала республикой и совершила резкий поворот в своей внешней и внутренней политике. Американские и британские военные базы были эвакуированы, а в 1973 году была национализирована нефтяная промышленность. Несмотря на формально республиканское политическое устройство страны, реальная власть перешла к Муамару Каддафи. Политические партии были запрещены вместе с профсоюзами, Ливия стала «джамахирией». Этот термин изобрел Каддафи в своей «Зеленой Книге», утверждая, что это — третий путь — между капитализмом и коммунизмом, власть, непосредственно принадлежащая народу.

Он пытался создать некий союз африканских государств, поддерживал по всему миру так называемые «движения освобождения» по всему миру. Стоит напомнить, что к числу поддерживаемых Каддафи движений освобождения были ИРА, ЕТА и немецкие левые террористы. Эта поддержка поглощала часть нефтедолларов, но и Ливии оставалось немало. Еще 25 лет тому назад Социалистическая Джамахирия была богаче Италии и Южной Кореи. Несмотря на то, что 75% продовольствия Ливия импортировала, цены его были доступны для всех, благодаря правительственным дотациям. Улицы ливийской столицы были заполнены западными автомобилями, которые закупало правительство, продавая затем госслужащим по символическим ценам. Тысячи ливийцев за государственный счет получали образование в странах бывшего социалистического лагеря, правительство выплачивало каждому ливийцу по 500 долларов «отпускных» и Мальта была заполнена ливийскими туристами (в то время существовало соглашение о безвизовом обмене между двумя странами). Денег в стране было много, а рабочих рук не хватало. Ливия стала Меккой для ищущих хорошо оплачиваемую работу специалистов-нефтяников, врачей из стран восточной Европы. Тысячи египтян, палестинцев, турок, поляков, немцев из ГДР работали на строительстве дорог и заводов в этой стране.

Каддафи любил впечатляющие инфраструктурные проекты. В глубине Сахары была построена ирригационная система из труб большого диаметра, производство которых было освоено в Ливии. Общая стоимость инвестиций составила 25 миллиардов долларов.

В 80-е годы обострились отношения Каддафи с Западом. В 1981 году в ответ на обстрел ливийской армией своих самолетов США ввели эмбарго на импорт ливийской нефти. После взрыва ливийцами дискотеки в Западном Берлине американские ВВС бомбардировали дворец Каддафи. В 1988 г. Ливийские агенты взорвали над шотландским городом Локерби самолет авиакомпании PanAm, с 270 пассажирами на борту, а через несколько месяцев — самолет UTA, летевший из Чада в Париж. Ливия стала парием международного сообщества. В ответ на отказ Каддафи выдать террористов ООН наложила на Ливию политические и экономические санкции. В начале 90-х цены на нефть упали и вместе с санкциями это привело к фактическому разорению страны.

Каддафи начал подавать Западу знаки к примирению. Он публично осудил террористическую атаку 11 сентября 2001 года, а после свержения американцами Саддама Хусейна провел секретные переговоры с США и Великобританией. В ходе этих переговоров Ливия согласилась отказаться от производства оружия массового поражения, началось уничтожение ливийских арсеналов боевых отравляющих веществ. Семьям погибших над Локерби пассажиров Каддафи выплатил 2,7 миллиарда долларов компенсации, 170 миллионов долларов получили от него семьи погибших пассажиров авиакомпании UTA. В ответ США отменили эмбарго на торговлю с Ливией. Триполи стал местом паломничества политиков и предпринимателей со всего мира, мировые же столицы, в свою очередь, с почетом принимали чудаковатого полковника Каддафи, размещая в удобном для него месте его знаменитый бедуинский шатер. В эпоху мирового энергетического кризиса Ливия, имеющая подтвержденные запасы нефти в количестве 44 миллиардов баррелей и неподтвержденные — в три раза больше, стала вновь крайне привлекательным партнером для промышленно развитых стран. Полковник явно ощутил потребность в модернизации страны — готовилась приватизация десятков крупнейших промышленных предприятий, возобновилась инвестиционная активность. Турция получила контракты на строительство общей суммой 15 миллиардов долларов, Россия — контракт на строительство железных дорог на 3 миллиарда, Франция приступила к модернизации аэропорта в Триполи и готовилась к строительству АЭС. Все эти замечательные экономические планы перечеркнуло «восстание 17 февраля», ставшее для большим сюрпризом Каддафи. Ведь еще в январе он с видом собственного превосходства давал совету Тунису, предлагая соседней стране брать пример с Ливии и ввести у себя «джамахирию». Однако все произошло ровно наоборот — пример Туниса, а затем и Египта, оказался заразительным для Ливии.

То, что происходит сегодня в Ливии, иначе как гражданской войной назвать нельзя. Соединенные Штаты и Великобритания рассматривают варианты вторжения с целью отстранения от власти полковника Каддафи. Снова, как и в случае вторжения в Ирак, между англосаксами и Европой возникает напряжение, связанное с различием в подходе к использованию вооруженных сил в целях «гуманитарной интервенции».

Вот как комментирует эту проблему директор Римского отделения European Council on Foreign Relations (Европейского Совета по Международной политике) Сильвиа Францескон (Silvia Francescon):

«Европа ставит на выживание Каддафи, поскольку не верит, что он не сможет защититься от восставших. Стабильность, которую должен обеспечить Каддафи на южных границах Европы, — это, по моему мнению, иллюзия, но страны Евросоюза явно в нее верят. Ливийская проблема всегда будет восприниматься через призму угрозы огромной волны иммиграции из Африки, которая может хлынуть из Триполи. В 2008 году правительства Берлускони и Каддафи подписали договор, обязывающий Триполи заблокировать пути нелегальной иммиграции, в первую очередь, из Черной Африки, для которой Ливия всегда была транзитной страной. Италия обещала Ливии 5 миллиардов долларов в виде инвестиций взамен за эту „услугу“. Каддафи держит слово: количество нелегалов после подписания договора уменьшилось на 80-90%.»

 

Европа ставит на выживание Каддафи

 

Действительно, Каддафи открыто угрожает, что если Италия и другие страны Евросоюза отвернутся от него, он разблокирует пути нелегальной иммиграции в Европу. Итальянский министр иностранных дел Франко Фраттини (Franco Frattini) уже заявил, что Европа не должна пытаться экспортировать Западную модель демократии в Ливию. Трудно рассматривать это заявление иначе как косвенную поддержку режима Каддафи. Премьер Италии Сильвио Берлускони на вопрос журналиста, что он предпринял в связи с событиями в Ливии, ответил, что пока не звонил Каддафи, поскольку не хотел ему мешать.

Европейские (в основном, итальянские) специалисты по Ливии считают, что отсутствие в Ливии крупных городских конгломераций и разбросанность населения по малонаселенным городкам может ослабить волну революции. Власть Каддафи, по их мнению, держится на договорах с лидерами мощных племенных кланов и если ему удастся сохранить лояльность, хотя бы части племен, подавить восстание ему будет значительно легче. Бенгази, где началось восстание, — это традиционный центр антиправительственных выступлений. В 90-е годы Каддафи топил в крови все возникавшие там восстания, что позволяет итальянским специалистам прогнозировать победу полковника и на этот раз. Ливия — первый по объему поставок партнер Италии в импорте нефти и четвертый — в импорте газа. Триполи недавно объявил о том, что собирается инвестировать в модернизацию нефтегазодобывающей промышленности 30 миллиардов долларов. Это лакомый кусок для европейских концернов, которые, естественно, заинтересованы в сохранении в Ливии status quo.

При этом армия Каддафи — это не египетская армия, существующая на средства американских налогоплательщиков. У него есть деньги, и он готов использовать не только кнут, но пряник. Каддафи задабривает ливийцев, отменяя все налоги и таможенные пошлины. Прагматичные европейцы воевать не хотят и не могут. Ирака и Афганистана им более чем достаточно. Они хотят торговать и не хотят африканских нелегалов на улицах своих городов. Так что американцам с англичанами, скорее всего, придется воевать с полковником Каддафи без европейской поддержки, если они вообще на это решатся.

 

Григорий Тинский

 

Две Ливии вместо одной

 

Проблема арабов заключается в том, что их геополитический дом, Арабский Мир, уже сейчас разделен на 19 перегородок между государствами, границы которых были искусственно проведены западными колонизаторами. И если «арабская революция» будет развиваться по американскому сценарию, то число этих перегородок вырастет еще примерно в полтора раза.

Нет сомнений в том, что арабы, создавшие одну из величайший цивилизаций в истории человечества, не менее умны, талантливы и предприимчивы, чем китайцы, индусы или русские. Однако если другие крупные нации сделали в ХХ века мощный рывок, то арабам этого сделать не удалось.

ХХ век стал для арабов веком гепополитического поражения, веком крушения надежд. Мечта об арабском единстве осталась несбыточной, светская идеология панарабского социализма, разработанная, кстати, христианином Мишелем Афляком, потерпела крушение.

Вожди движения БААС выдвинули проект панарабского социализма и бросили вызов Западу. Мощный выброс социальных энергий в 50-е и 60-е годы ХХ века вызвал к жизни попытки реализации панарабского геоополитического проекта. Запад ответил ставкой на «людей из прошлого» — феодальных правителей, племенных вождей и связанного с ними ультраконсервативного духовенства. В конечном счете ось Вашинтон-Эр-Рияд смогла остановить натиск революционеров из Каира, Дамаска и Багдада. Но попытки изменить положение были актуальны вплоть до середины семидесятых годов ХХ века, до тех пор, пока Анвар Садат неожиданно не решил начать игру «с другой стороны».

Решение Садата о переходе в американский лагерь было поддержано египетским правящим классом, уставших от войн с Израилем и попыток создания межгосударственных арабских объединений. С этого момента в арабском мире начался политический застой, длившийся больше тридцати лет и обусловленный не столько улучшением экономической ситуации, сколько экспортом протестных социальных энергий в удобном для США и Саудовской Аравии направлении.

«Ты недоволен? Возмущен? Езжай в Афганистан, езжай в Таджикистан, езжай в Чечню — только ничего не меняй у себя дома», внушали молодежи религиозные наставники, обслуживавшие интересы нефтяных феодалов. На протяжении тридцати лет эта схема работала безотказно: стабильность в арабском мире покупалась кровью в Афганистане, на Кавказе и в Средней Азии.

Но теперь система дала сбой, и сегодня коллективное бессознательное арабской улицы перестало быть управляемым. Арабы больше не хотят, чтобы их обманывали, они требуют справедливости у себя дома.

Однако проблема арабов заключается в том, что их геополитический дом, Арабский Мир, уже сейчас разделен на 19 перегородок между государствами, границы которых были искусственно проведены западными колонизаторами. И если «арабская революция» будет развиваться по американскому сценарию, то число этих перегородок вырастет еще примерно в полтора раза.

Последние новости из Ливии подтверждают обоснованность прогнозов, согласно которым наиболее вероятным исходом «революции 17 февраля» станет распад страны. Военных и финансовых ресурсов Каддафи достаточно для того, чтобы удерживать Триполи сколь угодно длительное время. С другой стороны, можно не сомневаться в том, что США и Великобритания ни при каких обстоятельствах не дадут ливийской армии восстановить контроль над всей территорией страны. Если такие попытки будут предприняты, информационное и политическое давление на Каддафи резко возрастет.

Пока США дают понять, что их намерение применить в Ливии силу носит лишь теоретический характер — Хилари Клинтон заявила, что этот вопрос лежит в компетенции ООН. Однако если Каддафи отдаст приказ начать наступление на Бенгази, обвинения в преступлениях против человечности вновь будут повторены мировыми СМИ.

Похоже, вопрос сейчас заключается лишь о том, где в Ливии пройдет демаркационная линия между враждующими сторонами и кому достанется нефтегазовая инфраструктура. Для того, чтобы демаркационная линия прошла там, где нужно, Белый Дом уже попросил Саудовскую Аравию оказать помощь антиправительственным силам в Бенгази.

Таким образом, арабское государство с наиболее деспотичным политическим режимом в очередной раз превращается в инструмент «распространения демократии» в арабском мире. Любопытно, что в европейских и американских СМИ слова «просаудовский» и «прозападаный» используются в качестве синонимов, хотя политический строй Саудовской Аравии нельзя назвать даже авторитарным — это тоталитаризм во всех возможных смыслах этого слова.

Авторитарный порядок предполагает ограничение политических свобод, но не посягает на личные права граждан, жизнь же подданных Саудовского Королевства жестко регламентирована правилами, базирующимися на учении ваххабизма. В Саудовскую Аравию, к примеру, запрещен ввоз любых товаров, по своей форме напоминающих крест, включая обычный галстук. В последние недели в населенных шиитами районах Саудовского Королевства идут аресты потенциальных лидеров оппозиции, власти объявили, что будут подавлять демонстрации любыми способами — но ни одного слова осуждения со стороны США, ЕС и мировых СМИ в адрес Эр-Рияда так и не раздалось. Похоже, принцип «не важно, есть ли в твоей стране демократия, если ты находишься на нужной стороне», все еще действует. И отменять его никто не собирается.

И вот теперь тоталитарное государство становится основным партнером США в деле «демократизации» Ливии. К чему приведет это сотрудничество? Не к созданию ли в захваченных повстанцами районах Ливии марионеточного эмирата с порядками, напоминающими саудовские?

Если интересам арабов отвечает интеграция арабского мира и справедливое распределение природной ренты между всеми арабами, то американская стратегия предполагает нечто прямо противоположное. Америка вполне довольна фактом существования искусственно нарезанных «витринных» нефтяных эмиратов и хочет, чтобы их было больше. Америка заинтересована в том, чтобы в ходе «арабской революции» (с плавным переходом в «иранскую контрреволюцию» — ибо революция уже произошла в Иране 32 года назад) подобные государственные образования возникли по всему побережью Персидского залива и Средиземного моря (на территории нынешних Ливии и Алжира).

Если это произойдет, Америка будет готова обеспечить их безопасность и гарантировать социальное благополучие арабскому «золотому миллиону». Все остальные территории арабского мира могут вариться в бульоне перманентного хаоса. Главное — чтобы они никогда не объединились под одним флагом и не предъявили своих прав на нефтяные районы.

 

Александр Рублев

http://win.ru/scool/index.phtml

Борьба мировых центров, 4. 7, 10.03.2011

 

И Ливия нам не нужна?

В этой стране Россия может потерять десятки миллиардов долларов

 

Сегодня очевидно, что раскрученный западными СМИ тезис о стихийном подъеме «обездоленных масс» не находит подтверждения ни в одной из охваченной волнениями стран. Более того, уже явственно просматривается одинаковая методика организации протестов и вполне достаточно доказательств, чтобы сделать вывод о том, что «стихийные волнения» в арабском мире - это очередной проект в апробированной более чем за 60 лет цепи «цветных революций». Правда, на сей раз проект – глобальный, в который в разной степени будут втянуты без исключения все страны. Но на данном этапе главная цель – Ливия.

И ставки в «ливийской игре» очень высоки, поскольку страна — один из крупнейших поставщиков газа в Европу и занимает шестое место в мире по добыче нефти. «Ливия - это лакомый кусок для США, она на девятом месте в десятке нефтедобывающих стран, у нее небольшое население - 6,5 миллионов человек. И взять под контроль эту территорию для американцев - это очень заманчиво», - сказал в интервью РИА Новости член комитета Госдумы по международным делам Семен Багдасаров.

Бизнес-интересы США были в основе почти всех великих потрясений минувшего и нынешнего веков. Развитие событий в Ливии идет по югославскому сценарию, и возникает вопрос: что может сдержать сейчас США? Да если еще и НАТО к операции подключится? Станет ли от этого мир безопасней? И будет ли в выигрыше Европа? Вряд ли. Как обычно, после всех совместных вооруженных акций в составе коалиции (альянса) только Америка «растолстеет». Европа сегодня в очередной раз похожа на барана, покорно бредущего на убой…

Странное американско-европейское единодушие не может не удивлять. Но еще больше удивляет Россия, а в первую очередь – российские средства массовой информации, ретранслирующие ту полуправду, которая так назойливо тиражируется западными СМИ: о «кровавом Каддафи», «массовых расстрелах» так называемых оппозиционеров и т. п. ничем не подтвержденных фактах «злодеяний антинародного режима». И никто из западников и их российских коллег не пишет и не говорит о том, что «тиран» и «психопат» Каддафи создал социально ориентированное государство, в котором был достаток и не было бедности. Возможно, потому, что это выпадает из заданного западными СМИ тона относительно «кровожадности» Каддафи. Именно потому, наверное, никто не слышит ни министра иностранных дел Венесуэлы Н. Мадуро, который говорит, в частности, о том, что США имеют прямое отношение к формированию антиправительственного движения в Ливии. Ни – президента Йемена Салеха, утверждающего, что целью всех волнений в Ливии является дестабилизация этой страны и всего арабского мира, что «пункт управления» находится в Тель-Авиве, а «центр в Белом доме», ни лидеров других государств, высказывающих подобные суждения.

На чью же, спрашивается, мельницу льют воду западные СМИ – очевидно, а российские? Почему они так активно участвуют в развязанной Западом информационной войне против Ливии? Чей «заказ», простите, выполняют?

А западные СМИ при этом пытаются повернуть «стрелки» в сторону России. Одной из первых ласточек стало здесь немецкое издание Die Welt, постоянный автор которого Эдуард Штайнер пишет: «В политическом плане Москва, несомненно, смотрит на революции против арабских диктаторов с большим скептицизмом. Однако в финансовом плане Россия уже сегодня выигрывает от беспорядков в Северной Африке. Будучи крупнейшим производителем нефти, она впрямую ощущает рост цен на сырье». Далее Штайнер подчеркивает: глава правительства Владимир Путин сказал, что арабские революции могут укрепить исламистские силы на Северном Кавказе, но одновременно не упустил возможности указать в Брюсселе, что на фоне ситуации в Ливии скепсис европейцев относительно надежности России как поставщика энергоресурсов необоснован. Иными словами, «революционный» хаос на Ближнем Востоке выгоден, мол, России. Зачем же тогда Запад столь яростно желает свергнуть Каддафи, который, заметим, прекратил разработку ядерного оружия и отказался от взрывов американских самолетов?

В интервью радиостанции «Эхо Москвы» глава МИД РФ Сергей Лавров так объяснил позицию России в отношении происходящего в Северной Африке и на Ближнем Востоке: «Чем нестабильнее будет в странах Ближнего Востока - тем больше угроз того, что люди с неблаговидными целями доставят нам хлопоты. МИД РФ проявляет заинтересованность в том, чтобы регион Ближнего Востока был стабильным. Мы напрямую задумываемся, как это влияет на Центральную Азию, Закавказье и Северный Кавказ». Думу думает руководство страны – это понятно, но конкретно-то что это самое руководство делает? Лавров ведь не случайно подчеркнул, что «конкуренция между крупными государствами будет всегда, и это здоровый процесс, которого не нужно опасаться». Какую конкуренцию он имел в виду, министр не пояснил, но речь, видимо, надо вести, в первую очередь, о том, что если произойдет смена власти, то Россию вполне могут вытеснить из Ливии, где у нее есть немалые экономические интересы.

В конце января 2010 г. Россия и Ливия подписали контракт на поставку вооружения, в том числе стрелкового, на 1,8 млрд. долларов. Сегодня ясно, что этот контракт не может быть реализован.

Впрочем, среди вероятных российских потерь потери «оборонки» не самые главные. Ливия, напомним, является членом ОПЕК и крупнейшим поставщиком нефти и газа. На территории страны работают такие мировые гиганты, как британская BP, американская Exxon, итальянская Eni и другие. Первой российской компанией, вышедшей на ливийский нефтяной рынок, стала «Татнефть». В 2005 г. она на тендерной основе получила право на разработку нефтяного блока в районе Гадамес. Годом позже «Татнефть» выиграла права на еще три нефтяных блока в бассейнах Гадамес и Сирт. Деятельность компании регулируется соглашением о разведке и разделе продукции, заключенным на 30 лет.

Вслед за «Татнефтью» осваивать ливийские недра принялся «Газпром», для чего создал специализированную компанию «Газпром Ливия» в Триполи. В 2007 г. концерн подписал меморандум о сотрудничестве с Национальной нефтяной корпорацией Ливии. Практически в то же время «Газпром» становится владельцем 49% в ливийских нефтяных концессиях С96 и С97, принадлежащих компании Wintershall AG. Соглашения по этим концессиям рассчитаны до 2026 г. Тем временем еще одна «дочка» «Газпрома» - «Газпром нефть» должна была стать полноправным участником консорциума по добыче нефти на севере Ливии. 50% пакета акций, принадлежащего итальянской Eni, должно перейти под контроль российской компании за 178 млн. долларов. Соответствующее соглашение подписано недавно, но что будет дальше со всеми нефтегазовыми контрактами – сказать трудно. Как и с контрактом на строительство железной дороги, к слову, первой в стране, между городами Сирт и Бенгази протяженностью 550 км. Контракт на 2,2 млрд. евро был подписан еще в 2008 г. и полностью оплачивается ливийской стороной, чьи фирмы будут выполнять определенную часть работ на субподрядах.

Свои представительства в Ливии имеют ОАО «ВО «Технопромэкспорт», ОАО «Татнефтегеофизика» (ТНГФ), ЗАО «Монолитспецстрой», ОАО «Стройтрансгаз», ОАО «Лукойл Оверсиз Холдинг Лтд». Одна из ведущих инжиниринговых компаний России в области строительства энергетических объектов «Технопромэкспорт» (входит в ГК «Ростехнологии») в качестве генподрядчика реализует в Ливии проект, оцениваемый СМИ в 600 млн. долларов. На сайте компании говорится, что благодаря ее усилиям в Ливии уже построены 615 км линий электропередачи напряжением 220 киловатт.

В 2008 г. «Технопромэкспорт» и фонд «Ливийско-африканский инвестиционный портфолио» подписали соглашение об учреждении совместной компании Laptechno-Power. Она будет выступать в качестве генерального подрядчика по строительству электроэнергетических объектов «под ключ» в Ливии, Уганде, Гане, Алжире, Египте, Йемене и Намибии. Финансированием строительства займется Фонд «Ливийско-африканский инвестиционный портфолио», под управлением которого находятся более 6,7 млрд. долларов для осуществления инвестпроектов в африканских странах.

Мнение экспертов относительно возможных потерь российских компаний в результате столкновений сторонников и противников Муамара Каддафи и возможного падения правящего режима расходятся. Одни приводят конкретные цифры в миллионах долларов, другие намекают о потенциально упущенных миллиардах.

При этом отраслевые аналитики практически уверены: первым пострадает «Газпром». До кризиса концерн всеми силами пытался выйти на газовые рынки Северной Африки, вел, в частности, активные переговоры с Алжиром. Однако дальше меморандумов о намерениях дело не пошло. «Газпром» переключился на Ливию, где уже работала итальянская компания Eni, один из ключевых европейских партнеров «Газпрома». Вместе с «Южным потоком» за счет участия в проектах в Северной Африке «Газпром» мог бы рассчитывать на укрепление своих позиций на европейском газовом рынке. По мнению ведущего эксперта «Инжиниринговой компании «2К» Сергея Воскресенского, если после окончания беспорядков «Газпром» не сможет вернуться в Ливию, это будет «существенной стратегической потерей для газового концерна». Однако аналитик «Инвесткафе» Анастасия Соснова, считает, что возможные потери «Газпрома», связанные с геологоразведкой ливийских месторождений, скорее всего, будут «скромными». При этом она замечает, что «Газпром» приобрел у Eni долю в консорциуме на разработку действующего месторождения Elephant «с ожидаемой годовой добычей в 6 млн. тонн нефти», потери по которому могут оказаться куда весомее». Другое дело, что еще неизвестно, была ли бы одобрена эта сделка ливийской стороной или нет, отмечает Соснова. Убытки «Татнефти», которая разрабатывает месторождения Ливии в соответствии с программой разведочного бурения, будут невелики. «Сейчас эти месторождения дают около 415 баррелей в сутки, в пересчете на сегодняшние цены на нефть это около 15 млн. долларов», – говорит Соснова. С РЖД все сложнее. Стоимость контракта РЖД в Ливии – около 2 млрд. евро, значит, убытки могут составить сотни миллионов евро, полагает аналитик. Но сумма эта довольно условная.

«На сегодняшний момент возможна только теоретическая потеря контрактов в связи с серьезной нестабильностью, сложившейся в Ливии, и неясными перспективами происходящего», – поясняет гендиректор компании «ФинЭкспертиза» Агван Микаелян. Эксперт обращает внимание на то, что у России в Ливии есть как действующие контракты, так и перспективные. «Общий объем действующих, но нереализованных контрактов составляет примерно от 3 до 5 млрд. долларов. С одной стороны, эта сумма весьма немаленькая, но, с другой стороны, надо понимать, что прямых потерь Россия не несет. Это, скорее, потеря перспективы. Множество ныне действующих контрактов находится в начальной фазе реализации». В любом случае, считает Микаелян, ставить крест на Ливии преждевременно.

С утверждением насчет преждевременности окончательных выводов, в принципе, можно было бы и согласиться, если бы не ряд тревожных вопросов.

Почему Россия не заявляет громко о своих экономических интересах в странах Магриба и Ближнего Востока? Почему, в отличие от Америки, не отстаивает эти интересы всеми доступными средствами? Почему фактически молча соглашается с возможными многомиллиардными потерями?

Мы уже так богаты, что Африка, на рынки которой столь трудно пробивались отечественные компании, России уже не нужна? Что же вы делаете, господа?

 

Валерий Панов

Столетие, 10.03.2011

 

Ливия: сначала много-много вранья, затем бомбы

Вторжение США в Ливию может начаться уже через несколько часов.

«Такое предпринимают перед нападением на страну, как в Ираке, как в Югославии»

Пока политики делают свои дежурные  заявления по Ливии, под ковром происходят гораздо более знаковые и  важные вещи. Посмотрите, скажем, на такую компанию как британская ВР. Её руководство только что  объявило, что полностью прекратило закупки нефти у Ливии, сославшись на некие  «международные санкции». Но в санкциях ООН об этом нет ни слова! Таким образом, компания сама, по своей инициативе, добровольно  идет на значительные убытки. Почему? Есть ответ на этот вопрос?

Обратите внимание и на такие факты: ещё 11 августа прошлого года   BP  -  это за ПОЛГОДА (!) до начала событий в Ливии, и вообще до начала каких либо  бунтов в арабском мире, вдруг объявила об отсрочке своих планов проведения нефтеразведки у берегов Ливии. Откуда такая предусмотрительность? Откуда информация? Такие решения не принимаются без самых серьезных оснований. Также ВР практически первая из крупных компаний, ещё 20/21 февраля 2011 года объявила об эвакуации своего персонала из Ливии. Причем сделала это в срочном порядке - за 48 часов, и это в то время, когда в Ливии было ещё относительно спокойно. А эвакуация персонала – это огромнейшие убытки и недополученные прибыли. Скажем, в Ираке, нефтяные компании работали и в гораздо более напряженной обстановке, хотя там постоянно  взрывали нефтепроводы, там похищали и убивали их сотрудников, чего никогда не было в Ливии. Но никто из Ирака не ушел! А из Ливии – ушли. Почему? Объяснение одно – они точно знают, что готовится военное вмешательство США и Британии, а в этой ситуации их сотрудники могут стать и заложниками, верно? Следите за ВР, следите за крупным бизнесом,  и вы поймете, что на самом деле собираются делать Штаты и Британия в Ливии. А заявления политиков могут быть как информацией, так и дезинформацией, частью игры. К заявлениям госпожи Клинтон это относится в полной мере.

Также я бы обратил внимание на тот факт, что США и Великобритания закрыли свои посольства в Триполи. Это тревожный знак: поскольку их посольствам ничто не угрожало. Такое обычно предпринимают перед нападением на страну, как в Ираке, как в Югославии.

 

«Колониализм возвращается»

 

 

Силы США и Британии пытаются закрепиться  в Ливии уже не в первый раз. Первая – и удачная – попытка войти в Ливию  была предпринята ими сразу после Второй мировой войны. История это первого пришествия американцев в пески средней Сахары очень многое объясняет в том, что происходит там сегодня. Без этих подробностей нынешние события совершенно невозможно понять. Лучше всего рассказать об этом получилось бы у учёных-арабистов, которые в курсе всех тамошних раскладов … но они заняли весьма странную позицию: в основном просто молчат. Или их не спрашивают. Насколько я  понимаю, руководство ряда научных институтов, занимающихся у нас Востоком (скажем. господин Сатановский - хороший пример, и этически верный)  заняло ярую позицию против Каддафи, на стороне англо-американских сил. Видимо, их ученые-арабисты в этой ситуации не рискуют высказываться против руководства.

Каддафи, правящий Ливией, остаётся у власти, дольше всех заметных африканских и арабских лидеров. Устранение от власти короля Идриса, которого Каддафи сверг с трона 1 сентября 1969 года отозвалось ему боком сегодня, спустя 41 год. Бывший министр юстиции Ливии аль-Джелейль (уроженец ныне бунтующего востока страны, Киренаики), при  поддержке США и Британии  пытается создать на востоке альтернативное правительство. Этот министр тесно связан с мусульманским ОРДЕНОМ СЕНУСИТОВ.  Об этом у нас почти не пишут а это весьма важное обстоятельство.  Это такой мусульманский орден, очень известный в арабском мире, никак не менее (а возможно и более) влиятельный чем всем известная аль-Каеда. А основал его (внимание) не кто иной как дед свернутого короля Ливии Идриса -  бен Али ас-Сенуси. Восток – дело тонкое, и кто кого подвинул от власти  полвека назад -  помнят так, словно это было вчера. Поэтому нынешние трёхцветные королевские флаги над Бенгази – флаги оппозиции - лишь отражение этой старой схватки между  каддафистами и сенуситами, которые в Киренаике, на востоке Ливии, гнездились всегда, и десятилетиями ждали нужного момента для  своего исторического реванша.

После второй мировой войны США, Британия и Франция всерьез рассматривали вопрос о разделе Ливии: Англия претендовала на Киренаику, Франция на провинцию Феццан. Позже туда вошли и США, которые закрепились в Триполитании. Фактически страна была ими расчленена. США открыла военную базу  Уилус-Филд близ Триполи, Англия - базу в Тобруке и Эль-Адеме, а Франция - базу в Феццане. А теперь посмотрите, кто сейчас выступает за вторжение в Ливию: США, Франция, Британия … Все те же ребята, и с теми же целями.

Забавно и то, что сегодня, спустя 64 года после прихода к власти предшественника Каддафи, короля Идриса, британцы с американцами входят в Ливию ровно через ту же щель, через которую они успешно вошли туда в 1947 году – через ту же Киренаику, снова поддержав видного представителя ордена сенуситов. Правда, если раньше это просто и бесхитростно называлось «имперской политикой», то теперь всё происходит под знаменами торжества  демократии. Но суть та же.

 

«Сенуситы против Каддафи»

 

Однако, общего фронта «Сенуситы против Каддафи» не существует. Муамар десятилетиями успешно интегрировал их в свою систему власти. Также в Ливии очень мало практикующих общин этого течения, хотя до трети ливийцев считаю себя наследниками сенуситов. Но многие представители ливийской элиты своими родовыми корнями выходят из этого ордена, и хорошо помнят это, помнят заслуги сенуситов в борьбе с колонизаторами. Обратите внимание, что Каддафи постоянно говорит о происках аль-Каеды, но не покушается на орден мусульманских монахов. Он ищет с ними точки соприкосновения, согласие, а не конфликт. Сенуситы – мощное общеарабское движение, родом из Саудовской Аравии. Но именно в Ливии представители этого ордена сыграли решающую роль в освобождении страны от колонизаторов – в то время это были итальянцы. Так совпало, что Италия в годы борьбы ливийцев за независимость воевала на стороне гитлеровской Германии во Второй мировой войне, и сенуситы оказались тогда естественными союзниками для американцев и британцев – англосаксы поддержали будущего короля Идриса. Он был поставлен на трон в 1947 году британцами, и верно служил интересам англосаксонского мира: «Бритиш Петролеум» качала нефть, а США открыли там военную базу. То есть не «Сенуситы против Каддафи», а США и Британия пытаются разыграть эту карту против ливийского лидера. Они хотят вернуться в Ливию снова, очень хотят.

 

«Каньон Эльдорадо - 2» ?

 

Хотя в НАТО нет единодушия по поводу военной операции в Ливии, похоже.  что военная стадия конфликта неизбежна. В 1986 году, в ходе подготовки операции «Каньон Эльдорадо» - авиналёта на Ливию с целью уничтожения Каддафи - – также обнаружилось несогласие в НАТО: ни один из членов организации не предоставил тогда для удара по Ливии свое воздушное пространство. И что же? Тогда американцы и англичане ударили по Ливии  самостоятельно. Вторжение в Ливию давно запланировано. Сейчас мы на этапе технической отработки общественного мнения, затем настанет военная фаза.

 

 

Кстати, объяснить срочную эвакуацию российского персонала из Ливии, не вызванную на тот момент никакой военной необходимостью можно только одним: нашим дали знать, или намекнули, что военное вмешательство в Ливии будет неизбежно, даже если Каддафи будет занят только тем, что пускать голубей мира в сторону Запада. Вторжение США и Великобритании в Ливию очевидным образом запланировано, и только чудо или внушительные успехи правительственных сил могут его предотвратить. Обратите внимание, что людей (например, представительство Газпрома) вывели даже из Триполи, где спокойно до сих пор.

Поскольку громких зверств от Каддафи не предвидится (недаром он сам позвал в страну инспекторов ООН) - то самое время ждать провокацию со стороны США и Великобритании.  Вспомним, с чего началась война во Вьетнаме.  Это может быть и нападение на американский корабль, и громкий  теракт за пределами Ливии с участием ливийцев, и гибель иностранцев, нападение на журналистов,  и все что угодно, что может оправдать военное вмешательство США.

Разбираться, что Каддафи был не при чем, позже придётся  уже историкам. Но дело будет сделано. Возможно, до войны нам осталось несколько часов. Что давно американцы никого не бомбили, вы не находите?

 

Русский обозреватель, 12.03.2011

 

СБ ООН и Ливия: приговор международному праву

 

Совет Безопасности ООН принял очередную резолюцию по Ливии. Резолюция № 1973 ввела новые санкции против Ливии и усилила старые, введённые Резолюцией № 1970 от 26 февраля. Нарушения международного права в новой резолюции столь масштабны, что её можно квалифицировать как приговор международному праву. Во-первых, новая резолюция установила «обязанность прекращения огня» (1).  Однако при этом не было указано, кто должен прекратить огонь. Обычно такое требование обращается «ко всем сторонам» конфликта. Однако в резолюции 1973 такого уточнения нет. В такой ситуации это означает обращение лишь к властям страны! Как расценить требование к правительству прекратить огонь в ситуации вооружённого мятежа? Имеет ли право СБ ООН столь явно выступить на стороне мятежников, орудующих в одном из государств-членов?

Особо опасным пунктом резолюции является предоставление права предпринять «все необходимые меры» для защиты гражданского населения. Кому предоставлено такое право? Может быть, миротворческой миссии ООН? Или иной международной миссии, скажем, Верховному комиссару ООН по делам беженцев? Ничуть! Это право предоставлено «любым желающим государствам-членам»! Правда, в резолюции оговаривается запрет на «военную оккупацию» территории Ливии, но такая формулировка не исключает применение вооружённой силы, включая бомбардировки с воздуха! Значит, резолюция 1973 формально «уполномочила» любое государство-член ООН использовать и это средство, если оно будет сочтено необходимым!

Параграф 6 Резолюции 1973 устанавливает запрет на воздушные полёты над территорией Ливии. А параграф 7 разрешает всем государствам «принимать все необходимые меры» для обеспечения этого запрета. То есть СБ ООН разрешает всем сбивать ливийские самолёты над собственной территорией Ливии. Не менее диким выглядит и параграф 17, который запрещает государствам-членам ООН разрешать ливийским самолётам приземляться на своей территории! И как это требование согласуется с целым рядом международных договоров в области международной авиации? Теперь государства в нарушение этих договоров будут обязаны отказать в посадке самолёту из Ливии независимо, например, от того, есть ли у него достаточно топлива улететь обратно или нет! То есть опять-таки речь идёт об уничтожении самолёта! Такие вот хитрые формулировочки у нашего Совета Безопасности ООН.

Обе резолюции СБ ООН поразительным образом не учитывают права населения, лояльного правительству страны. Сама лексика резолюции показывает, что СБ ООН вообще не считает эту часть населения «народом» Ливии. Так, например, параграф 2 резолюции 1973 утверждает, что власти страны должны «удовлетворить законные требования народа». О праве населения страны на безопасность и защиту от вооружённого мятежа СБ ООН почему-то даже не вспомнил. Итак, в главном органе ООН, несущем основную ответственность за поддержание мира и безопасности (статья 24 Устава ООН), не нашлось ни одного члена, который бы защитил права этой – и большей! – части населения Ливии!

Нельзя не обратить внимание на то, что Резолюция №1973 принята в противоречии с имеющимися фактами. Так, в преамбуле резолюции указано, что наблюдается «эскалация насилия», «пытки» и «массовые казни». Однако никаких фактов, подтверждающих это, не приводится. Напротив, чем дальше, тем более очевидна постановочность транслируемого по СМИ видеоряда.

На этот раз резолюция по Ливии была принята не так легко, как предыдущая. На этот раз пять стран воздержались. Это Бразилия, Китай, Германия, Индия и Российская Федерация. При этом воздержание Германии выглядит более благочестивым, нежели аналогичное действие со стороны Постоянных членов Совбеза, так как их принципиальная позиция могла бы не допустить принятия этой варварской резолюции. Российский представитель В.Чуркин заявил, что подготовка этой резолюции велась в противоречии со сложившейся ранее практикой, хотя и не уточнил деталей. (2)

Впрочем, и предыдущая Резолюция № 1970, принятая 26 февраля, также прямо нарушала все мыслимые нормы и принципы международного права. У нас почему-то принято считать, что если Совбез ООН принял какую-либо резолюцию, она должна безукоснительно исполняться. Ничего подобного! Исполнению подлежат только такие резолюции, которые приняты в рамках полномочий Совета согласно Уставу ООН. Так, в Уставе ООН не закреплено права СБ ООН передавать дела в Международный уголовный суд (МУС), что, однако, было сделано в отношении Ливии. Некоторые могут указать, что такое право предоставлено в другом международном договоре – Статуте самого Международного уголовного суда. Однако этот аргумент не имеет значения для государств, не являющихся участниками этого договора. На самом деле ситуация выглядит даже хуже, чем нарушение, - она просто абсурдна! Получается, что государства (США, Россия, Китай), не являющиеся участниками международного договора (Статута МУС), передали ситуацию в Международный суд в отношении государства, не являющегося участником этого же договора (Ливия)! Это полное разрушение международного права. И кто теперь будет его соблюдать, не говоря уже, уважать?!

Ещё одним важным вопросом международного права, разрушенного резолюциями по Ливии, является утверждение обеих резолюций СБ о том, что Ливия «должна соблюдать нормы международного гуманитарного права». Такое утверждение означает, что Совет Безопасности априори рассматривает ситуацию в Ливии как «вооружённый конфликт». Однако есть ли к этому основания? Их представлено не было. Объективный анализ имеющихся в нашем распоряжении фактов даёт основания говорить о том, что происходящее в Ливии – это вооружённый мятеж, то есть уголовное преступление, которое должно быть пресечено властями страны. Столь лихая квалификация ситуации со стороны Совбеза в качестве «вооружённого конфликта», впрочем, понятна, ибо только она даёт основания для «правового» иностранного вмешательства в ситуацию. Особое сожаление вызывает в данной связи позиция России, проголосовавшей за резолюцию 1970,– ведь это может иметь прямые правовые последствия в отношении уже российских «ситуаций» на Северном Кавказе. Представители РФ фактически признали, что государство не имеет права на проведение контртеррористических операций в рамках своего национального законодательства, а должно «исполнять нормы международного гуманитарного права» в рамках «вооружённого конфликта». Это серьёзная ошибка! Теперь надо думать, как её исправлять. Скорее всего, «воздержание» России по резолюции 1973 в определённой мере является попыткой такого исправления. Однако этого явно не достаточно.

Итак, Резолюции СБ ООН №1970 и №1973 приняты с грубейшими нарушениями международного права. Это даёт правовые основания всем государствам, действительно готовым защитить мирное население Ливии, для отказа выполнять противоправные требования данных документов.

 

(1) См. Резолюцию СБ ООН № 1973 от 17 марта 2011 года, // Документ ООН: SC/10200.

(2) См. документ ООН: S/PV.6498.

 

Александр МЕЗЯЕВ

fondsk.ru, 18.023.2011

 

Ливия: постановочные кадры «революции»

 

Если в репортажах из Египта было видно, что протестующих действительно много, то из Ливии многолюдный митинг не показывал ни один телеканал. В репортажах говорится о тысячах убитых, но нигде нет фото или видео убитых горем родственников или похорон, которые, как известно, на Востоке всегда многолюдны. Нам рассказывают о создании временного правительства в Бенгази и поддержке его народом, однако нет ни списка состава этого правительства, ни хотя бы заявлений для прессы.

Северное побережье Африки или, по-другому, южное побережье Средиземноморья долгое время было местом недорогого отдыха для среднего класса европейцев и россиян. Однако события первых месяцев начавшегося года превратили его в поле ожесточённых битв. Волнения в Египте, Сирии и Марокко хоть как-то можно объяснить обнищанием народа и грозящим голодом, (например ВВП на душу населения Египта всего 2700 долл.). Была попытка некоторых СМИ даже «пристегнуть» возникшие протесты к действиям... России, ограничившей продажу зерна на мировой рынок из-за засухи.

Беспорядки в Тунисе и Ливии уже не объяснишь бедственным положением народа. В Ливии уровень ВВП на душу населения составляет 14192 долл., что чуть меньше уровня стран Польши и Прибалтики, но больше, чем в Черногории и Турции. Зарплата медсестры в Ливии составляла около 1000 долл. в месяц — об этом могут только мечтать в Восточной Европе!

СМИ объясняют протесты жаждой демократических перемен и предлагают поверить в это, но имеется много фактов, которые или опровергают или, как минимум, заставляют усомниться в достоверности происходящего.

Телеканал «Аль-Джазира» 21 февраля передал сообщение о том, что ливийские ВВС нанесли удар по оппозиционным демонстрантам в Бенгази. Всем хорошо знакомы кадры разбомблённых иракских городов. Но в последующих немногочисленных телесюжетах из Бенгази нигде не удалось увидеть хоть что-то похожее на разрушенные строения, также как нет ни одной подобной фотографии ни в СМИ, ни в интернете.

Если в репортажах из Египта было видно, что протестующих действительно много, то из Ливии многолюдный митинг не показывал ни один телеканал. А на фото, повторюсь, немногочисленных, видно, что число протестующих не превышает несколько десятков.

В репортажах говорится о тысячах убитых, но нигде нет фото или видео убитых горем родственников или похорон, которые, как известно, на Востоке всегда многолюдны.

Нам рассказывают о создании временного правительства в Бенгази и поддержке его народом, однако нет ни списка состава этого правительства, ни его заседаний или хотя бы заявлений для прессы, ни ликующего населения, освободившегося от гнёта Каддафи.

Телеканал ВВС показывает кадры какого-то отдалённого района Ливии, на которых слышна редкая перестрелка и сообщается об «усилении сопротивления режиму диктатора».

Скорее всего, верны сведения из сообщения филлипинского издания о 400 убитых. С этим же сообщением перекликаются и официальные данные ливийского министерства внутренних дел, сообщившего о 300 убитых (189 гражданских и 111 солдат). Цифра в 111 солдат вообще кажется странной на фоне сообщений о мирных и безоружных демонстрантах.

Сын Муамара Каддафи Сейф аль-Ислам в интервью турецкому каналу Си-эн-эн-Тюрк обвинил катарский телеканал «Аль-Джазира» в искажении информации о событиях в Ливии. Спрашивается, зачем это нужно катарскому телевидению? Может быть, потому, что штаб-квартира телекомпании находится в Катаре, который, в военном отношении, является сателлитом США, а сотрудники телекомпании ранее работали на ВВС?

Ну, а то, что вездесущая и мифическая террористическая сеть «Аль-Каида» распространила заявление, кстати, все той же телекомпанией «Аль-Джазира», в котором выразила свою полную поддержку ливийской оппозиции, вообще, никого не удивляет, когда это она делала что-то, что не было выгодно Америке?! Недавно она уже провозгласила исламский эмират на территории города Дерна на востоке Ливии — хотя местные жители об этом не слышали, а поэтому опровергают все утверждения о появлении «эмирата».

Не менее интересные факты появились в таиландском издании Land Destroyer, где говорится, что лидер ливийской оппозиции Ибрагим Сахад, находящийся в настоящее время в Вашингтоне, оттуда руководит протестами и в Ливии и за её пределами. В своём интервью австралийскому телеканалу ABC он повторяет знакомые и заученные мантры всех оппозиционеров, получающих методички из одного и того же источника: «призвать», «осудить», «заморозить», «судить», и т.д.

Обратите внимание на плакаты с надписью «EnoughGaddafi.com» («Довольно-Каддафи.ком» — прим. perevodika.ru). Твиттер-аккаунт веб-мастера сайта EnoughGaddafi.com указан на сайте Госдепартамента Movements.org как пользователь, которого следует «зафолловить».

Для справки:

Ибрагим Сахад и его Национальный фронт спасения Ливии в 2005 г. в Лондоне сформировал Национальную конференцию ливийской оппозиции (НКЛО), коей и руководит по настоящее время.

Примечательно, что ливийский «День гнева» был назначен на 17 февраля, аккурат в тот момент, когда пал Мубарак и ничто не могло отвлечь внимание СМИ от «народной» революции и свержения Каддафи, да и журналисты не успели разъехаться из региона. А чтобы привлечь больше внимания, время от времени выдаются слухи, один увлекательней другого: «Каддафи покинул страну...», «Каддафи лично отдал приказ взорвать самолет американской авиакомпании PanAm в декабре 1988 года», «Ливийский диктатор покончит жизнь самоубийством, как Гитлер», «Войска Каддафи готовы применить химическое оружие против оппозиции». Продолжаются и пиар-шоу ливийской оппозиции, чего стоит захват посольства Ливии во Франции с угрозой коллективного самоубийства!

И вот уже весь мир вводит санкции против вчера «рукопожатного» (а вовсе не «изгоя») Муамара Каддафи, а США и Великобритания открыто готовятся к военной операции против суверенной страны. Разумеется, всё для того, чтоб спасти мировую экономику. А её, действительно, пора спасать, т.к. за баррель нефти марки Brent вчера давали около 112 долларов, и это может свести на нет все те положительные сдвиги, которые произошли в последнее время. Ливия занимает восьмое место по объёму добычи нефти среди членов ОПЕК и до беспорядков в стране ежедневно добывалось более полутора миллионов баррелей в день — это почти 2% мирового производства. Сейчас на большинстве месторождений работы приостановлены и биржевые котировки неуклонно ползут вверх.

Недаром юрисконсульт ливийской миссии при ООН Абдельразиг эль-Муртадии Сулейман Гуидер в разговоре с журналистами заявил: «...мы знаем, что западные страны очень переживают за нефть, но нет никаких причин считать, что для сохранения нефтяных месторождений нужен режим полковника Каддафи». Кроме того, Ливия — это не только нефть, но и газ, на котором плотно «сидят» Италия и Испания. Если учесть, что покупателями ливийских энергоносителей еще являются Китай и Индия, также активно инвестировавшие в ливийскую экономику, то становится понятно, что падение Каддафи ослабит все крупнейшие мировые центры — Европу, Индию, Китай. Проиграет и Россия, которая рискует лишиться одного из крупны рынков сбыта для продукции отечественного ВПК.

Зато у США появляется новый рычаг давления на Италию и Францию — государства, внешней политикой которых, как свидетельствуют материал Wikileaks, Госдеп США был особенно недоволен в последнее время.

Трудно сейчас предсказать, что принесет народу Ливии начавшаяся «революция». Очевидно, что наилучшим решением в сложившейся ситуации были бы переговоры между Каддафи и его противниками, однако США и их ближайшие военные союзники (прежде всего, Великобритания) обсуждают сейчас совсем другие «решения», рассматривая сценарий интервенции. Если это произойдет, нет оснований сомневаться — Ливию ждет судьбу Ирака, а Евросоюз будет еще сильнее, чем прежде, зависеть от американского военного «зонта» над своей южной границей.

 

Татьяна Таллерова

 

 

 

 

 

 

Фонд Стратегической Культуры

 

Разбомбить Ливию. Четвёртое действие всемирного спектакля

 

Последние события вокруг Ливии ещё раз показали, что Организация Объединенных Наций сегодня инструмент в руках США и их союзников по переделу мира. Никто из постоянных членов Совета Безопасности ООН не воспользовался своим правом вето, не сказал «глобальному гегемону» решительное «нет».

Безнаказанность бомбардировок в «бесполётных зонах» пришлась по вкусу натовским пилотам еще в Югославии. Стерев с карты Европы целое государство, они помогли появлению «независимого Косова» - государства-уродца, премьером которого стал бандит, послушный командам из Вашингтона. Потом наступил черёд Азии – Афганистан, Ирак… Четвёртое действие того же всемирного спектакля разыгрывается сейчас в Северной Африке. Совбез ООН десятью голосами при пяти воздержавшихся (Россия, Китай, Германия, Бразилия, Индия) принял резолюцию, предусматривающую введение бесполетной зоны над территорией Ливии и позволяющую принимать все необходимые меры для защиты гражданского населения и населенных пунктов, в том числе Бенгази. И не позволяющую вводить иностранные оккупационные силы на ливийскую территорию.

При этом Совбез только от Каддафи потребовал немедленно прекратить огонь и «покончить с актами насилия». Требование не распространяется на вооруженную оппозицию, засевшую в Бенгази. Даже для американской The New York Times понятно, что принятие «всех необходимых мер» по защите гражданского населения и «недопущение жестокой расправы с повстанцами со стороны войск, преданных Муаммару Каддафи» - это призыв к военным действиям, подразумевающим авиаудары по Ливии, а также установление зоны, закрытой для полетов, «закрывать» которую истребители НАТО будут ракетами.

С готовностью схватились за оружие и в Европе, где к войне против Ливии готовились заранее. Николя Саркози, ставший главным лоббистом Резолюции СБ ООН 1973, заявил, что французские войска будут готовы к боевым действиям «в течение нескольких часов». Самолеты ВВС Франции могут патрулировать ливийское воздушное пространство, поднимаясь со средиземноморских баз на Корсике, а кроме того, из Тулона и Марселя к ливийским берегам готовы выйти два-три легких авианосца типа «Мистраль», чтобы поддержать противников Каддафи вертолетами.

В свою очередь, премьер-министр Великобритании Дэвид Кэмерон заявил, что еще до конца дня 18 марта отправит свои боевые самолеты на средиземноморские пункты НАТО – на предложенные Испанией для этой цели военные базы Рота и Морон. Карликовая Бельгия и та объявила, что перебрасывает на Мальту шесть полевых бомбардировщиков F-16. Патрулировать ливийское небо готовятся Норвегия и… Катар. Страстно стремящийся увеличить собственный нефтеэкспорт, Катар готов компенсировать любые перебои в поставках сырой нефти из Ливии. Об этом, как сообщает Bloomberg, уже в ходе начавшегося конфликта заявлял катарский министр нефти Мухаммед Салех аль-Сада.

Ливия имеет крупнейшие доказанные запасы нефти в Африке. Она добывает нефть уже более полувека. Выручка от экспорта составляет львиную долю бюджета страны. В январе 2011 года добыча нефти здесь составила 1,574 миллиона баррелей в день. Основными импортерами ливийской нефти являются Италия, Германия, Испания, Франция, Китай и США, но более мелкие ручейки дотекают даже до Австрии, Великобритании, Греции и Швейцарии. Ливийская нефть покрывает половину потребностей Италии, 13 процентов – Германии, 5 процентов - Франции. А всего на Евросоюз работает 90 процентов нефтяного сектора Ливии. Чтобы уверенно ответить на вопрос, почему Европа кинулась бомбить своего нефтекормильца, надо иметь в виду сложившееся у европейцев устойчивое мнение, согласно которому данные о мировых разведанных запасах нефти, формируемые в основном американскими компаниями, в последние годы искусственно завышались. Радужная перспектива на обозримое будущее позволяла покупать нефть на Ближнем Востоке по достаточно низким ценам. Именно поэтому США удалось создать самые крупные мировые запасы нефти и при этом почти не трогать собственные месторождения. Тот же эффект распространялся и на европейских покупателей углеводородов. Теперь, когда многие нефтедобывающие арабские страны всё чаще не хотят продавать нефть по ценам, которые они считают искусственно заниженными, их придется заставлять это делать - путём финансирования «народных революций», санкций и резолюций ООН, затем миротворческих операций (кстати, очень интригует, что, несмотря, на прекращение поставок нефти из Ливии, цены на это сырьё, вопреки всем законам рынка, не только не растут, но даже несколько снижаются; так было и тогда, когда бомбили Ирак).

Главной же действующей силой в Ливии станут американцы. К ливийским берегам из Красного моря подходит боевая эскадра во главе с атомным авианосцем «Энтерпрайз». Итальянская La Stampa цитирует генерала Леонардо Трикарико, начальника главного штаба ВВС Италии: «Необходимо серьезное планирование. Совершенно очевидно, что гражданским самолетам придется следовать другими маршрутами. Необходимы самые разные виды военных самолетов: истребители, самолеты-радары, самолеты-заправщики, разведывательные самолеты, необходимые для ведения электронной войны самолеты «Sead» для подавления системы ПВО противника. Также потребуются спасательные самолеты для эвакуации катапультировавшихся экипажей. Такие действия не под силу наспех сколоченной коалиции. Только НАТО, с его средствами и методами, в состоянии действовать быстро и хорошо».

Что может противопоставить этому Ливия? Американский авианосец имеет на борту 90 самолетов и вертолетов различных типов. Корабли сопровождения несут ракеты, способные держать под прицелом всю Ливию. У Каддафи 25 многоцелевых истребителей МиГ-21, 124 многоцелевых истребителей МиГ-23 различных модификаций, 40 истребителей-бомбардировщиков Су-22, разработанных еще в 1961 году, два фронтовых бомбардировщика Су-24 МК. Нет у Ливии и современных средств ПВО, однако даже если бы и были, это едва ли изменило бы намерения нападающей стороны...

Надо, впрочем, отметить удивительную для Европы мудрость, проявленную в этой ситуации немцами. Министр иностранных дел ФРГ Гвидо Вестервелле немедленно после заседания Совбеза ООН заявил, что Германия не желает иметь с принятым по Ливии решением ничего общего: «Мы поддерживаем и приветствуем ужесточение санкций против ливийского режима, но не намерены участвовать ни в каких военных операциях против Ливии». Теперь Германия отзовёт свои фрегаты, патрулирующие ливийские воды для охраны гражданских судов.

Что же Россия? Выступая на заседании, Постоянный представитель России при ООН Виталий Чуркин ограничился заявлением о том, что у его делегации есть вопросы относительно того, «как будет обеспечиваться режим бесполетной зоны, каковы будут правила и пределы применения силы». По словам В.Чуркина, эти вопросы остались без ответа. Можно было и не спрашивать: «правил и пределов применения силы» не будет.

Представители ливийских военных заявили, что любое иностранное военное вмешательство подвергнет риску морское и воздушное сообщение в Средиземном море. Как сказано в заявлении Временного комитета обороны Ливии, целью для ливийских ударов станут все гражданские и военные суда. Можно оценивать эти заявления скептически. Однако это не Каддафи и его правительство проиграют сегодня в борьбе. Разбомбив Ливию и разделив страну на части (в соответствии с долями нефтяного пирога), Запад, представленный фигурами Обамы, Кэмерона, Саркози, с ещё большей уверенностью применит теперь уже хорошо отлаженную технологию «продвижения демократии» в других местах.

Где? Да где захочет!

Как сообщила британская The Guardian, для американской армии уже разработана программа «распространения проамериканской пропаганды» через Twitter, Facebook и другие социальные сети. Пункт управления программой будет расположен на базе ВВС США «Макдилл» во Флориде. 50 операторов, каждый из которых сможет управлять действиями до 10 фиктивных пользователей («марионеток»), зарегистрированных в различных странах мира и ведущих информационную войну по всем правилам этого искусства. Контракт на разработку программы стоимостью 2,76 миллиона долларов предусматривает, что каждый из этих бойцов информационного фронта должен иметь убедительную легенду и систему защиты от разоблачения. По словам пресс-секретаря Центрального командования ВС США Билла Спикса, воздействовать таким образом на американскую аудиторию запрещено законом, и система будет использоваться для ведения информационной войны на арабском, фарси, урду, пушту и некоторых других языках (кроме английского).

 

Елена ПУСТОВОЙТОВА

http://www.fondsk.ru/

19.03.2011

 

Резолюция СБ ООН - это «призыв к ливийцам убивать друг друга»

 

Вечером 17 марта Совет Безопасности ООН принял резолюцию номер 1973, одобряющую не только введение бесполетных зон над Ливией (исключительно для Каддафи!), но и "все необходимые меры" для защиты «мирных граждан». За резолюцию проголосовали 10 из 15 стран - членов Совбеза ООН. Россия, Китай, Германия, Индия и Бразилия при голосовании воздержались.

Новый документ оговаривает также ужесточение режима санкций в отношении ряда ливийских руководителей. В новый «черный список» включены имена еще семи представителей ливийского руководства. Кроме того, в резолюции содержится уже официальное подтверждение о замораживании активов Ливийской инвестиционной администрации, Ливийского центрального банка, к которым добавили и Ливийскую национальную нефтяную корпорацию. В документе говорится также о требовании "немедленного прекращения огня» силами Каддафи и «полного прекращения насилия в отношении мирного населения". Одностороннее требование к ливийскому руководству о прекращении огня и «соблюдении обязательств в соответствии с нормами международного права" выглядит особенно цинично, если учесть, что еще до принятия резолюции Совбеза по позициям ливийских правительственных войск уже были нанесены удары неизвестно откуда появившейся у «мирного населения» военной авиацией. И это в то время, когда военное противостояние практически шло к концу, сын Каддафи обещал проведение первостепенных реформ в стране и широкую амнистию сдавшему оружие населению мятежных районов, а силам Муаммара Каддафи оставалось лишь пересечь безлюдную пустыню до центра оппозиции в Бенгази.

Решение ООН, фактически означающее затяжные военные действия и широкое иностранное вмешательство в конфликт на стороне мятежников, было представлено в теленовостях картинкой ликующих у штаб-квартиры «переходного национального совета» в Бенгази подростков и детей младшего школьного возраста, колыхавших флаги монархии, свергнутой в Ливии в 1969 году.

Позицию ливийских властей французская “Le Monde” донесла устами заместителя министра иностранных дел Ливии Халеда Кааима, с горечью отметившего, «что эта резолюция отражает агрессивную позицию «международного сообщества», угрожающую единству и стабильности Ливии. Он жестко осудил «заговор» международного сообщества и «намерения таких стран, как Франция, Великобритания и США, разделить страну». По мнению Халеда Кааима, нынешняя резолюция СБ ООН - это «призыв к ливийцам убивать друг друга».

На вопросы аналитиков и журналистов, «откуда у «мирного населения» на исходе мятежа взялись не только танки, артиллерия, вертолеты, но и возможность наносить авиаудары по правительственным войскам на подходах к Бенгази, косвенно ответил прилетевший в Нью-Йорк представитель французской дипломатии Ален Жюпе. Незадолго до голосования в СБ ООН министр иностранных дел Франции настаивал на незамедлительном военном вмешательстве, говоря, что «речь уже идет не «о днях, а о часах». Франция объявила о нанесении авиаударов, как только будет принята резолюция, но, судя по всему, «международное сообщество» не пренебрегло и «превентивными действиями», заранее согласовав итоговую резолюцию и заранее зная, что российского или китайского вето не будет. Весной 1999-го, когда дело клонилось к бомбардировкам Югославии, всё происходило очень похоже...

 

***

 

В отношениях Ливии с Россией переломным стал 1992 год. Прежде власти СССР, а затем РФ неизменно отказывались поддержать международные санкции против Ливии, но 31 марта 1992 года российский представитель в Совбезе ООН проголосовал за введение санкций. Ливия тогда оказалась практически в полной изоляции, уровень жизни, существенно повысившийся за годы правления Каддафи, стал снижаться. Под давлением обстоятельств лидер революции вынужден был пересматривать свой политический курс. Казалось, решение ельцинского руководства России о санкциях против Ливии было продиктовано объективными обстоятельствами. Ливия все больше ассоциировалась с «осью зла», со страной, дающей приют террористам. Рейган называл Каддафи «бешеным псом», но ведь и Советский Союз был для Рейгана «империей зла». В январе 1986 года США разорвали дипломатические отношения с Ливией. Причиной такого решения был захват в 1985 году палестинцами пассажирского судно Achille Lauro, в результате  погиб пассажир-американец, а преступление списали на Ливию. 5 апреля 1986 года произошел взрыв на дискотеке La Belle в  Западном Берлине. Погибли двое американских военных и гражданка Турции. Сотрудники ЦРУ также установили вину ливийских агентов, и 15 апреля 1986 года американские самолеты нанесли бомбовый удар по резиденции Каддафи в пригороде Триполи. Сам ливийский лидер уцелел, однако при бомбежке погиб 101 ливиец, в том числе полуторагодовалая приемная дочь Каддафи.

После этого ливийскому правительству какое-то время терактов не инкриминировали – вплоть до 1988 года. 21 декабря 1988 года произошел самый известный теракт из всех связанных с режимом Каддафи. Над шотландским городом Локкерби был взорван пассажирский самолет американской авиакомпании PanAmerican. В результате погибли 370 человек: все находившиеся на борту – 259 человек – и 11 жителей Локкерби. После трехлетнего расследования и этот теракт списали на Ливию. США и Великобритания развернули в ООН кампанию за введение международных санкций против Ливии, к которым и в 1992 году присоединилась Россия. Был наложен запрет на туристические путешествия в Ливию и поставку в страну запчастей и технологии нефтяной промышленности. Лишь в начале нынешнего века, когда Муаммар Каддафи возьмет на себя все совершенные и несовершенные теракты, вступит в антитеррористическую коалицию для борьбы с Аль-Каидой, выплатит огромную компенсацию семьям погибшим в теракте Локкерби, откажется от химического оружия и идеи производства ядерного, предоставит более выгодные условия для западных нефтяных компаний, с него снимут режим санкций. Однако этого оказалось недостаточно. «Хозяева дискурса» не размениваются по мелочам, когда видят, что могут заполучить все.

 Только сейчас, когда стали появляться тщательно документированные исследования о методах ведения «нетрадиционных войн» вроде монографии Даниэля Гансера о секретном оружии НАТО и терроризме в Западной Европе или сравнительно недавней работы Стивена Доррила «Ми-6: внутри закрытого мира секретной службы ее величества» (1), стало понятно, что с «ливийским терроризмом» все не так просто и однозначно. В работе С.Доррила, со ссылкой на английского офицера Дэвида Шейлера, работавшего в отделе конттерроризма Ми-5 и занимавшегося всем, что относилось к Локкерби и Ливии, дотошно рассказывается об участии в операции «фальшивый флаг» британской разведки, участвовавшей в подготовке и финансировании теракта, а также в финансировании покушения на Каддафи боевиков «Исламской сражающейся группы», активированной британской разведкой в 1995 году и, добавим, до сих пор сражающейся с Муамарром Каддафи.

 

***

 

С самого начала подпольные «революционные сети», спроектированные в «мозговых центрах» Великобритании, были завязаны на НАТО. Североатлантический альянс стал своеобразной штаб-квартирой реальных террористов и заговорщиков. Целью была объявлена «борьба с коммунизмом» (советское влияние было тогда в Европе очень сильным), но главной опасностью представлялся даже не Советский Союз, а овладевшие массами идеи послевоенного переустройства Европы, а также стран Азии, Африки и Латинской Америки на началах демократии и социальной справедливости.

Между США, Великобританией и каждой из стран-членов НАТО были подписаны тайные трехсторонние соглашения, предоставлявшие Вашингтону право действовать в этих странах по своему усмотрению в случае возникновения «коммунистической угрозы». В 1949 году эти соглашения, положенные в основу НАТО, а впоследствии Евросоюза, были оформлены в виде многосторонней системы, включавшей Бельгию, Нидерланды, Люксембург, Францию, Великобританию. Руководство системой сосредоточил в своих руках так называемый «Подпольный комитет Западного союза» (CCUO, Comite Clandestin de L'Union Occidentale).

После подписания в Вашингтоне в апреле 1949 года пакта о создании Организации Североатлантического договора Подпольный комитет развернул деятельность по вовлечению в состав НАТО новых государств. При этом CCUO сохранял свой подпольный статус. Позднее он был преобразован в «Подпольный комитет планирования» (CPC, Clandestine Planning Committee), а затем, в 1958 году, - в «Союзнический комитет по координации» (ACC, Allied Coordination Committee). Юридической основой данной структуры служили секретные протоколы к договору о создании НАТО. Выход из военной организации НАТО не влек за собой автоматического выхода из АСС (пример - Франция). Организацию работы CCUO-CPC-ACC обеспечивали представители Великобритании и США, распределившие между собой зоны влияния (англичане контролировали страны Бенилюкса, Испанию и Португалию, американцы – остальную Западную Европу). По свидетельству полковника Освальда Ле Винтера, отвечавшего за координацию проекта «Гладио» с ЦРУ, секретные протоколы к договору о создании НАТО содержали, в частности, положения, обязывавшие страны - члены Союзнического комитета по координации не преследовать правоэкстремистские группировки, если те использовались для нужд АСС.

Мимоходом не расскажешь, например, о «подстраховывающих» правоэкстремистских образованиях в той же Бельгии вроде «коммунитаристской европейской партии», в последнее время наиболее громко заявлявшей о своей поддержке Каддафи и даже призвавшей направить на помощь ливийскому лидеру «интернациональные бригады» по примеру Испании. Российские читатели, скорее всего, и не слышали об «убийцах из Брабанта» 80-х годов, совершавших серию особо жестоких убийств и терактов в бельгийском городке, пока случайно вышедшая на «заурядных уголовников» полиция не обнаружилпа при обысках дома преступников прямые распоряжения с грифом НАТО. Следы преступления вели и к некоторым лидерам правоэкстремистской «коммунитаристской» партии. Долгое расследование и споры на бельгийских форумах о тайне «убийц из Брабанта» ведутся до сих пор.

Все эти радикальные «лево-правые» «коммунитаристские» образования, проповедующие, как и в свое время итальянские «красные бригады», прямое действие, были созданы или финансировались «хозяевами дискурса» в рамках борьбы с коммунизмом и концепции битвы с врагом его же оружием. Если в Европе эту функции осушествляли радикалы и «неотроцкисты, то в странах третьего мира нужные до времени идеи несли такие лидеры, как президент Египта Абдель Нассер и солидарный с его идеями Муаммар Каддафи. В 1970-х годах Каддафи сформулировал так называемую "Третью всемирную теорию". Запад поначалу совсем не имел ничего против ливийского лидера, видя, как и он встраивается в ряды бойцов «третьего пути», который якобы должен был прийти на смену двум прежним глобальным теоретическим моделям – капитализму Адама Смита и коммунизму Карла Маркса. Антикоммунистические воззрения Каддафи, как и разнообразные практики «третьего пути», дозволялись Западом только в период первого послевоенного этапа борьбы с коммунизмом. С середины 80-х, когда судьба СССР была «хозяевами дискурса» решена окончательно и для борьбы с коммунизмом уже не требовались плохо управляемые лидеры со стороны, усилилась открытая травля Каддафи, чьи социалистические идеи и симпатии к СССР могли стать для Запада опасными. Однако полковник держался ещё долго. Покончить с ним было решено только к 2011 году… Незадолго до этого он предупредил, что после Ливии «лифт» будет вызван в Россию. Другие, правда, утверждают, что сначала всё-таки в Иран…

 

(1) Stephen Dorril. Mi-6: Inside the Covert World of the Majesty’s Secret Intelligence Service. Free Press. New York, 2002.

 

Ирина ЛЕБЕДЕВА

ФСК, 18.03.2011

 

Плевок в лицо

Картинка, между тем, проясняется...

1. Байден на встрече с Медведевым уговорил не блокировать резолюцию 1973, пообещав, что интервенции не будет без согласования, а военные вопросы обсудит Гейтс во время его визита в Москву. Не уполномочен, дескать, Байден про войну говорить. Штатский он. Военные лучше разбираются.

2. Медведев поверил.

3. Разогнал всех, кто говорил, что в политике на слово верят только дураки. Без требуемых согласований снял посла Чамова.

4. Союзники ударили по Ливии.

5. Гейтс сказал, что у него есть более важные дела с Ливией, и визит в Москву откладывается.

6. Русский МИД фактически заявил, что сожалеет о том, что не ветировал проект резолюции, а руководителя внешней политики России (UPDATE  в связи с появившимся непониманием уточняю, что руководитель российской внешней политики это вовсе не министр Лавров, а гораздо выше)  развели, как лоха.

7. Все в аппарате и выше просто в ярости.

Врут наглым образом, что сожалеют, не ветировали, мол, резолюцию о начале военных действий. Не могу смотреть на это фэйсище идиотское. Вот повезло нам, аж с 1991 года, так повезло. Вот проходимцы, лгуны, воры и идиоты. Без совести и капли заботы о стране. Гамадрилы в масках. Слов нет. Да завтра их пинком вышвырнут из этой вожделенной восьмерки, если они только место за забором там не прикупили. На наши деньги. И с ВТО та же история. Были времена грозней, но не было позорней!

 

Русский обозреватель, 19.03.2011

 

Миллиарды в песок

Что и сколько компании РФ теряют в Ливии

 

Миллиарды в песок. Пока в Ливии идут военные действия и гибнут люди, бизнес, работающий в этой стране, ведет собственный счет потерь — финансовых. Каким он окажется для российских компаний — интересовался The New Times

Совет Безопасности ООН принял санкции в отношении Ливии: запрет на экспорт всех видов вооружений. 4 марта директор «Ростехнологий» (в состав этой госкорпорации входит «Рособоронэкспорт») Сергей Чемезов заявил, что из-за введенного эмбарго Россия недосчитается $4 млрд. При этом Чемезов подчеркнул, что «Россия неукоснительно соблюдает Устав ООН при торговле своим смертоносным оружием»: как только санкции вступили в силу, «Ростехнологии» немедленно развернули назад сухогруз, который вез в Ливию запчасти для самолетов».

 

32-2.jpg

 

Прощай, оружие!

 

Ливия стала одним из самых крупных покупателей российского оружия среди стран Ближнего Востока и Северной Африки относительно недавно — после визита в Триполи Владимира Путина в 2008 году. Тогда на высшем уровне была достигнута договоренность о списании ливийского долга в размере $4,5 млрд взамен на допуск российских компаний на ливийский рынок, а главное, взамен на контракты на поставку в Джамахирию российского оружия. В том же году было подписано соглашение на поставку трех ракетных катеров «Молния» общей стоимостью около $200 млн. В 2009-м в прессу просочились данные о контракте на модернизацию 145 танков Т-72 на сумму порядка $70 млн. Независимые эксперты оценивают общий объем российских поставок вооружений в Триполи в 2008–2009 годах в $1,3 млрд.

В январе 2010 года Россия и Ливия подписали еще один контракт на поставку вооружения, в том числе стрелкового, на $1,8 млрд. По данным Центра анализа мировой торговли оружием (ЦАМТО), сегодня вооруженные силы Ливии на 90 % укомплектованы техникой советского производства — устаревшей, требующей модернизации и замены. На эти цели Триполи и готов был потратить оговоренные контрактом $1,8 млрд.

Сегодня судьба всех военных контрактов находится под большим вопросом.

Москва сейчас настаивает на получении денег от Триполи. «Ливия должна оплатить все выполненные оружейные контракты, несмотря на эмбарго, введенное против этой страны Советом Безопасности ООН», — заявил 1 марта глава МИД РФ Сергей Лавров.

Между тем независимые эксперты, например, специалисты ЦАМТО, оценивают возможную упущенную выгоду России на ливийском рынке вооружений в сумму $4,5 млрд. При этом Чемезов в ответ на вопрос, где российская промышленность будет восполнять убытки, ответил: «Всегда остается Латинская Америка».

 

Навострили шпалы

 

Российские железнодорожники реализуют в Ливии грандиозный проект — ОАО «РЖД» строит здесь железную дорогу протяженностью 554 км. Она призвана соединить два крупных города — Сирт и Бенгази — и стать центральным звеном международного транспортного коридора на севере Африки. Любопытно, что с 1965 года в Ливии вообще не использовалась железная дорога (все старые шпалы были разобраны). Лишь в начале XXI века Каддафи решил восстановить в стране железнодорожное сообщение. Поиск партнера, способного решить эту задачу, затянулся до 2008 года. А после визита Путина был подписан 4-летний контракт с РЖД на $3,3 млрд.

Вскоре после начала боевых действий в Джамахирии РЖД эвакуировало большую часть своих сотрудников из страны. На вопрос о том, продолжаются ли работы по прокладке трассы сегодня в «усеченном составе», в пресс-службе РЖД ответа не дали, но выразили надежду, что после окончания боевых действий компания «в любом случае» вернется к выполнению своих контрактных обязательств и намерена довести строительство ветки до конца. Известно, что РЖД получило некий аванс на выполнение работ: сумму в компании не раскрывают.

Аналитик «Инвесткафе» Анастасия Соснина считает, что непосредственные потери РЖД могут составить порядка $250–300 млрд. Что же касается упущенной выгоды, то ее масштабы предстоит оценить позже — в зависимости от того, вернется ли и в каком качестве компания на ливийский рынок после окончания боевых действий.

 

Кто остался на трубе

 

Освоение Джамахирии российский бизнес начинал с нефти: Ливия — член ОПЕК и один из крупнейших в мире поставщиков нефти и газа**См. подробнее The New Times № 7 от 28 февраля 2011 г.. На территории страны работают такие мировые гиганты, как британская BP, американская Exxon, итальянская Eni и другие. Первой российской компанией, вышедшей на ливийский нефтяной рынок, стала «Татнефть». В 2005 году она на тендерной основе получила право на разработку нефтяного блока в районе Гадамеса. Годом позже «Татнефть» выиграла права еще на три нефтяных блока в бассейнах Гадамес и Сирт. Деятельность компании регулируется соглашением о разведке и разделе продукции, заключенным на 30 лет. Проект «Татнефти» в Ливии в целом оценивается в $250 млн, из которых, по разным оценкам, уже инвестированы от $70 млн до $120 млн. В пресс-службе «Татнефти» в ответ на запрос The New Times категорически отказались называть какие-то цифры, касающиеся присутствия компании на ливийском рынке.

Глава «Газпрома» Алексей Миллер без ложной скромности заявил, что концерн готов купить у Ливии все имеющиеся у нее запасы нефти и газа

По мнению ведущего эксперта инжиниринговой компании «2К» Сергея Воскресенского, в случае если «Татнефть» по каким-то причинам не вернется в Ливию, она потеряет уже инвестированные средства (впрочем, после установления законной власти в стране по этому поводу возможны судебные апелляции) плюс то, что недополучает в течение последних недель по соглашению о разведке и разделе продукции — из-за снижения добычи. По оценкам европейских аналитиков, к концу февраля ежедневные объемы добычи нефти в Ливии снизились в два раза**До начала волнений в Ливии добывалось 1,6 млн баррелей нефти в день., а сейчас, по неофициальным данным, в четыре раза. В том числе и потому, что зарубежные компании уже эвакуировали не менее половины своего ливийского персонала. Это в полной мере относится и к российским компаниям. По оценкам аналитиков «Инвесткафе», месторождения «Татнефти» до начала волнений давали примерно 415 баррелей в сутки. В пересчете на сегодняшние цены это может означать ежедневную сумму потерь порядка $15 млн. Неменьшие убытки на нефтяном рынке Ливии, по мнению экспертов, несет «Газпром», который начал осваивать местные недра вслед за «Татнефтью». В 2007 году концерн подписал меморандум о сотрудничестве с Национальной нефтяной корпорацией Ливии (которая при Каддафи имела монопольное право на добычу и торговлю ливийской нефтью). Практически в то же время он получил лицензии на разработку перспективных участков на шельфе Средиземного моря и в 300 км к югу от Триполи. В конце 2007 года «Газпром» стал владельцем 49% в ливийских нефтяных концессиях, принадлежащих компании Wintershall AG. Соглашения по этим концессиям рассчитаны до 2026 года. Любопытно, что в 2008 году, после визита Путина в Триполи, глава «Газпрома» Алексей Миллер без ложной скромности заявил, что концерн готов купить у Ливии все имеющиеся у нее запасы нефти и газа**Ежегодный уровень добычи нефти в Ливии составляет 80,1 млн тонн, потребление — около 12 млн тонн, остальной объем идет на экспорт, 90% — в страны Европы. Доказанные запасы нефти в Ливии — около 5,5 млрд тонн.

*Нефтегазовое месторождение Elephant осваивается с 2005 года. За пять лет добыто около 28 млн тонн нефти. Его разрабатывает консорциум иностранных компаний: 66% — у Eni, 33% — у Корейской национальной нефтяной корпорации KNOC..

До «всех» дело так и не дошло, но «Газпром нефть» — еще одна «дочка» «Газпрома» — должна была вскоре стать полноправным участником консорциума по добыче нефти на юге Ливии. Речь идет о разработке нефтегазового месторождения Elephant*. В начале февраля, еще до начала массовых волнений, было подписано соглашение с Eni, согласно которому 50% пакета, принадлежащего итальянскому концерну, перейдет под контроль российской компании за $178 млн.

В пресс-службе «Газпром нефти» отказались оценивать возможные финансовые потери, заявив, что «главное на данном этапе — обеспечить безопасность сотрудников, работающих в Ливии». По мнению Сергея Воскресенского из «2К», если «Газпром» не сможет вернуться в Ливию после окончания беспорядков, это будет «существенной стратегической потерей для газового концерна». Аналитик «Инвесткафе» Анастасия Соснова считает, что возможные потери «Газпрома», связанные с геологоразведкой ливийских месторождений, «относительно скромны» и могут составлять $100–150 млн. Ну а главный минус для «Газпрома» — в риске упущенной выгоды, если компания потеряет перспективное месторождение Elephant с ожидаемой годовой добычей в 6 млн тонн нефти.

 

32-1.jpg

 

Рискованные контракты

 

«Общий объем действующих, но нереализованных контрактов российских нефтяных компаний в Ливии составляет примерно $3–5 млрд», — считает гендиректор компании «ФинЭкспертиза» Агван Микаелян. По мнению эксперта, на сегодняшний день теоретически возможна потеря этих контрактов «в связи с серьезной нестабильностью, сложившейся в Ливии, и неясными перспективами происходящего».

Еще одним пострадавшим, похоже, стал и Олег Дерипаска. Аналитики напоминают, что в январе 2010 года в ходе IPO «Русала» в Гонконге, принадлежащего Дерипаске, ливийский госфонд Libyan Investment Authority**Контролировался лично Муамаром Каддафи, в управлении фонда находилось $40 млрд. приобрел 1,43% акций российской компании за $300 млн. Эти деньги оказались крайне необходимы российскому олигарху для выплаты большого внешнего корпоративного долга. В финансовых кругах говорят, что Дерипаска намеревался продать Каддафи до 10% акций своей компании, а также открыть совместное алюминиевое производство с Ливией. Теперь всем этим планам сбыться, судя по всему, вряд ли суждено.

Сергей Чемезов оценил общую сумму убытков российских компаний из-за волнений в Ливии в $10 млрд. С этой оценкой реальных и потенциальных потерь согласен и заместитель генерального директора Центра политических технологий Алексей Макаркин, который в разговоре с The New Times сказал, что «в ближайшее время инвестиции в Ливию будут считаться весьма рискованными, поэтому российские компании, ранее активно работавшие в Ливии, не станут форсировать свои планы по развитию бизнеса в этой стране».

 

http://newtimes.ru/articles/detail/35839

Новое время

 

Факты Ливийской джамахирии

[]

 

* ВВП на душу населения — 14192 $.

* На каждого члена семьи государство выплачивает в год 1000 $ дотаций.

* Пособие по безработице — 730 $.

* Зарплата медсестры — 1000 $.

* За каждого новорожденного выплачивается 7000 $.

* Новобрачным дарится 64000 $ на покупку квартиры.

* На открытие личного бизнеса единовременная материальная помощь — 20000 $.

* Крупные налоги и поборы запрещены.

* Образование и медицина бесплатные.

* Образование и стажировка за рубежом — за счёт государства.

* Сеть магазинов для многодетных семей с символическими ценами на основные продукты питания.

* За продажу продуктов с просроченным сроком годности — большие штрафы и задержание подразделениями спецполиции.

* Часть аптек — с бесплатным отпуском лекарств.

* За подделку лекарств — смертная казнь.

* Квартирная плата — отсутствует.

* Плата за электроэнергию для населения отсутствует.

* Продажа и употребление спиртного запрещены — «сухой закон».

* Кредиты на покупку автомобиля и квартиры — беспроцентные.

* Риэлторские услуги запрещены.

* Покупку автомобиля до 50% оплачивает государство, бойцам народного ополчения — 65%.

* Бензин стоит дешевле воды. 1 литр бензина — 0,14 $.

И тут напрашиваются определённые выводы. Возможно, дело не только в нефти и распределении доходов от её продажи. Если ливийская Джамахирия станет открытой страной, то любой сможет своими глазами увидеть, как можно жить при справедливом распределении доходов, а это тревожный знак для коррумпированных режимов очень многих стран

 

 

«Ливийская революция» и водные ресурсы

 

Ещё в 80-е годы Каддафи начал широкомасштабный проект по созданию сети водных ресурсов, которая должна была охватить Ливию, Египет, Судан и Чад. К сегодняшнему дню этот проект был почти реализован. Задача стояла, надо сказать, историческая для всего североафриканского региона, потому как проблема воды актуальна здесь со времён Финикии. И, что ещё важнее, на проект, который мог бы превратить всю Северную Африку в цветущий сад, не было потрачено ни одного цента из МВФ. Именно с последним фактом некоторые аналитики связывают нынешнюю дестабилизацию обстановки в регионе.

Стремление к глобальной монополии на водные ресурсы уже сейчас является важнейшим вектором мировой политики. А на юге Ливии располагается четыре гигантских водных резервуара (оазисы Kufra, Sirt, Morzuk и Hamada). По некоторым данным в них содержится в среднем 35 000 куб. километров (!) воды. Чтобы представить этот объём, достаточно вообразить всю территорию Германии огромным озером 100 метров глубиной. Такие водные ресурсы, бесспорно, представляют отдельный интерес. И, возможно, он больше, чем интерес к ливийской нефти.

Кубометр чистейшей воды из ливийских резервуаров с учётом всех затрат может обходиться в 35 центов. Это примерная стоимость кубометра холодной воды в Москве. Если же брать стоимость европейского кубометра (около 2 евро), то ценность запасов воды в ливийских резервуарах составляет 58 биллионов евро.

Со своим водным проектом Ливия могла начать настоящую «зелёную революцию». В буквальном смысле, естественно, что решило бы массу проблем с продуктами питания в Африке. А главное, обеспечило бы стабильность и экономическую независимость Ливии. Тем более, уже известны случаи, когда глобальные корпорации блокировали водные проекты в регионе. Как это было, например, с каналом в Джунгали на юге Судана, после того как американские спецслужбы спровоцировали там рост сепаратизма. Для МВФ и глобальных картелей, конечно, намного выгоднее навязывать собственные дорогостоящие проекты, такие как опреснение воды. Самостоятельный ливийский проект в их планы никак не вписывался.

Maghreb-Nachrichten от 20.03.2009 сообщает: «На 5-ом Всемирном водном форуме в Стамбуле ливийские власти впервые представили проект по водообеспечению стоимостью в 33 миллиарда долларов. Проект назвали “восьмым чудом света”, потому что он предусматривает создание искусственной реки, которая снабжала бы питьевой водой население севера Ливии. Работы проводились с 80-х гг. под руководством ливийского лидера Муаммара Каддафи. И сейчас проект реализован на 2/3. Водопровод должен протянуться на 4 000 км, и по нему вода из подземных резервуаров под пустыней будет поступать на север. Исследования показали, что данный проект более экономичен, чем альтернативные предложения. Согласно расчётам, водных запасов хватит на 4 860 лет, если заинтересованные государства, Ливия, Судан, Чад и Египет, будут использовать воду так, как это предусмотрено проектом».

В своё время Каддафи говорил, что ливийский водный проект станет «самым сильным ответом Америке, которая обвиняет Ливию в поддержке терроризма». Мубарак тоже был большим приверженцем этого проекта. Не слишком ли много совпадений? После этого все другие объяснения современных событий кажутся какими-то не очень убедительными…

 

По материалам: POLITAIA.ORG

Иллюстрация по ссылке:

http://www.politaia.org

 

Осуждение Кадаффи кремлевскими обитателями

может стоить Медведеву политического будущего

Некие блогеры-добровольцы разносят по различным журналам вопрос, который я задал в твиттере помощнику президента А.Дворковичу: «В случае вооруженного мятежа в Москве что Вы посоветуете своему шефу — бежать или защищаться?»

Так вот. Чтоб блогерам было чем заняться, хочу добавить следующее.

Я считаю попытку кремлёвских обитателей присоединиться к хору осуждающих Каддафи ошибкой, которая может стоить Медведеву политического будущего.

Можно было бы понять эту позицию и согласиться с ней, если бы днями раньше президент не вручил орден Горбачеву, на котором кровь в Баку, Сумгаите, Тбилиси, Вильнюсе, Алма-Ате. Я уж не говорю о том, что недавняя война в Абхазии и Осетии, в которую пришлось вступить России уже при самом Медведеве — это прямое следствие тех тбилисских событий.

А еще неделями ранее президент принял участие в отмечании посмертного юбилея Ельцина, который в 93-м расстрелял парламент, а в 94-м начал (и проиграл) войну на собственной территории. Положив при этом много больше граждан своей страны, чем ливийский полковник.

Чем отличаются сегодняшние действия Каддафи от упомянутых действий Ельцина и Горбачева? Неужели вина Каддафи только в том, что он, в отличие от наших светочей свободы и демократии, не обзавелся заблаговременно лицензией на отстрел подданных в заокеанской Империи Добра?

Мне чужд пафос известной статьи Бориса Якеменко, восхваляющей победы ливийского оружия над ливийцами. Если власть допустила ситуацию, при которой граждане в массовом порядке убивают друг друга (неважно, по каким причинам) — это уже её поражение, безотносительно к причинам и последствиям. И точно повод не махать флагами, а скорбеть о погибших и делать все для скорейшего прекращения кровопролития.

Но открыто поддерживать башибузуков с гранатометами, ведомых сановными предателями — допустимо ли для руководства России? А как еще можно понимать слова «анонимного источника в Кремле» — «Мы исходим из того, что, даже если Каддафи удастся сейчас загнать ситуацию вглубь, он — живой политический труп, которому не место в современном цивилизованном мире»? Что, источник совсем спятил, выступая с такими заявлениями в разгар уже идущей там гражданской войны? Источник готов разделить ответственность за кровь, которую повлекут за собой в том числе и такие слова?

Используя формулировку, примененную некогда Жаком Шираком в адрес «польских друзей», это тот случай, когда и член ОПРФ Якеменко, и неиссякаемый анонимный источник - упустили отличный шанс промолчать.

 

 

Ливия: первые сутки странной войны

Операция НАТО против Ливии началась 19 марта в 19:45 – как было объявлено в СМИ, именно в это время французские ВВС нанесли первые удары по позициям войск Муамара Каддафи. Боевые действия разворачиваются по классической западной схеме: ударами крылатых ракет и боевых самолетов по ключевым военным и инфраструктурным объектам.

При этом условия можно охарактеризовать как усложненные полигонные – силы ПВО Ливии укомплектованы устаревшими системами 50-70-х годов и находятся в крайне ослабленном состоянии после длительных санкций.

 

 

Ракетные удары отличаются довольно высокой интенсивностью – за первые несколько часов по территории Ливии с кораблей ВМС стран НАТО выпущено 110 крылатых ракет «Томагавк». Вместе с тем количество боевых самолетов пока не очень велико – наибольшая численность авиационной группировки у Франции, сосредоточившей 20 истребителей, остальные страны выделили на этом этапе отдельные авиационные подразделения от 4 до 10 самолетов.

Тем не менее ливийцы сообщают о сбитии одного из французских «Миражей», однако официального подтверждения этой информации пока нет, а позднее Париж опровергает эти сведения. По другой информации, сбит был «Мираж» ранее принадлежавший ВВС Ливии и использовавшийся антикаддафиевскими повстанцами.

В операции против Ливии с первых суток участвуют Франция, Великобритания, США, Канада, и некоторые другие страны. Уже после полуночи 20 марта проходит информация о том, что координация действий осуществляется из США.

 

 

Это странная война, странная во всем. В том, что Париж, не так давно один из главных инициаторов снятия санкций с режима Каддафи, и потенциально – один из главных поставщиков оружия в Ливию, вдруг резко охладел к своему клиенту. В том, что силы, задействованные для операции достаточны, чтобы «вбить Ливию в каменный век», но явно недостаточны для того, чтобы обеспечить свержение Каддафи. В том, что «положительной цели войны» для Запада явно не просматривается. Если Каддафи устоит, то отношения с ним явно упадут ниже точки замерзания, и основным спонсором Ливии станет Китай. Если падет – Ливия погрузится в пучину анархии.

Странно ведет себя и сам Каддафи – после полуночи он выступил по телевидению. Он призвал всех вооружиться и дать ответ агрессорам - для этого людям раздадут оружие. Выступление главы Ливии длилось недолго, и смысл акции остается неясным – наземное вторжение по крайней мере на этой стадии не ожидается, а остановить воздушную войну вооруженное население неспособно.

Активная фаза первых суток завершилась к утру – в течение 20-го марта сведения о налетах не приходили, но список участников продолжил расширяться – за счет Испании, Чехии, Катара…

В войне против Ливии участвуют трое из пяти постоянных членов СБ ООН – США, Великобритания, Франция. Еще двое – Россия и Китай предпочли воздержаться при обсуждении резолюции о начале военных действий. Позиция Китая понятна – Запад в лучшем случае получит враждебный себе ливийский режим, который станет очередным африканским клиентом Китая, в худшем – очередную разорительную противопартизанскую войну.

 

 

Позиция России в общем понятна тоже – потратив огромные усилия на налаживание отношений с НАТО, и добившись немалых успехов было бы глупо терять накопленное ради Ливии, с которой Россию связывают исключительно коммерческие отношения.

Вместе с тем, перебои с поставками углеводородов из Ливии, а также кампания по закрытию атомных электростанций в ЕС после известных событий в Японии, обещают России известные преимущества на европейском рынке углеводородного сырья.

Впрочем, все только начинается. Мы продолжаем следить за развитием событий.

 

Эрвин Лангман, военный обозреватель

Фото: http://ir-ingr.livejournal.com/

Русский обозреватель, 20.03.2011

 

Ливия. 20 марта. После первых авиаударов по Бенгази

 

 

 

 

A rebel fighter flashes the victory sign near Benghzi

 

 

 

 

Мятежники на сожженном танке

 

Источник: ir-ingr.livejournal.com

 

Против суверенитета как такового

Вообще, интервенция в Ливию страшна, прежде всего, тем, что это уже совсем неприкрытое вмешательство во внутренние дела суверенного государства.

 

Мятежник с флагом

 

Ирак и Афганистан - ну там речь шла о "международном терроризме", об угрозе для стран мира. Лицемерие, конечно, но... Бомбежки Сербии все-таки оправдывали тем, что сербы якобы режут косовских албанцев и враждебны к своим соседям. Но тут на угрозу для других стран (и даже на ксенофобию) не указывается в принципе.

Это уже новый виток. В Ливии сегодня отрабатывается очередная технология глобализма. Всем внушается, что нет никаких внутренних дел, и нет никакого суверенитета. Государство стало чем-то вроде филиала всемирной корпорации.

И все скушали - потому, что национальные бюрократии перестали ставить национальные интересы на первый план, а мыслят, в первую очередь, глобальными категориями. Как и полагается менеджерам всемирной корпорации.

 

Александр Елисеев,

главный редактор интернет-издания Правая.ру

 

К событиям в Ливии

 

С 17 февраля практически все телеканалы начинают свои новостные выпуски с информации о событиях в Ливии. Сообщается, что народ, недовольный 42-летним правлением Муаммара Каддафи, восстал против него и требует отставки. Наше правительство спешно вывезло из страны российских специалистов. Но то, что происходит в Ливии на самом деле, не ясно. Прибывшие оттуда говорят, что ничего особенного. Во всяком случае, события не похожи на очередную революцию, скорее, это информационная война. Известный российский эксперт Владимир Овчинский считает, что это “спецоперация, а не революция”.

“Прошла массированная информационная обработка общественного мнения о том, что преступный режим Каддафи бомбит мирных демонстрантов, — пишет он в “МК”. — На основании этих, никем не подтвержденных сообщений Совет Безопасности ООН принял резолюцию, которая ввела уголовное преследование для высших должностных лиц Ливии за преступление против человечества. Министерство финансов США заморозило ливийские денежные средства в Америке в размере 30 млрд долларов, а Великобритания — на 1 млрд фунтов.

Проходит несколько дней, и 1 марта с. г. министр обороны США Роберт Гейтс и адмирал Майкл Маллен из объединенного комитета начальников штабов заявляют журналистам: у вооруженных сил США нет никаких свидетельств о том, что против мирных ливийцев-оппозиционеров проводились воздушные атаки со стороны режима Каддафи (International Businnes Times, США, 01.032011). Иными словами, нет данных космической разведки, нет никаких видео- и фотоподтверждений. Данных — нет, а резолюция Совбеза ООН — есть! Прямой аналог фильма “Плутовство”, — заключает Овчинский. А если говорить откровеннее — прямой аналог вторжения в Ирак. На основе абсолютно лживых данных.

Между тем и после заявления министра обороны США информация о бомбежках идет, мировая общественность держится в напряжении. Ларчик открывается просто: американцам надо всеми правдами и неправдами добраться, как в Ираке, до ливийской нефти. Состояние гражданской войны в Ливии опять-таки выгодно США, ибо уже уменьшены поставки “черного золота”, что ударило по экономикам ряда стран и прежде всего Китая. Если цена за баррель нефти превысит 200—220 долларов, для Китая это полная катастрофа.

По мнению того же Овчинского, идет большая игра открытыми картами по переделу мирового господства. И закоперщик этой игры — США.

 

Рфс,№6 март 2011

 

ВВС Ливии больше не существуют

 

ВВС полковника Каддафи больше не являются боевой силой, заявил вице-маршал британской авиации Грег Бэгуэлл, передает BBC.

«Фактически их военно-воздушные силы больше не существуют, их интегрированная система противовоздушной обороны, командная и контрольная структуры серьезно нарушены», - сказал британский военный.

По словам командующего, теперь союзники могут без риска проводить операции в небе над Ливией. Бэгуэлл подчеркнул, что теперь силы авиации будут направлены на ливийские наземные силы.

- Надо сказать, ливийские ВВС продержались против армады НАТО куда меньше, чем югославские. В небе Югославии потери НАТО были такими же, как и потери югославской авиации, при этом свою главную задачу - уничтожение ВВС и подавление ПВО силы союзников, неизмеримо более мощные, выполнить так и не смогли. Правда, в тот момент премьером был Примаков, а не Путин. И Югославию мы все-таки не бросали. Но и позиция СФРЮ в вопросах вооружения и боевой подготовки армии была куда более адекватна, чем линия полковника Каддафи. В итоге силы НАТО даже не думали проводить наземную операцию в Югославии, в то время как в Ливии, видимо, силами спецназа наземная операция уже идет. И кроме громких и пустых заявлений, похоже, противопоставить силам вторжения ливийскому руководству просто нечего. Второго Афганистана в плоской как блин Ливии тоже не получится, да и о подготовке ливийской армии к партизанской войне ничего не слышно. Так что прогноз неутешительный.

 

Ударные силы ВВС Ливии:

МиГ-21MФ

СССР

истребитель-перехватчик

16

МиГ-23

СССР

истребитель

3

SOKO Mostar J-1E

Югославия

штурмовик и самолёт-разведчик

10

Су-22

СССР

истребитель-бомбардировщик

20

ПВО Ливии:

С-200

СССР

ЗРК большой дальности

6 дивизионов

каждый дивизион С-200 имеет 6 пусковых установок, и радиолокатор подсвета цели

Куб (зенитный ракетный комплекс)

СССР

ЗРК малой дальности

72 (вместе с ЗРК Оса)

экспортное название «Квадрат»

Оса (зенитный ракетный комплекс)

СССР

ЗРК сверхмалой дальности

72 (вместе с ЗРК Куб)

 

 

Форум, 24.03.2011

 

Бывший посол в Ливии назвал 4 вещи, которыми Каддафи не угодил Западу

 

[]

 

Вмешательство западных стран в дела Ливии оценил бывший посол в Ливии, ведущий научный сотрудник Центра арабских исследований Института востоковедения РАН Алексей Подцероб.

По его мнению, вмешательство Запада выглядит очень странно. "Да, была принята резолюция Совета безопасности, введена беспилотная зона. Эту зону нарушили повстанцы, их самолет взлетел в воздух, атаковал правительственные позиции и был сбит. По логике вещей, в соответствии с резолюцией, нужно было удар наносить по повстанцам. Вместо этого удар нанесли по системам ПВО и по ливийской авиации. Что будет дальше… Я, конечно, не в штаб-квартире НАТО, не могу этого предполагать, но, судя по сообщениям западных СМИ, которые транслируются нашим телевидением, дальше предполагается вывести из строя авиацию, ПВО, боевую технику, затем вывести из строя личный состав правительственной армии. Дальше я не знаю, что они будут выводить из строя. Возможно, собак и кошек, поскольку те царапаются и кусаются и представляют угрозу для мирного населения", - полагает А.Подцероб.

Он уверен, что эти действия будут сопряжены с жертвами среди мирного населения. "Так происходило в Афганистане, так было в Ираке в 2001 и 2003гг., так было во время агрессии против Югославии в 1999г.:ошибки пилотов, сбои техники, ошибки в разведданных - и мирное население, которое надо защищать, гибнет", - напоминает он.

Востоковед считает, что есть возможность перехода гражданской войны в длительную фазу: "Так или иначе, войска М. Каддафи подавляются, оппозиция занимает Триполи, М. Каддафи и его сторонники отходят на юг, и затем начинается длительная гражданская война - с одной стороны между Киренаикой и Триполитанией, с другой стороны между различными ливийскими племенами, и с третьей стороны между исламистами и сторонниками М. Каддафи. То есть Ливия может превратиться во второе Сомали. Если европейцы хотят, чтобы в центре Средиземноморья было второе Сомали, то, видимо, они действуют правильно".

Если бы не были введены войска, М. Каддафи бы справился с ситуацией, полагает бывший посол. "Он бы просто подавил антиправительственные выступления, восстановив, кстати говоря, в стране конституционный порядок. Поскольку на его стороне была регулярная армия, было превосходство в силах, и, как выяснилось, повстанцы не могут ему оказывать серьезного сопротивления", - взвесил шансы на успех эксперт.

Кроме того, по впечатлениям востоковеда, ливийский лидер продолжает пользоваться поддержкой большинства населения Триполитании и Феззаны, потому что М. Каддафи очень много сделал для своей страны: "Доходы от нефти использовались в интересах страны. Великолепные дороги, которым может позавидовать Европа, бесплатное образование, бесплатное медицинское обслуживание, дотации тем, кто мало зарабатывает, квартиры молодоженам, кредит с огромной рассрочкой и без процентов… Бензин, когда я там работал, стоил 3 цента за 1 л. В этом один из секретов, если не главный секрет того, что М. Каддафи находился у власти с 1969 г.".

Хотя проблемы, конечно, были: коррупция в госаппарате, авторитаризм режима. Кроме того, военная и гражданская верхушка страны, зарабатывавшая огромные деньги, выставляла свое богатство напоказ, что противоречит бедуинской этике. А ведь ливийцы совсем недавно стали оседать на земле и все еще руководствуются ею.

На причины начала ливийских событий у А. Подцероба имеется свой взгляд: "Я не хочу никого обвинять. Да, внутренние причины, но давайте сопоставим несколько фактов. Когда М. Каддафи пошел на уступки перед Западом, на то, чтобы выплатить по 100 млн долларов семьям жертв теракта над Локерби, когда был взорван самолет компании PanAmerican, и взрыва в западноберлинском кабаре Lа Belle. Когда он вернул кое-какие концессии американским и западным нефтяным монополиям, когда он отказался от разработки программ оружия массового поражения, от него ждут следующего хода - приватизации национальной нефтяной корпорации. Это огромная государственная компания, которая контролирует большую часть добычи нефти. Приватизации и выставления на торги, чтобы ее купили западные монополии. Но М. Каддафи от этого отказался. Это первый момент.

Второй момент, он заявил, что пересмотрит соглашение о концессиях и что западные компании будут получать не более 20% добываемой нефти. Сейчас они получают от 20% до 52%. Наши сырьевые компании, которые там работают, получают 10,5% и считают, что это нормально.

Третий момент. М.Каддафи вынудил французскую нефтяную компанию Total выплатить 500 млн долларов компенсации. За что, я сразу скажу, не знаю, видимо, какие-то причины были.

Четвертый момент. Он предпочел по поставкам специмущества Россию Франции. Разве не достаточно причин, чтобы М.Каддафи стал плохим парнем?" - анализирует ситуацию востоковед.

На днях стало известно, что посол России в Ливии Владимир Чамов был неожиданно отправлен в отставку. Однако А.Подцероб не смог прояснить ситуацию с его коллегой: "Я сейчас не в МИДе, и я просто ничего не могу в этой связи сказать. Но, понимаете, В.Чамов был переведен в Ливию из Ирака, и его срок пребывания уже просто подходил к концу в рамках ротации дипломатических кадров. Это все, что мне известно", - поделился имеющимися сведениями научный сотрудник Центра арабских исследований

 

 

УПС

 

Опровержение от российских дипломатов ООН, присланное в «Новую», приоткрывает тайну политических противостояний в России

 

 

Новая, 27.03.2011

 

Мы не знаем истинных целей США в Ливии и в мире

 

Уже две недели в нашей стране идет оживленная дискуссия о вооруженном вторжении коалиции западных стран во главе с США в Ливию.

Зачем западная коалиция вторглась в Ливию? Чего хочет там достичь? Какими жертвами?

Люди, привыкшие играть в игры типа «Монополия», не случайно расценивают отдельные шаги крупных игроков как прелюдию к заключительной операции, связанной с «покупкой» целого геополитического и стратегического региона. Так блогер Николай Чернов, военный по образованию, пишет, что еще в 2007 году Николя Саркози объявил о намерении создать Средиземноморский Союз. Но у него ничего не получилось из-за неуступчивости Каддафи. Каддафи был и остается неуправляемым лидером. А это не нравится США и сателлитам мирового жандарма.

Итак, из африканских стран, имеющих выход к Средиземному морю, неохваченной заботой Саркози, верного приспешника США, оставалась только Ливия, с яростно сопротивляющимся этому союзу Каддафи. Он – один из немногих, кто сопротивлялся процессу овладения Америкой вышеназванного региона.

Вот, пожалуй, геостратегическая основа действий США, которые влезли в маленькую победоносную войну под крики о восстановлении демократии, и втравили своих европейских партнеров в эту игру.

Пожалуй, так яростно спорили о целях, задачах и морали западной коалиции и американских воспитательных мер только в период агрессии против Югославии. Тогда американцы тоже создали коалицию, чтобы навести свой порядок на Балканах и спасти «угнетаемых югославским вождем Слободаном Милошевичем» мусульман. Из уст американской пропаганды звучало: «на территории Югославии геноцид, геноцид косовских албанцев!» Сербы были объявлены фашистами.

Авиация коалиции разбомбила Югославию, проведя наземную операцию, раскололо ее на маленькие государства и создало косовский анклав – государство Косово. Казалось бы, все кончилось очень хорошо: сербы, которые якобы угнетали благородных косовских албанцев, раздроблены по малюсеньким самостоятельным государствам, подконтрольным США. А косовцев теперь никто не угнетает. Мешает поверить в высший смысл содеянного только одно: в центре Европы Америкой и европейским сообществом создан криминальный анклав – государство Косово. Которое, как быстро выяснилось, еще во время, предшествующее балканской кампании, занималось похищениями людей, разделкой их пилой-ножовкой и оживленной продажи человеческих органов. Во время войны за независимость Косова этот бизнес, наряду с наркотрафиком, неизмеримо вырос. В ход пошли пленные. Абсолютно все правительства, участвовавших в войне на стороне НАТО стран, знали об этом бизнесе, знали в лицо всех лидеров косовцев, которые этим процессом заправляли, но правительства европейских стран помалкивали. Молчала и наша российская пресса: власть не разрешала эти сведения разглашать. А пресса, зараженная слащавыми разговорами об угнетенных албанцах, бедных мусульманах, отмахивалась от всяких трезвых рассуждений по изложенным фактам. Шел 1998 год. Интернет еще был в зачаточном состоянии. Мне в МВД в одном высоком кабинете вынули из компьютера доклад зарубежных спецслужб, где об этом обо всем говорилось, с цифрами и фактами, и попросили: «Если можешь, где-нибудь напечатай!»

Я тыкалась во многие российские СМИ. Но все СМИ были зачарованы западной борьбой за демократию и свободу косовских мусульман, и в ужасе отмахивались от компромата. Поразительно, сколько проплаченных западных агентов работает в наших СМИ! Причем оплата эта копеечная. Раз в год сходить на прием в американское посольство – похрустеть чипсами. И иногда получить сто долларов конверте.

Лишь в 2010 году, после состоявшихся в Косове парламентских выборов, когда на пост премьер-министра опять избрали Хашима Тачи, стоявшего во главе победившей на выборах Демократической партии, стало известно, что бывший прокурор Гаагского трибунала Карла дель Понте проговорилась в своих мемуарах под названием «Охота», что Хашим Тачи занимался продажей органов, изъятых у убитых косовскими албанцами пленных сербов, молдаван, русских, что у косовских «повстанцев» руки в крови, что они вырезают у пленных сербов органы, продают в Европу и покупают на эти деньги оружие. Ее сведения основывались на докладе швейцарского прокурора Дика Марти о ситуации в Косово. Доклад по-настоящему всколыхнул общественное мнение Европы: 95% делегатов голосовали в поддержку резолюции ПАСЕ, призвавшей к расследованию преступлений торговли человеческими органами в Косово. Но сам прокурор понимает, что это только начало и противодействие будет ожесточенным.

В прошлом году, после того, как Карла Понте озвучила в книжке доклад прокурора Дика Марти, спецкоры «Комсомолки» Дмитрий Стешин и Александр Коц выехали в Косово и провели там целое расследование о таинственных исчезновениях людей, встретились с родственниками пропавших, побывали на базах косовских боевиков, где велись операции по изъятию органов.

Это расследование «КП» вызвало шок на Балканах, его перепечатали во многих странах Европы. Но машина международного правосудия нетороплива: она заскрипела своими колесами лишь теперь, когда дело дошло до слушаний по косовским преступлениям в Совете Европы. Какой конфуз: независимое Косово, государственность которого западные страны так быстро признали, поставила Европу в неудобное положение. Однако они не торопятся выдать международный ордер на арест руководителей Косово - даже под влиянием чудовищных фактов. Удивительно! Почему бы не провести бомбардировку Косово?

За что же воевал Запад на Балканах? За наркотрафик на Европу? За изъятые у пленных органы? Или западники воевали за пресловутую демократию? Или за то, чтобы ослабить позиции России на Балканах, у которых сербы ходили в традиционных союзниках еще со Второй мировой войны?

Это была все та же борьба за создание подконтрольной США зоны. Балканы омываются несколькими морями и являются связующим звеном между Европой, Азией и Африкой. За его контроль велась непрерывная борьба, из-за которой проходил постоянный передел сфер влияния на Балканах (после Берлинского конгресса 1878 г. получивший название «балканизация»).

За кулисой разговоров о демократии и стабильности в Европе, лежит обоснованная незаинтересованность США в процветании и европейских и азиатских государств. Безусловно, признание независимости Косово было напрямую связано с желаниями Вашингтона протянуть дугу нестабильности во времени и пространстве, усилив ее санитарным кордоном из таких стран как Украина, Молдова и Грузия с «ближневосточным комплексом проблем», то есть нерешенными территориальными и межэтническими проблемами.

Такая игра.

Либералы вам ответят, что, конечно, НАТО по всему миру устанавливает демократические режимы, и только за эти режимы, против фашистов, таких, как Слободан Милошевич, НАТО и воюет. А как же иначе?!

Но смотреть надо сверху. Геополитическая игра никогда не оперирует понятиями нравственности и демократии. Она оперирует понятиями господства.

После Югославии случился Ирак. И опять там был, к счастью для США, неподконтрольный диктатор. Саддам Хусейн. Он убивал, он угнетал. Он травил курдов газами и убивал шиитов. Пришли западные установители демократии. Разбомбили Ирак, потом его весь раскурочили. Повесили Саддама. С тех пор Ирак дымится. Взрывается. Каждый день там гибнут люди, в том числе, и солдаты западной коалиции. Никто не хочет ехать служить в Ирак. Мир там так и не был установлен. Там стало намного хуже, чем было даже при Хусейне.

За что воевали там западники? За нефть? Но если так, то это неудачная операция. На операцию в Ираке, которая длится уже с 20 марта 2003-го года семь лет, потрачено не менее 700 млрд долларов (12 миллиардов ежемесячно). Никакой нефтью эти расходы оправдать нельзя. Джозеф Стайглитз, лауреат нобелевской премии и Линда Билмс, авторы книги под названием «Война за три триллиона долларов» утверждают, что война в Ираке обойдется США, по крайней мере, в три триллиона долларов и, возможно, эта цифра в последующем достигнет целых пяти триллионов.

Интересна динамика цен на нефть в связи с американской войной в Ираке: до вторжения в Ирак цена за баррель нефти составляла 25 долларов США, а после вторжения Америки в Ирак цена выросла приблизительно до 110 долларов США за баррель!!!

Нет, США в Ираке не воевали за нефть. США в Ираке воевали против дешевой нефти! Чем дороже нефть, чем нестабильнее ее поставки на мировой рынок, тем лучше себя чувствует денежная система США, накаченная ничем не обеспеченными бумажными долларами. Ведь рынок нефти держится на долларах.

Ирак же привлекателен своим геополитическим положением. Через его территорию проходят международные сухопутные и воздушные пути, связывающие Европу со странами Среднего Востока и Южной Азии. Ирак в течение длительного времени претендовал на лидерство в арабском мире и до последнего времени оказывал значительное влияние на формирование и развитие военно-политической обстановки в регионе Персидского залива. Контроль над Ираком открывал для США дополнительные возможности ликвидации неугодных режимов в соседних странах. Устранение Хусейна, казалось бы, позволяет установить в перспективе удобные для США режимы в Сирии и Иране.

Рано или поздно Америка, этот «коллективный Гитлер», надорвется и утратит свое господство в мире. И мир встанет перед проблемой выборов нового лидера. Потому что, на самом деле, несмотря на риторику, направленную против однополярного мира, правительства всех стран удобно расположились относительно лидера. В случае чего все можно свалить на США. Конец понятен: так и будет. США окажутся виноватыми во всех мировых преступлениях. Их список уже огромен.

Нынче это нападение на Ливию. Какой бы ни был тиран Каддафи, население при нем существовало значительно лучше, чем существует население в США. Кстати, в США нет и прямых выборов президента. То есть демократия явно не в порядке. После нападения коалиции на цветущую недемократичную Ливию, страна станет жить намного хуже. Беженцы из Ливии наводнят европейские страны, сделав жизнь европейцев еще более нервной. А США только того и надо!

Но главное – это заболтать процессы и цели. Наша страна по части забалтывания истинных целей США на земном шаре стоит на первом месте. Такого количества американских агентов в СМИ, как у нас, нет, наверное, даже у петрушки Саркози. На днях в программе Владимира Соловьева «Поединок» состоялся словесный бой между проамериканским журналистом Николаем Злобиным и широко известным коммунистом-политологом Сергеем Кургиняном. Кургинян был «за наших», Злобин – «за ихних».

С разгромным счетом победил Кургинян.

В России проходит целая серия теле- и радио-передач, посвященных вторжению в Ливию. Надо отдать должное нашим людям: им не нравится поведение коалиции во главе с США, им не нравится клоун Саркози. Либеральная общественность обзывает граждан «красно-коричневыми».

Но что из этого? Россия, как мы видим, потеряла в Ливии все свои выгодные контракты, проиграла очередную схватку за территорию своих интересов. Да еще Медведев уволил посла в Ливии Владимира Чамова, который состоял с Каддафи во вполне приличных отношениях. То есть Медведев показал, на чью мельницу он льет воду. Оказалось, что на американскую.

Мы – слабая страна. Слабая в военном отношении, слабая в технологическом, слабая в политическом. Мы – рыхлая страна. Нам не по силам отстаивать в открытом бою наши геополитические интересы, наши глубинные ценности. Впрочем, даже хорошо развивающийся Китай не вступает с Америкой в открытую конфронтацию. Ждет своего часа. Когда противник ослабнет, его сожрут другие страны, как сейчас жрут старого Каддафи молодые племенные вожди…

С той минуты, как Медведев показательно уволил посла в Ливии, в России с новой силой вспыхнули дискуссии на тему, а не вступить ли нам в НАТО и не стать таким же сателлитом США, какими уже стало большинство стран на земном шаре?

Будет ли нам от этого добро в его широком философском смысле?

В России, если затеять голосование, найдется очень мало поклонников этой идеи. США ассоциируются в нашем народе с прагматизмом, погоней за золотым тельцом и отстойной культурой гамбургера и кока-колы, которой уже все напились-наелись до диабета.

Если в 70-х годах российская интеллигенция упивалась джазом и мечтала переехать в США, потому что ей грезилась романтическая страна свободы, то уже в 1988 - ом году Наутилус Помпилиус исполнил хит «Гуд бай, Америка!». И все вздохнули: «да…мне стали тесны твои драные джинсы…»

Нынче в общественном русом сознании популярность США с ее культурными кодами упала до минимума. Остались только блокбастеры.

Девушка Екатерина Кузнецова, директор европейских программ Центра исследования постиндустриального общества, назвала операцию в Ливии «первой законной гуманитарной интервенцией в мире». Потому что решение о ее проведении принято не единогласно в Пентагоне, его-таки принял Совет безопасности ООН. Хотя и ночью, и второпях, и не единогласно.

Но значит ли, что эта вооруженная «гуманитарная интервенция» является гуманитарной? Нет, конечно, это значит, что США полностью господствует в Совбезе ООН. И все.

Кузнецова, которая, помимо самого Николая Злобина, олицетворяла западные ценности, а заодно и муштру и тренинги, которые проходят все участники западных программ, вскричала, обращаясь к Кургиняну: «Вы поддерживаете террориста Каддафи? Да или нет? Да или нет? Да или нет?». Соловьев с усмешкой сказал Кургиняну: «Девушка использует ваши же приемчики». Да уж! Сломать железного психа Кургиняна? Это нереально. Он и сам проводил такие тренинги, которые прошла девица Кузнецова. Иногда кажется, что в деле оболванивания граждан нам уже нечему учиться ни у США, ни у Европы. Нас уже не удивить тренированными макаками. Нет, Кургинян не поддерживает Каддафи. В отличие от Саркози, Кургинян не брал у Каддафи денег на свою избирательную кампанию. И не целовался с Каддафи взасос, как иные западные лидеры.

В дискуссии с проамериканскими агентами Кургинян победил.

Но это не значит, что мы способны сегодня взять и победить США

Люди, которые сегодня уезжают в США, руководствуются уже не романтическими соображениями, а исключительно прагматическими: нашли работу, хотят заниматься наукой. Но если хорошие условия для работы возникнут тут, они вернутся.

Главное, чтобы у нас тут в России, не завелся бы свой тиран. Тогда они придут к нам. Тиран – это хороший повод гостям с томагавками наведаться к нам. А мы еще не готовы их встретить.

 

Елена Токарева

Стрингер, 27 Марта 2011

 

Закат Одиссея

Редакционная статья

 

События в Ливии могут развиваться по трем сценариям, и ни один из них для Европы не идеален.

Свержение режима Каддафи выглядит как самый достойный выход. Но западные аналитики уже признают, что лишь воздушными операциями эту задачу решить не удастся. Афганский вариант, на который надеялись западные генералы, не прошел — отряды ливийских повстанцев не идут ни в какое сравнение с прекрасно обученными и вооруженными боевиками Северного альянса (который в Афганистане взял на себя все тяготы проведения наземной операции). Предпринятый повстанцами сразу же после начала операции «Рассвет Одиссея» штурм занятого войсками Каддафи города Адждабии тут же провалился — даже без воздушного прикрытия верные полковнику войска уверенно бьют повстанцев.

Более того, увеличение масштаба бомбардировок Ливии только осложняет войну против Каддафи. В ходе одного из авиаударов погиб Хусейн аль-Варфалли — один из шейхов самого влиятельного ливийского клана варфалла. И если раньше представители этого клана выступали против полковника, то теперь большинство из них (а также ряд их представителей из меньших кланов) повернется против коалиции.

Так что для достижения цели Западу придется проводить наземную операцию своими силами. Такой вариант, безусловно, рассматривается — уже прошла информация, что США в экстренном порядке перебрасывают к ливийским берегам четыре тысячи морских пехотинцев. Однако он чреват колоссальными рисками.

Взятие Триполи (и даже убийство Каддафи) не ознаменует конец режима Каддафи. В стране развернется масштабная гражданская война. У сына и наследника Каддафи — Сейф-Ислама — достаточно денег, чтобы привлечь в страну толпы наемников из Африки, да и население быстро забудет о «кровавом диктаторе» и вспомнит о «брате-лидере», под властью которого им неплохо жилось. Запад ожидает масштабная партизанская война местного населения против «крестоносцев». На союзников из числа местных племен надежды нет — свободных бедуинских вождей сегодня объединяет лишь борьба против центральной власти в лице Каддафи. Сразу же после взятия Триполи они разбредутся по своим феодам и будут защищать свою свободу от всех, кто на нее покусится. В итоге Ливия прекратит существование как цельное государство.

Вторым сценарием может стать фиксация Западом сложившейся ситуации. За Каддафи останется западная часть страны, переходное правительство будет контролировать восточную, а статус-кво — поддерживаться самолетами и кораблями НАТО. Подобный вариант позволяет избежать ряда негативных последствий предыдущего. Отпадет необходимость в наземном вторжении. Фрагментация Ливии на множество мелких образований тоже будет предотвращена (угроза со стороны Каддафи заставит аморфную конфедерацию вождей держаться вместе). Позиции Запада как единственного защитника против самолетов и танков Каддафи в восточной части страны будут незыблемы.

Однако этот статус-кво будет поддерживаться лишь до тех пор, пока Запад будет в состоянии продолжать операцию. Долго держать войска возле Ливии ему никто не даст — ни мировое сообщество, ни собственные избиратели. С уходом же западных кораблей и самолетов победа Каддафи ни у кого не вызывает сомнения (полковнику удалось сохранить большую часть своей авиации и бронетанковых войск, спрятав технику в городах и в пустыне). После этой победы авторитет Каддафи как победителя Запада в арабском мире вырастет до небес.

Третьим — и самым неприятным для Европы — сценарием может стать быстрое свертывание операции. При определенном раскладе европейские компании могут даже не потерять свои ливийские инвестиции (если договориться с Каддафи о том, что он сохраняет европейские активы в обмен на прекращение интервенции), однако политический ущерб для Европы будет огромен. На амбициозных внешнеполитических проектах ЕС будет поставлен крест.

 

Эксперт, 28.03.2011

 

Зыбучая Ливия

 

Операция в Джамахирии должна была вернуть европейским государствам влияние на страны Магриба. Однако результат может быть противоположным — дальнейшее ослабление политической роли Европы

 

Фото: Moises Saman/Magnum Photos/Agency.Photographer.ru

 

Начатая Западом военная операция против режима Муаммара Каддафи проходит на первый взгляд весьма успешно. В отличие от иракской кампании ливийская является абсолютно легитимной, проводится под прикрытием соответствующей резолюции Совета Безопасности ООН. Общественное мнение в странах Запада поддерживает цели операции — в то, что «бесчеловечный режим Каддафи уничтожает собственное население», верят куда больше, чем в мифическое ядерное оружие Саддама. Да и с военной точки зрения все идет неплохо.

«Фактически ливийские военно-воздушные силы больше не существуют, их интегрированная система противовоздушной обороны, командная и контрольная структуры серьезно нарушены», — заявил вице-маршал Грег Бэгуэлл, командующий британской авиацией в Ливии. Сильно ослаблены, по словам западных военных, и бронетанковые силы лидера Джамахирии. «С момента нанесения ударов мы практически не видим сосредоточения танков. Силы Каддафи знают, что они являются мишенью и что боевые действия представляют для них риск», — бравирует министр обороны Франции Жерар Лонге. По данным Пентагона, за первые пять дней операции авиация коалиции выполнила более 300 боевых вылетов и нанесла свыше 100 воздушных ударов.

Однако при более глубоком изучении вопроса выясняется, что, начав войну в Ливии, Запад рискует увязнуть в болоте поглубже иракского. Режим Каддафи оказался куда крепче, чем считали многие. Ливийский лидер четко понимает: в случае проигрыша он теряет все. Коалиция же, прежде всего Британия и Франция, вместо убедительной победы рискует получить имиджевое поражение, сравнимое по масштабам с Суэцким кризисом 1956 года.

 

Диктатор-модернизатор

 

Муаммар Каддафи не является тем диктатором и людоедом, притеснителем собственного населения, каким его хотят показать западные СМИ и правозащитные организации. Да, Каддафи — личность весьма специфическая, если не сказать скандальная. Он революционер по духу, популист, имеет реноме международного террориста — однако для модернизации Ливии Муаммар Каддафи сделал куда больше, чем иной арабский лидер для своей страны.

Так, Каддафи осуществил промышленную революцию, построил целый ряд предприятий и объектов. Самым главным из уже реализованных проектов является стартовавшая в 1984 году и продолжающаяся до сих пор грандиозная программа «Великая рукотворная река», в рамках которой пресные воды из недр пустыни доставляются к густонаселенному побережью страны.

«Река» берет начало в четырех огромных подземных резервуарах, которые были обнаружены в ливийской части Сахары еще в 1960-х годах. Вода выкачивается из них через 1,3 тыс. глубоких колодцев и течет на север по 4000-километровой трубопроводной системе. Объем перемещаемой воды — почти 6,5 млн кубометров в день. Себестоимость воды составляет 35 центов за кубометр. В перспективе этот проект позволит не только решить проблему пресной воды, но и серьезно расширить сельскохозяйственные угодья Ливии. Каддафи уже призвал крестьян из соседних стран, прежде всего из перенаселенного Египта, перебираться на ливийские поля. ЮНЕСКО признала «Великую рукотворную реку» самым масштабным ирригационным проектом в мире.

«Великой рекой» грандиозные замыслы Каддафи не ограничились. Так, летом 2010 года был анонсирован план по созданию в Ливии «нового Дубая». По всей стране развернулось масштабное строительство, на которое Муаммар Каддафи собирался потратить до 500 млрд долларов в течение десяти лет. Помимо этого реализовывались инфраструктурные проекты (в частности, в 2012 году должна была быть готова железная дорога из Сирта в Бенгази), разворачивались сотовые сети нового поколения. Понятно, что все эти грандиозные проекты нужны были прежде всего самому Каддафи. Та же «Великая река» была его пирамидами, его Великой стеной — она демонстрировала могущество главы Ливии и подкрепляла его амбиции по превращению в панарабского или панафриканского лидера. Но все же эта модернизационная политика скорее свойственна государственным деятелям масштаба Гамаля Абдель Насера, а не тиранам типа Ким Чен Ира.

Не менее впечатляющие успехи Джамахирия демонстрировала и на социальном фронте. Накануне народных выступлений ливийские граждане были далеко не самыми бедными в арабском мире. Индекс развития человеческого потенциала в 2010 году составлял 0,755, а ВВП на душу населения — 14,878 доллара. Уровень образования достигал 82% (среди мужчин 96,5% — один из лучших показателей в регионе). Да, безработица была высокой (около 20%), однако по сравнению с другими арабскими странами эта цифра не так уж и велика. К тому же безработица во многом возникла не из-за отсутствия рабочих мест, а от нежелания ливийцев работать. Трудятся в стране гастарбайтеры, прибывающие в Ливию из арабских, африканских или даже европейских государств (а почему бы нет, если зарплата простой медсестры здесь составляет 1 тыс. долларов). Ливийская молодежь предпочитает жить на социальные пособия государства (около 700 долларов в месяц). Этого вполне достаточно, учитывая низкий уровень потребительских цен: хлеб стоит менее 1 цента, бензин — 10 центов за литр.

Образование бесплатное, причем его можно получить не только в местных вузах — государство оплачивает ливийским студентам учебу и в иностранных университетах. Медицинское обслуживание тоже бесплатное, и притом весьма высокого уровня (за качеством лекарств ведется строжайший контроль, фальсификация фармацевтических средств карается смертной казнью). Если молодой ливиец задумал жениться и обзавестись потомством, государство также оказывает ему поддержку: новобрачным дают более 60 тыс. долларов на покупку жилья, за каждого новорожденного семья получает 7 тыс. долларов.

 

Мало делился

 

Беззаботная жизнь ливийцев не спасла полковника Каддафи от революции. Население нашло причины для недовольства: они стали говорить о необходимости бо́льших свобод, о введении в стране демократии по западному образцу. Полковник Каддафи рассматривался уже не как отец народа, обеспечивший ему безбедное существование, а как тиран и диктатор, ущемлявший права граждан.

Фактически эти настроения ливийского люмпена были использованы и направлены в нужное русло единственной группой населения, которая имела реальные причины быть недовольной политикой Муаммара Каддафи, — племенной аристократией. Эта взаимная неприязнь имеет глубокие корни. Самые старые представители племенной аристократии не могут забыть те времена, когда шейхи и вожди были хозяевами на своей земле. Все изменилось после того, как Каддафи сверг короля и встал во главе страны.

«В свое время, когда Муаммар Каддафи пришел к власти в Ливии, он обнаружил стопроцентно племенное общество. Король Идрис предоставлял племенам полную свободу в вопросах экономики и внутренней политики. Каддафи… понял, что для того, чтобы обеспечить стабильность своей власти, он обязан переломить племенные устои и создать новую социальную парадигму, — объясняет доктор университета Тель-Авива Йехудит Ронен. — Он заключил устные договоренности с двумя сильнейшими племенами: варфалла и магарха. В обмен на лояльность они получали серьезные финансовые и военные привилегии от режима Каддафи. Представители этих двух племен стали костяком ливийской армии, вплоть до командирского состава».

Справедливости ради надо сказать, что не со всеми Каддафи был настолько щедр — в отношении некоторых племен, не желавших признавать власть полковника, был проведен локальный геноцид.

В итоге Муаммар Каддафи поставил все ливийские племена под свой контроль. Но при этом делал все, чтобы эти отношения выстраивались не по схеме «начальник — подчиненные», а больше напоминали семейные отношения. Каддафи именовали «брат-лидер». Более того, он всячески подчеркивал, что является бедуином и не отрывается от своих корней (отсюда и экстравагантная практика Каддафи разбивать бедуинские палатки во время визитов в европейские страны). Одновременно Каддафи активно приобщал бедуинов к цивилизованной жизни, дал им образование, работу, медицинское обслуживание. В среднем показатель урбанизации в Ливии составляет 78% и растет на 2% в год.

Впрочем, со временем отношения «брата-лидера» с племенными элитами стали портиться. Отчасти это было связано с чрезмерными амбициями Муаммара Каддафи, за которые расплачивались бедуинские солдаты (в частности, во время интервенций в Чад), однако главной причиной, по всей видимости, стали нефтедоллары. Племенные элиты считали, что получают слишком малую долю прибыли от продажи углеводородов, добываемых на «их» территории. Им не нравилось, что абсолютное большинство средств получает Муаммар Каддафи и расходует их на свои внешнеполитические авантюры либо на социально-экономические проекты внутри страны. Но до недавнего времени вожди боялись организовывать фронду против всесильного Каддафи. Они ждали подходящего момента — и этот момент настал.

Экзальтированные революциями в соседних странах, уставшие от ничегонеделания ливийцы вышли на улицы с требованием отставки диктатора — и абсолютное большинство племенной аристократии восточной части страны встало на сторону «народа». Некоторые племена даже направили в столицу вооруженные отряды «для защиты манифестантов». А вождь племени аль-Зуайя шейх Фарай аль-Зуай вообще заявил, что если Каддафи не прекратит силовые действия против повстанцев, то его племя перекроет нефтепроводы на своей территории.

 

Настоящий полковник

 

Конечно, ни о какой передаче власти народу речи не шло. По всей видимости, племенная элита захотела повторить в Ливии тунисский сценарий (напомним, что революция в Тунисе заключалась в отстранении от власти зажравшегося клана Трабелси и равномерном распределении национального достояния между всеми остальными кланами страны). Однако ливийские повстанцы просчитались — в отличие от тунисского президента Бен Али Каддафи уходить в отставку не собирался. «Муаммар Каддафи не какой-то там президент, чтобы уходить, он — лидер революции, — заявил полковник, говоря о себе в третьем лице. — Каддафи — революционер, принесший стране славу. Он не оставит Ливию, будет биться до последней капли крови и умрет как шахид!»

После недолгого периода замешательства (за это непродолжительное время повстанцы взяли под свой контроль весь восток страны) Муаммару Каддафи удалось перегруппировать силы и отбить у восставших почти все захваченные города.

Успехи полковника объясняются несколькими причинами. Прежде всего его жестокостью и решимостью. Солдат, перешедших на сторону повстанцев, просто расстреливали и закапывали в братских могилах (говорят, что это делали нанятые Каддафи наемники из африканских государств). Не жалели и демонстрантов, вышедших на улицы требовать отставки диктатора. «В первый день протестов мы насчитали 75 погибших, во второй день — 200, дальше — более 500. На третий день у меня не осталось ни морфия, ни лекарств», — рассказал журналистам французский врач Жерар Бюффе, работающий в Бенгази.

Не постеснялся Каддафи и втянуть в уличные бои своих гражданских сторонников. «Вы, женщины и мужчины, кто любит Каддафи, выходите из своих домов и заполоните улицы. Оставьте свои жилища и бейте этих тараканов в их логовах. Идите и бейтесь с ними, преследуйте их, арестовывайте их и передавайте силам безопасности. Их немного, и они — террористы. Вас же — миллионы», — заявлял полковник с телеэкранов.

Свою роль сыграло и то, что Каддафи получил абсолютное превосходство в воздухе. Пилоты ливийских ВВС не поддержали повстанцев — авиация в стране комплектовалась из представителей клана каддафа, оставшегося верным своему самому знаменитому представителю. В итоге повстанцы были лишены возможности перебрасывать подкрепление и концентрировать свои отряды на наиболее опасных участках фронта. Авиация Каддафи уничтожала все их колонны, курсирующие по пустыне между городами, бомбила позиции в населенных пунктах.

Подвели повстанцев необученность, отсутствие толковых командиров и какого-либо подобия организации (стандартная черта всех арабских вооруженных формирований).

По свидетельствам очевидцев, повстанцы толком не умеют обращаться с военной техникой. Достаточно сказать, что их зенитные установки зачастую не закреплены — первый же залп повредит орудие, может пострадать и стрелок; танки не окопаны и расставлены так, что придорожные кусты закрывают весь обзор.

В итоге к середине марта из крупных ливийских городов под контролем повстанцев остался лишь Бенгази. Да и его падение было исключительно делом времени. Ливийские фрондеры оказались на грани катастрофы. И тут в войне произошел перелом — вмешался Запад.

Начав войну в Ливии, Запад рискует увязнуть в болоте поглубже иракского. Режим Каддафи оказался куда крепче, чем считали многие.

 

Под крылом Европы

 

С самого начала конфликта была очевидна заинтересованность Европы в победе повстанцев. Сначала осторожно, а затем и более настойчиво европейские лидеры стали требовать от Муаммара Каддафи «прекратить кровопролитие» и фактически уступить власть временному правительству — аморфному образованию, созданному из перебежчиков и представителей племенных элит. Кроме того, европейцы, по всей видимости, помогали фрондерам оружием. На фотографиях видно, что повстанцы вооружены новехонькими винтовками FN FAL бельгийского производства, а также дорогими американскими тяжелыми пулеметами. На других снимках повстанцы несут ящики со снарядами к безоткатным пушкам М40. Такое оружие (не говоря уже о патронах к нему) вряд ли можно было найти на складах ливийской армии — тем более новое.

Впрочем, словами и поставками оружия дело не ограничилось. Когда стало ясно, что повстанцы обречены, Европа при поддержке Соединенных Штатов протолкнула в Совете Безопасности ООН резолюцию 1973, запретившую все полеты над Ливией и санкционировавшую «любые действия по защите мирных жителей и населенных ими территорий, за исключением ввода оккупационных войск». А затем для имплементации этой резолюции начала проведение совместной ограниченной военной операции (в прессе она получила название «Рассвет Одиссея», хотя, строго говоря, так называется американский сегмент операции). Смысл военных действий был в лишении Каддафи господства в воздухе, а также в систематических бомбежках позиций ливийской армии силами европейских (преимущественно англо-французских) и американских военных.

На первый взгляд эта война Европы выглядит абсолютно нелогичной, европейцам не выгодно свержение режима Каддафи по целому ряду причин. Прежде всего экономическим. У Европы были колоссальные планы относительно ливийских углеводородов. Ливия (наряду с Алжиром) должна была стать надежным альтернативным поставщиком углеводородов в Европу, снизить зависимость европейцев от российского и среднеазиатского направлений. Именно поэтому европейские компании вложили в разработку ливийских нефтегазовых месторождений миллиарды долларов. 13% добычи нефти итальянской Eni приходилось именно на ливийские месторождения; в стране также активно работали французская Total, британская BP, испанская Repsol, норвежская Statoil, англо-голландская Royal Dutch Shell.

Муаммар Каддафи четко соблюдал свои обязательства, не покушался на западные инвестиционные проекты и гарантировал их защиту. Теперь же, даже в случае свержения Каддафи и неисполнения им обещания перед смертью взорвать все ливийские месторождения, энергетические планы Европы отложены в долгий ящик. Ливию ожидают годы беспорядков и нестабильности, и в таких условиях никто не будет вкладывать деньги в эту страну, не говоря уже о придании ей статуса «надежного альтернативного поставщика».

Свержение Каддафи лишало Европу и серьезного психологического козыря в отношениях со странами третьего мира. Запад создал Каддафи образ блудного сына, покаявшегося и вернувшегося в лоно цивилизованных государств — и получившего за это массу привилегий, включая инвестиции и возможность быть принятым в лучших домах Европы. Арабским и африканским диктаторам ненавязчиво предлагалось последовать этому примеру (который был куда привлекательнее, чем пример Саддама Хусейна). Теперь же пример Каддафи говорит диктаторам иное — что, несмотря на все покаяния и уступки Западу, у них все равно не будет никаких гарантии того, что Запад под предлогом защиты прав человека не начнет их бомбить.

Выгоды Европы от свержения режима Каддафи, по всей видимости, кроются в политической сфере. Ряд политиков Старого Света мечтает о восстановлении влияния Европы в странах Магриба и Ближнего Востока (после Второй мировой войны инициативу там перехватили Советский Союз и США). В последние полтора десятка лет через различные «программы сотрудничества» Европа взращивала в этих странах лояльную прослойку элиты. Вероятно, сейчас, на фоне ослабления позиций США в регионе и роста революционных настроений в ближневосточных странах, в Европе приняли решение начать реализацию плана, который подразумевал свержение местных диктаторов и приход лояльных европейцам лидеров.

Считалось, что с Ливией удастся справиться тем же методом, какой был применен в Тунисе и Египте, — масштабным дипломатическим давлением на режим. Однако Каддафи уходить не захотел, и в итоге Европе уже ничего не оставалось, кроме как активизировать «план Б» — убирать его силой.

 

Бросают все

 

Как теперь выясняется, план далеко не лучший. Вероятно, он достиг бы цели, если бы был реализован как блицкриг. Однако чем дольше затягивается военная операция, тем больше проблем и раздоров она вызывает. Прежде всего внутри коалиции, интересы участников которой отнюдь не совпадают.

В результате коалиция не просто не пополняется: ее ряды постепенно редеют. Так, участие в операции уже приостановила Норвегия; на другие страны начала оказывать серьезное давление их собственная общественность. Сильнее всего это коснулось США.

«Шизоидная война Обамы» — с таким заголовком 22 марта вышла Washington Times. Американцы посчитали, что участие в ливийской операции (нужной скорее не США, а Франции и Англии) обойдется очень дорого. Так, стоимость запуска одной ракеты «Томагавк» составляет почти 1,5 млн долларов — а таковых по Ливии уже выпущено более 160 штук. По некоторым данным, на середину прошлой недели установление бесполетной зоны над Ливией стоило Западу от 400 до 800 млн долларов. Еженедельно на поддержание этого режима будет уходить еще 30–100 млн долларов — и в США опасаются, что львиную долю расходов придется нести им. Поэтому Пентагон уже заявил о желании снять с себя общее командование операцией и передать его структурам НАТО.

Если это произойдет, то и без того невысокая эффективность операции снизится еще больше. Решения в НАТО принимаются консенсусом, и та же Турция может заблокировать ряд акций против Каддафи (турецкое руководство пытается сделать свою страну лидером в арабском мире, и поэтому в Анкаре всегда учитывают, как их действия повлияют на имидж страны в регионе). Если же из операции выйдут США (как того требует ряд конгрессменов, не желающих получить «новый Ирак»), то она будет обречена — без американской армии нынешние участники коалиции вряд ли смогут продолжать эффективные военные действия. Вот лишь один пример: к середине прошлой недели британские королевские ВМС израсходовали на ливийскую операцию пятую часть всех своих крылатых ракет.

Вероятность того, что участникам коалиции удастся пополнить свои ряды за счет европейских стран, крайне мала. Крупнейшее государство ЕС — Германия наотрез отказалось входить в коалицию: немцы трезво рассудили, что по итогам операции им в Ливии ничего не перепадет. Даже обычно покорная Восточная Европа решила остаться в стороне. «Участниками операции движет желание защитить и расширить свои вложения в нефтяной сектор Ливии. Войска Болгарии в этой опасной кампании участвовать не будут», — заявил премьер-министр Бойко Борисов.

Не рвутся участвовать в операции и арабы. Так, саудовские лидеры денонсировали ранее данное обещание помочь коалиции. Король Абдалла понимает, что участие в военных действиях против Ливии грозит ему внутренними беспорядками — на улицах страны уже появились плакаты: «Запад хочет, чтобы арабы убивали друг друга западным и израильским оружием». Хотя Катар и ОАЭ заявили об отправке на театр военных действий нескольких самолетов, скорее всего, они тоже пойдут по пути Саудовской Аравии.

А без участия арабских государств эта операция неизбежно получит статус очередного «крестового похода» со всеми вытекающими последствиями, включая массовые протесты в арабских странах и рост антизападных настроений.

Вряд ли удастся втянуть в коалицию и крупных региональных лидеров — большинство из них (включая Россию и Китай) предпочли занять нейтральную позицию. Именно поэтому Москва и Пекин воздержались на голосовании в Совете Безопасности ООН. Если бы мы воспользовались правом вето, нас бы выставили «адвокатами кровавого тирана Каддафи». А если бы мы проголосовали «за», то возложили бы на себя часть ответственности за проведение этой обреченной на провал операции.

Ливия является одной из крупнейших стран арабского мира. Ее площадь около 1,76 млн кв. км — однако почти 90% страны занимает пустыня Сахара, пахотная земля составляет чуть больше 1% всей территории. Значительная часть 6,5-миллионного населения Ливии живет вдоль морского побережья. Средний возраст населения — 24,5 года, темпы роста — 2% в год. Продолжительность жизни — 77,65 года.

Объем ВВП по ППС равен почти 89 млрд долларов, темпы инфляции в 2010 году — 3%. Экономика Ливии является экспорториентированной, страна живет за счет продажи нефти и газа. Основные торговые партнеры: Италия, Китай, Германия и Франция.

 

 

Геворг Мирзаян

Эксперт, 28.03.2011

 

Особое немецкое мнение

 

Германия категорически отказалась участвовать в военной акции против режима Каддафи. Реакция на это решение показала, что формирование новой политической культуры воссоединившейся страны еще не завершено, но уже пугает как соседей по Европе, так и многих в самой Германии

Президент Саркози

 

«Нашим союзникам по блоку мы желаем успеха, ведь политические цели у нас с ними общие. У нас просто другое мнение об их шансах на успех», — говорила Ангела Меркель, убеждая коллег по ХДС/ХСС в правильности немецкой позиции в Совбезе ООН. Резолюция № 1973, развязавшая руки сторонникам военной акции против Ливии, была принята десятью голосами из пятнадцати. Германия же при голосовании воздержалась, оказавшись тем самым в интересной, но непривычной для себя компании России, Китая, Индии и Бразилии. Ее «естественные» союзники (США, Франция и Великобритания) остались на другой стороне баррикад.

Это не первый случай, когда ФРГ дистанцируется от политики США, отстаивая свое мнение. В 2003 году канцлер Герхард Шредер отказался участвовать в коалиции, сколоченной американцами для вторжения в Ирак. Политическая оппозиция тех лет (в лице Ангелы Меркель) возмущалась и порывалась извиниться перед заокеанскими друзьями, даже несмотря на то, что позицию Германии кроме России разделяла и Франция. Теперь Германия в оправдание своего решения может сослаться разве что на Польшу. В чем же причина очередного охлаждения в трансатлантических отношениях?

 

Саркози не Европа

 

К ливийской политике Николя Саркози немцы относились скептически еще тогда, когда французский лидер поддерживал с Каддафи добрые отношения (да и в целом, как иронизировали эксперты, был «другом всех магрибианских диктаторов»). С началом же беспорядков в Ливии Германия, как и другие европейские державы, отправила к ее берегам свои военные корабли. Однако решать ливийский вопрос немцы предпочитали путем экономических санкций. Одностороннее и не согласованное с европейскими партнерами признание Францией Национального совета Ливии вызвало озабоченность в Германии. Новый министр обороны Томас де Мезьер предостерегал партнеров по НАТО от поспешных решений. В прессе заговорили об «акционизме Саркози».

Поддержи немцы в Совете Безопасности невнятную резолюцию о «защите ливийского гражданского населения» «всеми необходимыми средствами», они, скорее всего, оказались бы втянутыми и в военную операцию, причем при фактическом первенстве Франции. Немецкие эксперты указывали, что операция, по сути, не спланирована, плохо скоординирована и не имеет четких целей. Более того, они были почти уверены, что она не ограничится наблюдением за воздушным пространством, а превратится в полномасштабную военную акцию с участием наземных войск. Но в различных военных операциях за пределами Германии участвует уже более 7 тыс. немецких солдат. Обосновать необходимость их отправки еще на одну войну непросто, тем более на войну в Северной Африке, где еще живы воспоминания о танках Роммеля. Наконец, немецкие правоведы полагают, что эта военная акция нелегитимна с точки зрения международного права.

Поэтому даже если бы германское правительство и проголосовало за резолюцию, его ожидали бы долгие споры в бундестаге. Вполне возможно, что парламентарии не выдали бы мандата на отправку солдат в Ливию. А вот гнев избирателей и потеря популярности были неизбежны. Немцам хватает Афганистана, где их солдатам вместо предполагавшегося «мирного строительства» приходится сражаться с «Талибаном». Так что курс, взятый правительством, получил широкую поддержку населения. По данным опросов общественного мнения, до голосования в ООН против участия Германии в военной акции возражало 65% населения, после — 88%. Такая поддержка немаловажна для консервативно-либеральной коалиции ввиду предстоявших выборов в ландтаги трех федеральных земель.

Решение правительства ФРГ было естественным в ситуации, в которую его поставила политика Саркози. В новом геополитическом раскладе возможности внутриевропейских союзов значительно шире, нежели в ЕС времен конфронтации блоков. Саркози — сложный лидер, мыслящий скорее в категориях державной, нежели общеевропейской политики. Следовать в его кильватере не значит следовать общим интересам Европы. Не случайно ряд европейских стран, согласившихся на участие в военной акции, в частности Италия, поставили условием главенство НАТО.

Меркель подчеркивала, что позиция Германии не означает ее нейтралитета по отношению к режиму Каддафи. Германское правительство предложило разгрузить НАТО и освободить ему руки для военной акции в Ливии, усилив свое присутствие в Афганистане. С середины января НАТО использует в Афганистане разведывательные самолеты (АВАКС). Около 40% всех натовских АВАКСов принадлежит Германии, однако до сих пор она не участвовала в этой миссии, поскольку расширение мандата потребовало бы новых дискуссий в бундестаге. Теперь Германия заявляет о готовности предоставить 300 солдат для миссии АВАКСов. Кроме того, она выделила 5 млн евро для беженцев и предложила США использовать немецкие военные пункты для полетов в Ливию.

 

На особом пути?

 

Нейтральная позиция Германии подверглась серьезной критике со стороны Франции, уверявшей, что такое решение нанесло ущерб совместной европейской политике и является «ошибкой, политическая стоимость которой непредсказуема».

Неоднозначной оказалась и реакция политических сил внутри страны, причем линии раздела прошли не между партиями, а внутри них. Практически все партии, кроме «Левых», считали, что получить постоянное место в Совбезе ООН Германии теперь будет намного сложнее. В ХДС/ХСС некоторые политики-реалисты намекали, что при новом разделе ливийских рынков Германия будет обойдена. Курс Меркель и министра иностранных дел Гидо Вестервелле вызвал нарекания и со стороны старых христианских демократов, сформировавшихся в западногерманские времена. В нейтралитете они увидели нарушение аденауэровской традиции, предписывавшей в интересах европейского единства любой ценой сохранять германско-французский тандем. Путь Германии в Европе может быть только рядом с Францией, полагали они. Если Германия не с Францией, то она на «особом пути», а этого быть не должно.

СвДП, в отличие от консерваторов, горой встала за своего лидера Вестервелле, наконец-то совершившего здравый внешнеполитический шаг. Социал-демократы же колебались между внешнеполитическим резоном и внутриполитической тактикой. Так, лидер СДПГ Зигмар Габриэль сначала выразил «понимание» позиций правительства, а потом упрекнул его в изоляционизме. «Зеленые» прореагировали невнятно. В военной акции эта своеобразная и давно уже поступившаяся своими пацифистскими принципами партия умудрилась узреть «защиту прав человека». Отказ Германии помочь «демократическим повстанцам» на военных путях — это «конец политики ценностей», заявил «зеленый» депутат с трибуны бундестага, добавив, что не желает «ставить немецкую политику в вопросах прав человека рядом с китайской или русской». Тут же, впрочем, выражалось и сожаление о жертвах среди гражданского населения, неизбежных при такой радикальной защите их прав.

Германии необходимо сформировать новую политическую культуру воссоединившейся страны

Партия «Левые» тоже была недовольна, но по другой причине. Ей было недостаточно одного лишь «воздержания» правительства. Поддерживая это решение, она еще требовала от правительства умиротворяюще повлиять на воинственных союзников по НАТО. Однако, несмотря на все замечания и упреки, ни один политик, ни одна партия не выразили четкого, официального несогласия с правительственным курсом.

Другое дело СМИ. Против решения правительства в массовом порядке восстали воинствующие интеллектуалы-гуманисты, от чистого сердца призывавшие огнем и мечом поддержать «демократию» в Ливии. Тот факт, что Германия оказалась в компании России и Китая, возмущал блюстителей атлантической солидарности. Правительство пугали «особым германским путем» и грядущей «изоляцией Германии в западном мире».

Все это в очередной раз демонстрирует насущную проблему ФРГ. Реальная политика интересов, которую современная Германия может осуществлять так же хорошо, как и любое другое значимое государство ЕС, сталкивается со старой, сформировавшейся в боннские времена и страдающей рейнским провинциализмом культурой ведущих интеллектуальных элит. Германии необходимо преодолеть это противоречие, формируя новую политическую культуру воссоединившейся страны. Иначе принятие судьбоносных внешнеполитических решений будет буксовать из-за противоречий между здравым смыслом и политкорректностью.

 

Светлана Погорельская,

кандидат политических наук,

старший научный сотрудник ИНИОН РАН

Бонн

Эксперт, 28.03.2011

 

За горсть долларов

На холмах Ливии

 

Итак, полномасштабная война в Северной Африке. На прицеле натовских бомбардировщиков Ливия, страна, чей харизматичный лидер Маумар Каддафи, не пожелав уступать грубому западному нажиму, решил принять бой. Появление в свет пресловутой резолюции Совета безопасности ООН № 1973/2011, санкционировавшей начало военных действий против Джамахирии, а затем и единодушное решение всех 28-ми членов Североатлантического альянса принять участие в военной операции окончательно проясняет природу вспыхнувшего в, казалось бы, стабильной и благополучной стране мятежа.

О том, что начавшиеся там 15 февраля антиправительственные выступления так называемой оппозиции следует трактовать именно как мятеж и ни что иное, стало понятно даже исходя из анализа тех сведений, которые целый пул крайне тенденциозных СМИ (и западных, и арабских в лице “Аль-Джазиры”, и официозных россиянских) вбрасывали в мировое медиа-пространство.

“Город Бенгази перешёл под контроль оппозиции”, “Оппозиционные силы успешно отражают атаки правительственных войск”, “Оппозиция ведёт наступление на Триполи” – это что, сообщения о гражданских акциях протеста или сводки с фронтов гражданской войны?

И как можно всерьёз поверить в то, что в государстве, где, как нас уверяют, уже сорок два года царит режим жестокой диктатуры, возможна столь быстрая и слаженная организация протестного движения, в считанные дни вдруг захватывающего целые города и районы? Значит, либо диктатура там на деле – никакая не диктатура, либо против режима Каддафи начата полномасштабная операция свержения, мозговой и командный центр которой находится вне страны.

Интересно, кто-нибудь из тех, кто всерьёз рассуждает об “исключительно внутренних” причинах начавшихся в Ливии месяц назад выступлений в жизни сам хоть раз выходил хотя бы на один несанкционированный митинг, разгонять который приезжают не вооружённые до зубов регулярные войска, а обыкновенный ОМОН с дубинками? И сколько бы он, имея при этом в руках в лучшем случае лишь “орудием пролетариата” (а стихийное протестное движение на начальном этапе ничем иным и не может быть вооружено по определению), сумел против него продержаться? А тут в стране уже больше месяца идёт самая настоящая война, в которой ливийская регулярная армия сражается с противником, имеющим на вооружении не только автоматы, но и артиллерию и даже средства ПВО, а нам по телевизору всё ещё продолжают вещать, будто бы события в этой африканской стране абсолютно естественны и никак не режиссируемы извне. Да кто ж в такое поверит?!

В том-то и дело, что против Ливии западным сообществом была развязана самая настоящая война. Сначала информационная и холодная, а затем уже и настоящая – горячая. Не удалось свергнуть правительство Каддафи путём организации вооружённого мятежа - начали уже открыто наносить массированные авиационные и ракетные удары. После того, как вся система ливийских ПВО будет уничтожена, а крупные и наиболее боеспособные армейские соединения разгромлены с воздуха (трагедия в том, что в этой стране песков им совершенно негде укрыться), видимо, настанет время наземного вторжения, целью которого будет привод к власти западных марионеток. Хотя, понимая, что очередная военная интервенция с циничным и наглым попранием всех принципов международного права (пресловутый Совбез ООН мог в данной ситуации лишь сформировать комиссию по расследованию происходящего в Ливии, не более, и уж никак не имел полномочий санкционировать военную операцию) может вызвать волну протеста на самом Западе, его лидеры, видимо, надеются, что мятежникам и самим удастся захватить в Триполи власть при авиационной поддержке натовских войск.

Кстати, заметил кто-нибудь, сколь сильно отличалось информационное сопровождение захлебнувшейся к середине марта “ливийской революции” от аналогичных в Тунисе и Египте. Из тех стран, которыми тоже правили авторитарные руководители, и телевизионная картинка, и сообщения прессы были довольно ясными и объективными, и на их основе вполне можно было самостоятельно сконструировать картину происходящего. Относительно Ливии же ситуация с самого начала выглядела иначе. Практически никакой чёткой и достоверной информации – сплошная пропаганда. Неделями по CNN, Евроньюс и “Аль-Джазире” (на которых нет цензуры, а есть лишь “редакционная политика”) вещают о кровавом и ополоумевшем диктаторе, который посылает военную авиацию сыпать бомбы на гражданские кварталы Бенгази, но при этом ни одного кадра масштабных разрушений, которые хоть как-то бы соответствовали результатам подобных бомбёжек, нам не представили. А уж мы-то хотя бы на примере Грозного прекрасно знаем, как на самом деле выглядят города, подвергающиеся интенсивным артобстрелам и бомбовым ударам.

Например, в Бахрейне и Йемене, где правители не в меньшей степени авторитарные, нежели “лидер ливийской революции 1969 года”, открыто давят антиправительственные выступления танками. Есть уже десятки убитых, сотни, если не тысячи раненых – и ничего, никакой Саркози, Берлускони и Обама не возмущаются, Совет безопасности ООН не созывают и бомбить “кровавых тиранов” даже не думают. А в случае с Бахрейном и вовсе помогают. Так, подразделения армии Саудовской Аравии – первейшего союзника США на Ближнем Востоке – были введены в столицу Бахрейна Манаму именно как каратели, имея целью помочь местной полиции подавить акции протеста.

Что, Ливия – закрытая страна, и тиран Каддафи не впускает иностранных журналистов?

Но позвольте, Бенгази и вообще всю Киренаику он уже месяц с лишним не контролирует, граница с Египтом так вообще фактически открыта, но никаких достоверных подтверждений ковровых бомбардировок и массированных обстрелов до сих пор мировой общественности не представлено, ни одного захоронения “многочисленных жертв ливийского диктатора” не предъявлено. Звучат только лишь голословные заявления мятежников, да основанные на этом репортажи иностранных журналистов. Вооружённых автоматами противников режима Каддафи вот находят возможность на весь мир показать, а картину массовых разрушений до сих пор не удосужились. Странно, не правда ли?

Вслед за этим встаёт ещё один важный вопрос: откуда у восставших в Киренаике оружие, да ещё в таком количестве, чтобы месяц вести бои с регулярной армией, жечь танки, подбивать военные самолёты и вести наступление на столицу? Вряд ли природа его появления объясняется одним лишь захватом армейских хранилищ.

Интервью, которые дают эвакуированные из Ливии российские граждане довольно противоречивы, но практически во всех красной нитью проходит одно: в ряде городов неизвестные молодые люди в одно и то же ночное время, словно по команде, начали вдруг громить полицейские участки и органы местной власти и захватывать арсеналы с оружием. Это что, тоже стихийный народный протест против диктатуры? Думаю, после обнародования подобных фактов заявления Маумара Каддафи о том, что ядром мятежников являются действующие под плотной опёкой Запада агенты “Аль-кайды” выглядят вполне реалистичными.

Почему объектом агрессии была выбрана именно Ливия?

Дело здесь, конечно, не только в личной ненависти западных лидеров к харизматичному полковнику, десятилетиями оказывавшему поддержку едва ли ни всем революционным движениям мира, начиная от палестинских арабов и заканчивая ирландской ИРА.

Первая и основная версия развязывания агрессии, которую озвучивает ряд экспертов и журналистов, сводится к стремлению западных стран овладеть нефтяными запасами Ливии. В этой североафриканской стране сосредоточены огромные запасы “чёрного золота”, оцениваемые примерно в 42 миллиарда баррелей. Логично предположить, что в подобных условиях политикам европейских стран и руководству НАТО важно не просто иметь в Триполи договороспособное правительство, с которым можно решать нефтяные вопросы (коим, собственно, и был режим Каддафи в “нулевые” годы), но иметь там уже откровенных ставленников наподобие марионеточного президента Хамида Карзая в Афганистане.

Сейчас, когда на западные страны неотвратимо надвигается новый удар социально-экономического кризиса, на этот раз связанного с огромными государственными долгами ряда государств Евросоюза (для примера, госдолг Великобритании составляет 78,2% от объёма ВВП, Франции - 84,2%, а США и вовсе 92,6%), новые углеводородные ресурсы действительно нужны как воздух. Никакие альтернативные источники энергии себя пока не оправдывают, мирный атом после катастрофы на японской АЭС “Фукусима-1” у многих теперь вызывает страх, поэтому нефть, уголь и газ по-прежнему – главные источники энергии. Поэтому “нефтяная“ версия на первый взгляд смотрится вполне убедительно.

Однако у происходящего вокруг Ливии вполне вероятна и другая подоплёка, о которой пока мало говорят.

Как указывают некоторые эксперты, не меньшим, если не большим побудительным мотивом свержения Муамара Каддафи для западных политических лидеров могло сыграть его стремление отказаться от долларовых расчётов и перейти на золотой динар. Подобное намерение вождь Джамахирии неоднократно высказывал после начала мирового финансового кризиса в 2008 году, причиной которого, как известно, послужила как раз изначальная ущербность современной “интернет-экономической” мировой модели. Подобные попытки в странах Азии уже делались, но были половинчатыми. О прецеденте введения золотого денежного эквивалента в качестве единственного средства расчётов в малайском штате Калентан мало кто слышал, и на судьбу мировой банковской системы ограниченный по масштабам эксперимент в далёкой Малайзии повлиять не может. Но когда отказаться от зелёных бумажек и перевести все расчёты на золото собирается политик, имеющий серьёзный вес на всём Ближнем Востоке – это подразумевает уже совершенно иную степень опасности для современной мировой валютной системы, по-прежнему представляющей из себя гигантский мыльный пузырь финансовых спекуляций. Реформа Каддафи могла вызвать за собой цепную реакцию в мире.

Если это действительно так и подлинная причина войны заключается именно в этом, то вождя ливийской революции будут добивать до конца. Ведь если пошатнётся мировая финансовая система и окажется подорванным могущество американской ФРС, это станет действительно страшным ударом для экономик практически всех без исключения западных стран, давно уже не производящих практически никаких реальных ценностей и занятых одними лишь интернет-биржевыми афёрами. Полетит к чёрту весь их пресловутый “уровень жизни”, и в мире разразится кризис такой силы, которого человечество ещё не знало. Экономическую инициативу в таком случае неизбежно захватят азиатские государства, в которых, в отличие от Запада, реальное промышленное производство только наращивается.

Кстати, характерно, что Запад, в сущности, и не стремится к реальному опровержению “нефтяной” версии. Он как бы уже молчаливо согласился с утверждениями тех, кто говорит о том, что главная цель войны – овладение ливийскими запасами углеводородного сырья. От того, что демонстрации в десятках столиц будут перед фасадами американских посольств в тысячный раз обличать империализм, истинным выгодоприобретателям от развязывания войны ни жарко, ни холодно. Шумиха по ложному поводу – один из лучших способов скрыть истину.

Кроме того, нынешняя агрессия против Ливии ещё раз доказывает, что верить политикам Европы и США нельзя практически ни в чём. Тот, кто изначально был им чужд, пусть даже и пользовался при этом их поддержкой на каком-то этапе (как Саддам Хусейн в войне против Ирана) или просто надеялся путём серии различных уступок сохранить режим личной власти (как Слободан Милошевич), никаким настоящим другом и союзником для Запада сделаться не может. Просто, усыпив бдительность ослепительными улыбками и политкорректными заявлениями, в удобный момент ему нанесут жестокий и беспощадный удар, и суждено будет такому политику закончить жизнь либо в тюремной камере в Гааге (как Милошевичу), либо вообще в петле (как Хусейну). Думаю, что теперь эту простую истину усвоят уже абсолютно все правители стран, желающих осуществлять самостоятельную внутреннюю и внешнюю политику.

Муамар Каддафи это, по всей видимости, прекрасно понимает, и ни на скамью подсудимых, ни в петлю явно не хочет. Сражаться до конца – это, пожалуй, единственное, что ему остаётся, выбора-то всё равно нет. Ясно ведь, что поверь он каким бы то ни было гарантиям, сдайся на милость победителей – и его цинично обманут и учинят над ним расправу, как в своё время поступили с Милошевичем, а затем и с Хусейном.

Что ждёт Ливию в случае падения Джамахирии и установления власти натовских марионеток?

Абсолютно ничего хорошего. Про высокий для арабского мира уровень жизни с 14 192 долларов ВВП на душу населения, зарплатами медсестёр по тысяче долларов, пособиях на рождение ребёнка в 7000 долларами и “скромными” государственными подарками новобрачным аж в 64 тысячи долларов на приобретение квартиры ливийцам придётся забыть навсегда. Страна, скорее всего, просто распадётся на ряд враждующих между собой районов как Афганистан или Ирак, утонув в хаосе межплеменной резни. Никакой свободы и демократии натовская интервенция, разумеется, ливийцам не принесёт, как не принесла она этого гражданам Югославии, Афганистана и Ирака.

Запад в очередной раз продемонстрировал, что в первую очередь его интересует лишь доллары и власть над миром

 

Игорь Бойков

АПН, 28.03.2011

 

Ливия: дрейф к смуте и дезинтеграции

Введение беспилотной зоны согласно резолюции СБ ООН №1973 с целью защиты гражданского населения фактически предопределила новый виток внутреннего противостояния в Ливии между режимом Триполи и силами мятежников на востоке страны.

В ходе своей операции международная коалиция нанесла и продолжает наносить удары по военным и гражданским объектам, инфраструктуре, дорогам, находящимся в зоне контроля Каддафи, что привело к жертвам среди мирного населения.

Ослабляя одну сторону конфликта, коалиция усиливает другую, расчищая путь для продвижения вооруженных мятежников, намеривающихся дойти до столицы Ливии-Триполи.

Примером этого являлись бои за город Адждабия- важный осевой перекресток шоссе, идущих вдоль побережья.

Представитель повстанцев из так называемого Национального переходного совета прямо заявил, что в ней повстанцы координировали действия с авиацией коалиции и атаковали войска Каддафи в промежутках между авианалетами.

Удары коалиции по Ливии заставили правительственные силы оставить ряд городов, но не склонили к капитуляции режим. Он маневрирует, стараясь сохранить свои силы.

Поэтому, если не произойдет чего-то чрезвычайного, то страна останется разделенной на запад -в руках Каддафи, и на восток (раньше известным под именем Киренаика), под эгидой его оппонентов.

Развитие событий зависят от многих факторов: соотношения сил между противоборствующими сторонами, интенсивности действий военной машины коалиции, влияния регионально-племенных связей и т.д.

Неясно, насколько сильны и организованы антикаддафистские силы, оплот которых находится на востоке, в г. Бенгази. Самопровозглашенный Национальный переходный совет в основном состоит из людей, которые ранее либо служили в структурах режима, либо были связаны с ним.

Эти лица, помимо желания устранить Каддафи, до сих не смогли объяснить свое видение будущего страны и того, как его достичь, подчеркивает БиБиСи.

Оппозиция выступает под флагом свергнутого в 1969 году короля Идриса 1-главы влиятельного суфийского братства сенуситов, форпост которого находился в Киренаике.

После прихода к власти Каддафи центр политической силы и экономических источников переместился в Триполи.

 

 

Режим также ограничивал влияние братства сенуситов, но временами он поддерживал их благотворительную сеть в противовес радикальным антиправительственным исламистам.

Арабские источники выделяют пять основных течений в лагере оппозиции режиму. Это- наследники свернутого короля; арабские националисты, которые в свое время поссорились с Каддафи и были изгнаны из страны; исламисты в лице «Братьев-мусульман» и ряда организаций джихадского толка; Демократический альянс, влияние которого значительно среди ливийской эмиграции в США.

Наконец, молодежь, ставшая детонатором антиправительственных протестов.

Картина весьма пестрая и главное, в ней не видно харизматической фигуры, способной всех объединить.

На ход событий в Ливии может повлиять рост жертв среди гражданского населения в результате действий коалиции.

Сегодня запад не верит приводимым Триполи цифрам о числе погибших мирных граждан, требуя независимого подтверждения. В этом есть доля лукавства. Ведь никто не проверял данных, цитировавшихся разными источниками с начала событий на востоке, где говорилось о массовых убийствах режимом гражданских лиц.

Будоражащие сообщения об этом питали мощный информационный накат по дискредитации режима Каддафи. Он во многом стимулировал настрой на решительные действия против него, вплоть до принятия известных резолюций СБ ООН по Ливии.

Важны также и международные аспекты ситуации в Ливии. Запад заинтересован инкорпорировать в свою военную акцию представителей арабо-мусульманских стран.

Но арабский мир, как видно, устранился от реального участия в этой операции кроме посылки Катаром и ОАЭ 18 самолетов на европейские аэродромы для участия в акциях.

Тунис заявил, что изменение режима в соседней Ливии чисто внутренне дело самих ливийцев. Он не желал западного вмешательства, но будет выполнять международные резолюции.

Египет отмежевался от участия в военном иностранном вмешательстве в Ливии. Его официальные власти учитывают, что в соседней Ливии до сих работает и проживает до миллиона египтян.

Старейший и авторитетный в исламском мире университет «Аль-Азхар» в Каире осудил «западную агрессию в Ливии», хотя и заявил о поддержке «законных требований ливийской народной революции».

Алжир отказал в просьбе предоставить свое воздушное пространство для полетов ВВС западной коалиции.

События в Ливии развиваются по своей непредсказуемой траектории, все больше делая непреодолимой пропасть между двумя лагерями.

Силовые акции международной коалиции, фактически опекающей с воздуха вооруженных боевиков, рискуют открыть шлюзы дезинтеграционным потокам, которые способны смыть систему государственности, управляемости и погрузить страну в пучину гражданской войны.

Вообще Киренаика в определенной степени исторически была отделена от Триполи пустыней. У ее населения есть свои культурно-языковые особенности, а местные плена больше тяготели к Египту и Саудовской Аравии нежели чем к Арабскому Магрибу.

 

 

Каддафи во время своего правления перевесил чашку весов в пользу племен запада и внутренних районов страны. В восточных районах, поощряемых западными борцами за демократию, теперь эйфория от побед подстегивает дух регионализма и реванша.

Подал голос и один из видных теоретиков «Аль-Каиды» Абу Яхья Аль-Либий (выходец из Ливии).Он призвал соплеменников «без колебаний и страха продолжить восстание, чтобы сбросить Каддафи.»

В то же время после того, как на востоке замелькали монархические флаги восставших, ряд племен забеспокоился, сообщил источник из Триполи. В случае поражения Каддафи они опасаются потерять льготы и статус, которые им давал режим, хотя и державший их в узде. Это мотивирует их к сопротивлению.

Кроме того, на обширной территории Ливии, в основном в пустынных районах есть значительные вкрапления из этнически неарабского населения: берберы, туареги и народности тубу, у которых есть свои амбиции.

Боюсь, что, если события будут развиваться в нынешнем ключе, то станут прологом для смуты и дезинтеграции Ливии. Она может разделиться на части, которые в руках повстанцев превратятся в международные протекторы подобно Косово или Иракскому Курдистану 90-х годов.

 

Юрий Зинин,

кандидат исторических наук, старший научный сотрудник МГИМО

 

Уроки Ливии

 

На международной арене не существует никакого иного права, кроме права силы. Поэтому, что привлекает в ливийских событиях – это вящее унижение «политкорректности» и торжество естественного начала.

Ливийская эпопея, как погляжу, почти никого не оставила равнодушным: к судьбе самодельного афро-азиатского царька примеривают собственные страхи и надежды. Полагая, что и то, и другое равно неосновательно, я не буду распространяться – хорошо само по себе происходящее или плохо. Мне лично в этой истории нравится то, что нравится всегда – вящее унижение «политкорректности» и торжество естественного начала (тут обе стороны постарались на славу).

Когда оборзевший бедуин раскидывает шатёр в европейской столице, где перед ним извиняются «за колониализм» – это извращение, всё-таки более противное, чем смешное (сколь бы мало ни стоили нынешние столицы и премьеры). Когда его бьют по башке просто потому, что «человек плохой», или время подходящее, чтобы отнять у него нефть – это нормально.

Какое-то количество идиотов, верящих в «гуманитарные» побуждения никогда не переведётся, и к тому, что в заботе о некотором числе гипотетических «мирных жителей» неизменно изничтожается гораздо большее число реальных, все уже привыкли, но когда это делается с таким блеском, кандидатов в идиоты становится меньше. Или вот – простить ему более сотни абсолютно ни к чему не причастных «своих» европейцев (Локерби), но не простить нескольких десятков (и то сомнительных) его собственных мятежных (т.е. преступных) подданных – такой шедевр самоотречения тоже дорогого стоит.

Каддафи, со своей стороны, порадовал, опрокинув носившиеся представления о «революционном процессе». Чтобы неповадно было изображать страшными диктаторами людей, сдавшихся собственной армии после пары недель учинённых какой-то шпаной уличных беспорядков. Ага, «волна народного гнева сметает режим»… Как я и писал некоторое время назад, ему это не грозило (хотя у него ситуация вообще-то была хуже: тут не случайный сброд, а как минимум племенной антагонизм, да и было куда возвращаться – флаг-то вполне конкретный был выброшен). Потому что вот это – да, Диктатор. И, конечно, справился (суток до бомбёжек не хватило). С ним (как с Саддамом Хусейном или Асадом) – можно только так и никак иначе. 

Есть ещё много занятных представлений. Например, что бунтуют всегда хорошие люди против плохой власти (потому бунт по определению хорош; если бунтуют – значит, власть плохая). Поэтому мне всегда нравилось выражение некоторых лиц, когда случался бунт «плохих» людей против «хорошей» власти (или когда «хорошие» люди вдруг оказывались «плохими»). Или вот рассуждения типа «чтобы избежать революции, надо удовлетворить её требования» (рекомендация особенно ценная, когда требование сводится к устранению самой власти). Ну это ладно…

Весьма наглядно была продемонстрирована реальная возможность существования «суверенных» малых стран. Таковые могут существовать либо в том случае, когда ни для кого не представляют интереса, либо когда, напротив, кто-то специально заинтересован в их существовании. Как явление они противоестественны. В «настоящем» мире есть только две тенденции – «имперская» (когда великая держава формирует вокруг себя конгломерат зависимых стран) и «глобалистская» (когда конгломератом малых или политически «опущенных» стран управляет некоторая высшая сила). Отморозок вообразил, что, купаясь в нефти, он может себе позволить быть независимым. Позволил. Ну и – никто за него не вступился.

Понятно, что независимой может считаться только та страна, которая в любом случае не допускает ни вмешательства, ни нотаций и, если чем-то на деле отличается, то не боится заявить: «Мы — другие, если хотите разговаривать, имейте в виду, что мы исходим из иных, чем ваши, представлений о добре и зле». Во всяком же ином случае — когда одна страна делает другой выговор за несоответствие неким стандартам — это не разговор равных партнёров, а старшего и младшего, учителя и ученика.

Поскольку же на международной арене никакого иного «права», кроме права силы на самом деле не существует и никогда не существовало, то единственной мерой реальности «суверенитета» является возможность его самостоятельной защиты и соотношение «цена – результат» для нападающей стороны. Что и было нагляднейшим образом продемонстрировано.

Открытий тут никаких нет, но всегда приятно, когда любителей манипулировать ничего не значащими словами (типа там «нормы международного права») тычут носом в грязь. С другой стороны, если кто вообразил, что понятия «вмешательства во внутренние дела» отныне вовсе не существует, и «права человека» выше государственного суверенитета, то, конечно, совершенно напрасно: всё дело в том, чьего именно суверенитета. Я лично с удовольствием посмотрю, как какие-нибудь английские гуманитарные танки пойдут по степям Синьцзяна в защиту угнетённых меньшинств или хотя бы по аравийской пустыне во имя торжества феминизма.

 

Сергей Волков

http://legitimist.ru/sight/abroad/2011/mart/uroki-livii.html

Легитимист, 30.03.2011

 

Армия Каддафи обратила повстанцев в бегство,

использовав их же тактику. США начали в Ливии тайную войну

 

Ливийская армия под руководством Муаммара Каддафи воспользовалась методами повстанцев и обратила их в бегство, остановив успешное продвижение в сторону Сирта - родного города ливийского лидера. Если раньше каддафисты в основном полагались на танки и артиллерию, то теперь они пересели на небольшие грузовики с пулеметами, минометами и зенитными орудиями, сообщает BBC.

Эти грузовики менее мощные, чем танки, но они вызывают у повстанцев ничуть не меньше страха. Кроме того, они более маневренны и на них легче осуществлять контрнаступление. Вместе с тем это добавит проблем коалиционным войскам, так как теперь будет значительно сложнее отличить грузовик с повстанцами от машины каддафистов. Даже если оппозиция решит применить какие-нибудь отличительные знаки, нет никакой гарантии, что ливийская армия не будет их копировать.

Существенным недостатком оппозиционных войск является то, что у них нет четкой структуры. Повстанцы выступают по одиночке или небольшими группами, решая самостоятельно, двигаться ли им вперед или отступать.

Кроме того, как отмечает BBC, любое поражение вызывает резкое падение морального духа в рядах повстанцев и заставляет их отступать еще дальше вглубь страны. Этого нельзя сказать о войсках Каддафи. Их профессиональная подготовка удивила наблюдателей, также среди них есть офицеры, которые подстегивают солдат к наступлению. Именно этого не хватает повстанцам, среди которых практически нет профессиональных военных.

Наилучшим выходом и для повстанцев, и для коалиционных сил будет, если продвижение ливийской армии остановится в каком-либо одном месте. Тогда будет значительно проще отличить силы Каддафи от оппозиции. Хотя стоит отметить, что и до того, как каддафисты переняли тактику повстанцев, коалиции было непросто вычислить цели для авиаударов. Как известно, танки ливийской армии было хорошо закамуфлированы, а другие ставились в узких улочках между домами мирных жителей.

Контрнаступление правительственных войск началось еще во вторник вечером. К тому моменту повстанцы находились в окрестностях Сирта. Поначалу оппозиция даже заявила о взятии города, но вскоре эти сведения не подтвердились. Постепенное и неорганизованное продвижение повстанцев на запад сыграло на руку каддафистам.

Воспользовавшись растянутостью коммуникаций повстанцев, бронетанковые части режима выдвинулись из Сирта и, совершив марш-бросок по пустыне, неожиданно ударили по противнику с фланга. Разгромив передовой отряд повстанцев, войска Каддафи двинулись на восток и без особых проблем в ночь на среду отбили Бен-Джавад, а накануне продвинулись еще на 50 км к востоку и вернули контроль над Рас-Лануфом. Отступающие бежали до города Брега, пишет газета "Коммерсант". По данным BBC, этот город уже также взят под контроль ливийской армией.

Как отмечает издание "Коммерсант", потеря Рас-Лануфа грозит обернутся для оппозиции крупными проблемами, так как там располагается крупнейший на востоке страны нефтеперерабатывающий завод. Без него повстанцы могут лишиться важного источника бензина, что сдержит их мобильность, а также не менее важного источника дохода. Временное правительство в Бенгази уже собиралось торговать нефтью на экспорт.

Между тем силы международной коалиции нанесли новые авиаудары по позициям армии Каддафи. Колонна подконтрольных полковнику войск была атакована в районе города Адждабия. Ранее авиация сбросила бомбы на портовый город Рас-Лануф. Налет произошел сразу после того, как повстанцы под натиском армии правительства оставили город. Однако это не останавливает ливийскую армию: военные начали обстреливать город Брега, передают "Вести".

 

Переходное правительство просит поддержки у Запада

и призывает ликвидировать Каддафи

 

Кроме того, город Мисрата находится в осаде войск Каддафи. Повстанцы снова просят у Запада поддержки. "Ситуация очень серьезная. Мы вынуждены отступить, чтобы вывести из-под удара наших солдат. Силы коалиции должны немедленно вмешаться", - заявил Иман Бугайги, представитель Переходного совета Ливии.

Между тем генерал-майор Сулейман Махмуд, который возглавляет силы оппозиции, заявил, что повстанцам необходима помощь. Причем, по его мнению, коалиция должна нанести удары непосредственно по ливийскому лидеру Муаммару Каддафи.

Он заверил, что повстанцы готовы бороться за свою страны и свободу и готовы умереть за нее. В то же время он признал, что управлять оппозиционерами крайне сложно. У командования есть план по продвижению вперед на запад, но многие повстанцы его не придерживаются. Для организации, по его словам, нужно время и помощь.

По мнению генерал-майора, с помощью коалиции повстанцы смогут победить Каддафи за две недели, а без их помощи на это уйдет около шести месяцев.

Корреспондент BBC отмечает, что в основной массе за оппозицию борются гражданские лица, которые понятия не имеют о военном деле и тактике. Один из повстанцев рассказал, что до гражданской войны был фермером, а потом решил примкнуть к повстанцам. Он прошел двухнедельную подготовку, после чего его отправили на передовую.

 

США начали в Ливии тайную войну. Слухи: Обама велел убить Каддафи

 

Президент США Барак Обама санкционировал проведение тайных операций Центрального разведывательного управления (ЦРУ) в поддержку повстанцев в Ливии. Об этом сообщили официальные представители правительства США агентству Reuters.

Источники агентства не утверждают, что одной из целей работников американских спецслужб в Ливии является физическое устранение Каддафи, однако это не исключается. Как отмечает корреспондент "Голоса Америки", эксперт в области работы спецслужб Гэри Томас, "тайные операции" включают в себя множество задач, в том числе пропаганду, секретное финансирование, манипуляции на выборах, вооружение и тренировка повстанцев и даже провоцирование государственного переворота.

По некоторым данным, операция уже стартовала. Полковник армии США в отставке Дэвид Хант и подполковник разведки армии США Тони Шеффер открыто заявили об этом в эфире Fox News еще 25 марта. Дэвид Хант отметил, что Пентагон не предпринимает авианалетов такого масштаба, как осуществлялись в Ливии, не имея людей на территории этой страны.

По его словам, военные и агенты ЦРУ находятся в этой стране уже в течение 12 дней. Таким образом, операция стартовала еще до того, как страны международной коалиции договорились о начале авиаударов по позициям каддафистов, которые стартовали в ночь на 20 марта.

При этом Хант и Шеффер утверждают, что американские военные не имели непосредственного контакта с повстанцами. В их задачи входил контроль за направлением ракет, которые запускали коалиционные войска. То, что администрация Обамы отрицает факт наличия американских военных в Ливии, это не обман, считают военные, а скорее небольшая доля дезинформации, чтобы защитить американских военнослужащих и агентов, которые находятся в охваченной гражданской войной стране.

Между тем The New York Times утверждает, что тайным агентам поручено не только собирать информацию для ракетно-бомбовых ударов, но и налаживать контакты с повстанцами. Со своей стороны, бывшие и действующие британские чиновники говорят, что в Ливии также работают десятки сотрудников британских спецподразделений и MI-6, которые направляют бомбовые удары британской авиации и собирают данные о дислокации танковых колонн, артиллерии и систем ПВО.

В то же время американские чиновники подчеркивают, что западные агенты не руководят действиями повстанческих сил, пишет InoPressa. Американцы следят за ливийской армией с самолетов-шпионов U-2 и высотных беспилотников Global Hawk, а также специальных воздушных судов JSTARS. Самолеты-шпионы RC-135 Rivet Joint перехватывают переговоры ливийских военных и передают данные на Global Hawk, устанавливающий примерные координаты ливийских сил. Координаты анализируются на земле и поступают в штаб, а оттуда - на самолет с системой E-3 Sentry Awacs, который наводит на цель бомбардировщики.

Между тем высокопоставленный военный чиновник рассказал Fox News, что Пентагон уже планирует, как и чем вооружать повстанцев, но пока не готов говорить об этом открыто, так как возникает вопрос, насколько это законно в контексте эмбарго на поставки оружия в Ливию. Накануне Пентагон обнародовал данные о том, что за десять дней США уже потратили на операцию 550 млн долларов.

В Вашингтоне заявляют также, что Саудовская Аравия и Катар выразили желание поддержать повстанцев оружием. Некоторые члены американского конгресса напоминают, что вооружение, которое США и Саудовская Аравия поставляли афганским муджахедам во время военных действий СССР в этом регионе в конце 1980-х годов, в итоге оказалось в руках антиамериканских исламистов.

Не исключено, что заявления о работе тайных агентов ЦРУ в Ливии связаны именно с опасениями, что оружие, которое, возможно, начнут поставлять оппозиции США, попадет в руки "Аль-Каиды". Командующий силами НАТО в Европе адмирал Джеймс Ставридис во вторник признал, что у западной разведки есть "подозрения" относительно присутствия "Аль-Каиды" и "Хизбаллы" среди ливийских повстанцев.

Американские спецслужбы тут же вспомнили, как арестовывали в Ираке множество ливийских боевиков, в той или иной степени связанных с "Аль-Каидой" и в большинстве своем являющихся выходцами из восточной части Ливии, которую сегодня как раз и охватило восстание. Экс-агент ЦРУ и советник американской администрации Брюс Ридел убежден, что "по крайней мере часть" оппозиции состоит из членов "Аль-Каиды". Однако, согласно имеющимся на сегодняшний день официальным оценкам американских спецслужб, большинство повстанцев - все-таки "хорошие парни", не связанные с "Аль-Каидой", говорится в статье Liberation.

 

NEWSru.com

31 марта 2011 г.



[1] «Бывшим СССР или Советским Союзом» антирусская пропаганда называет Государство Российское. К сожаление, такие омерзительные обороты речи попадают и в добропорядочные тексты, когда предполагается, что их авторы не русофобы и не враги России.

[2] Довольно наивно объективные факторы выдавать за «разработанную технологию». Но если не забывать событий прошлого, то эти «новые технологии давления на массовое сознание» можно обнаружить во всех революциях: в древних Месопотамии и Иудеи, Египте и Китае, в античных Греции и Риме, в средневековых Италии и Германии, в буржуазных Нидерландах, Англии, Новом Свете, Франции, Испании, Японии, в крестьянской России 1905 и 1917 годов и в мещанской России 1989 года, в Китае XX века.

[3] Кто бы ни желал ввергнуть то или иное государство в хаос анархии, без внутренних причин ничего не получится, кто бы их ни желал, за исключением военного или этнического мятежа или заговора для совершения государственного переворота.

[4] НАТО совсем не наднациональная структура.

[5] Язык дан дипломату только для того, чтобы скрывать свои замыслы и помыслы. В отношениях между государствами имеет значение не то, что сказано публично, а что скрыто в тайной переписке, в стенограммах закрытых заседаний и в секретных директивах.

[6] После того как в Российском Государстве с 1989 года начался кризис власти и на его территории возникло более 100 правительств, заявивших о суверенитете, в отношениях между государствами возобладал принцип силы и безусловное доминирование Североамериканского Союза.

[7] Любая империя, стремящаяся утвердить свое влияние в мире, должна была бы воспользоваться беспорядками в Северной Африке и ввести  туда свои вооруженные силы под любым предлогом – хотя бы для отражения вторжения марсиан, международных террористов, еврейских фашистов или русских экстремистов.

[8] Вполне своевременные намерения. Мир слишком мал, чтобы отдавать его богатства варварам.

[9] Эксклюзив. Статья написана арабистом, начальником отдела перевода и информации компании "Зарубежстройтехнология" Андреем Вечор-Щербовичем (ранее он работал в нашей телекомпании,а последние недели снабжал нас исчерпывающей информацией "с места"). С мая 2010 года Андрей работал в Рас-Лануфе на строительстве железной дороги и недавно эвакуировался оттуда паромом "Святой Стефан". Рассказ о перипетиях жизни в революционной Ливии и о том, как это выглядит оттуда. А выглядит немного иначе.