От Редакции «Золотого льва». Тема действительных потерь России в войне с последним по времени нашествием Германии и ее союзников, разгромленных 9 мая 1945 г., была разобрана в статье А.К. Злобина. «Цена Победы 1945 года», опубликованной в №35-36. К сожалению, до настоящего времени в полемике по этому вопросу последняя точка не поставлена. Думается, полемика такого рода будет продолжаться еще долгие годы. Нижеследующая статья В. Литвиненко содержит некоторые новые данные, которые могут заинтересовать читателя.

 

В.В. Литвиненко

 

ЦЕНА ПОБЕДЫ: КАК ЗАКРЕПЛЯЕТСЯ ЛОЖЬ

 

Великая Отечественная война: соотношение людских потерь вооруженных сил СССР и Германии

Мутные волны «разоблачений» советской эпохи коснулись и безусловно героического периода советской истории страны — Великой Отечественной войны. В русле солженицынского тезиса о «пренебрежительном, неряшливом» ведении войны в девяностых годах двадцатого века появилось множество гневно-слезливых публикаций о «чрезмерной цене Победы», о том, что «немцев мы завалили трупами». Стремительно стали расти наши людские потери в войне. Если в 1990 году стараниями «новых историков» они возросли до соотношения 3:1 (т.е. наши потери больше немецких в три раза), то уже в 1993 году потери советских войск стали превышать немецкие в десять и более раз. После 1993 г. процесс «стабилизировался», но зато цифра соотношения потерь 10:1 уже в течение более 10 лет с жесткой настойчивостью внедряется в общественное сознание средствами прессы и телевидения. И небезуспешно. Ее стали повторять политики (Александр Руцкой), писатели (Виктор Астафьев), кинорежиссеры (Станислав Говорухин) и т.д. Сегодня мнение о «чрезмерной цене Победы» стало привычным и даже как бы не подвергающимся сомнению. Оно все чаще появляется в публикациях и Интернете. Вот лишь некоторые примеры (курсив мой. — В.Л.).

Игорь БЕСТУЖЕВ-ЛАДА: «...Советские солдаты буквально своими телами загородили Москву, а затем выстлали дорогу до Берлина: девять падали мертвыми, но десятый убивал-таки вражеского солдата...» (И. Бестужев-Лада. «Россия накануне ХХI века», 1997 г.).

Борис СОКОЛОВ: «...нашей оценки соотношения потерь Красной Армии и вермахта на Восточном фронте, включая умерших в плену, — 10:1» (Б.Соколов. «Тайны Второй мировой», 2000 г.).

Александр СОЛЖЕНИЦЫН: «Нельзя гордиться войной, в которой уложили вдесятеро больше, чем враг» (цит. по материалу сайта //http// teacher.fio.ru).

Вилен ЛЮЛЕЧНИК: «...за 18 дней оборонительной операции Западный фронт (Красная Армия. — В.Л.) потерял более полумиллиона солдат и офицеров. За это же время общие потери группы армий «Центр» (вермахт. — В.Л.) составили 30,6 тысячи офицеров, унтер-офицеров и рядовых. И такое соотношение было практически на протяжении всей войны» (Русский Глобус, май 2004, №5).

Анатолий УТКИН: «...В конечном счете — и это скорбный факт — на одного погибшего немца приходится четырнадцать наших воинов» (А.Уткин. «Россия над бездной (1918 г. — декабрь 1941 г.)», 2000 г.).

Александр ЛЕБЕДИНЦЕВ: «...Но если бы все, кто оказался в плену у немцев, пускали бы себе пулю в лоб, то насколько бы у нас увеличилось количество безвозвратных потерь, которых и без того более десятка приходится за каждого убитого немца?..» (Лебединцев А.З., Мухин Ю.И. «Отцы-командиры», 2004 г.).

 

Понимают ли «чрезмерщики», с кем воевала Красная Армия?

 

Вряд ли. Впечатление такое, что они считают гитлеровскую Германию крохотным государством (типа княжества Монако или герцогства Люксембург) с высокопрофессиональной, но очень маленькой армией, которую можно было победить, «забросав трупами» красноармейцев. В действительности в течение трех лет Советский Союз (численность населения — около 197 млн. чел., из них мужчин призывного возраста — 48,5 млн. чел.) в одиночку воевал с поставившей на колени всю Европу мощной германской империей (численность населения — 85 млн. чел., из них мужчин призывного возраста — более 23 млн. чел.).

Если верить «чрезмерщикам», то теоретически при соотношении потерь 10:1 Гитлеру, даже без союзников (Италии, Румынии, Венгрии и Финляндии), достаточно было пожертвовать 5 млн. немецких солдат, чтобы полностью уничтожить всех способных носить оружие мужчин Советского Союза. И после этого в Германии должно было бы остаться еще 18 млн. солдат. Но на самом деле все было наоборот: Красная Армия не только не была уничтожена, но и вышла из войны с Германией настолько мощной, что в течение месяца разнесла в пух и прах миллионную Квантунскую армию Японии, потеряв при этом чуть более 12 тыс. солдат. Гитлер же в конце войны вынужден был из-за нехватки мужчин призывного возраста бросать в бой 12—13-летних мальчишек и 65-летних стариков.

Здравый смысл подсказывает, что такое вопиющее несоответствие теории и практики означает абсурдность теории, то есть абсурдность соотношения потерь 10:1.

Впрочем, в последние пятнадцать лет в России со здравым смыслом плохо. В смысле — его практически нет. Поэтому перейдем к более конкретным аргументам — к цифрам. Но вначале о том, откуда взялось пресловутое соотношение потерь 10:1.

 

Откуда взялось соотношение потерь 10:1.

 

Это соотношение «рассчитал» и впервые опубликовал в статье «Цена потерь — цена системы» («НГ», 22.06.1993) доктор филологии Борис Соколов. В книге «Тайны Второй мировой» он подробно описал «технологию» получения цифр потерь Красной Армии и вермахта и их соотношения.

Методику подсчета потерь и их соотношения Б.Соколов излагает на нескольких страницах упомянутой книги нудно и запутанно, но если отжать из этих страниц «воду», то в «сухом остатке» получим следующее. Демографические потери Красной Армии определены Б.Соколовым суммированием боевых потерь советских войск (22,4 млн. чел.) с потерями умершими в плену (4 млн. чел.). Боевые потери Красной Армии Соколов вычислил следующим образом: сначала он рассчитал количество убитых, умерших от ран, болезней и несчастных случаев советских воинов на 1% пораженных в боях (у него получилось 5 тыс. чел. — это значит, что среднемесячное число погибших советских солдат составляло 500 тыс. чел.), а затем умножил последнюю цифру на 46 военных месяцев и, учтя окруженцев, вернувшихся в Красную Армию, и небоевые потери в тыловых округах, получил суммарные боевые потери Красной Армии в войне в 22,4 млн. чел. Поделив рассчитанную цифру демографических потерь Советской Армии (26,4 млн. чел.) на цифру немецких потерь (2,6 млн. чел.), взятую из книги Б. Мюллера-Гиллебранда «Сухопутная армия Германии 1933—1945 гг.», Б.Соколов получил соотношение потерь советских и немецких войск 10:1.

 

Оценка потерь с использованием статистических данных

 

ПОТЕРИ КРАСНОЙ АРМИИ

 

Тщательный статистический подсчет потерь Красной Армии в Великой Отечественной войне по архивным документам частей и соединений, а также по данным военкоматов был проведен в течение ряда лет группой военных историков под руководством Кривошеева Г.Ф. и опубликован в книгах «Гриф секретности снят» и «Россия и СССР в войнах ХХ века». Согласно этим подсчетам (табл. 120, 122 и 123 книги «Россия и СССР в войнах ХХ века»), общие боевые безвозвратные потери и боевые демографические потери Красной Армии на советско-германском фронте оцениваются цифрами, приведенными во втором столбце табл. 2

За годы, прошедшие после выхода книги «Гриф секретности снят» (1993 г.), накопилось много претензий и замечаний к указанным цифрам. Ограниченные рамки статьи не позволяют дать подробный анализ этих претензий. Отмечу лишь, что здравому смыслу и логике удовлетворяют следующие замечания:

а) потери Красной Армии занижены:

—занижено число попавших в плен красноармейцев;

—занижены полученные расчетным путем потери начального периода войны;

б) потери Красной Армии завышены:

—за счет двойного счета;

—за счет включения в демографические потери умерших в плену естественной смертью;

—за счет не учета оставшихся на Западе военнопленных;

—за счет не учета военнопленных, вернувшихся из Германии, минуя официальные каналы;

—за счет включения в безвозвратные потери пропавших без вести в начале войны, а затем вновь призванных после освобождения оккупированных территорий.

Довод о заниженном числе военнопленных опирается на многочисленные публикации как в отечественной, так и в зарубежной печати, в которых на основании немецких документов число красноармейцев в немецком плену оценивается в 5,7—5,75 млн. чел. Но эта цифра, как показано в статье В. Лужеренко и В. Пронько («НГ» 2.07.99) включает не только воинов Красной Армии, но и гражданское население. Дело в том, что по директиве вермахта военнопленными считались все мужчины в возрасте от 16 до 60 лет, то есть мужчины 44 возрастов. А в Красную Армию в то время призывались мужчины только 32 возрастов (в возрасте от 18 до 50 лет). Поэтому цифра советских военнопленных, приведенная в табл. 1 (4,6 млн. чел.), в большей степени соответствует действительности, чем цифра в 5,7 млн. чел.

По подсчетам сотрудника Института военной истории С.Н. Михалева («Военно-исторический архив» №2 2001) безвозвратные потери Красной Армии в начальном периоде войны в книге «Гриф секретности снят» занижены. Поскольку попавшие в плен в этот период учтены в общем числе военнопленных, то речь идет о занижении погибших и умерших от ран красноармейцев в первые месяцы войны. Ориентировочно это занижение можно оценить в 0,1—0,2 млн. чел.

С другой стороны, в книге «Гриф секретности снят» сделана оговорка о том, что при определении боевых потерь невозможно полностью исключить случаи двойного счета. По данным статьи «Мертвые души Великой Отечественной» («НГ» 22.06.99), историко-архивным поисковым центром «Судьба» ассоциации «Военные мемориалы» установлено, что за счет двойного и даже тройного учета число погибших воинов 43-й и 2-й Ударных армий в исследованных центром боях было завышено на 10—12%. Поскольку эти цифры относятся к периоду, когда учет потерь в Красной Армии был недостаточно тщателен, то можно предположить, что в целом по войне за счет двойного счета число погибших красноармейцев завышено примерно на 5—7%, т. е. на 0,2—0,4 млн. чел.

Замечания по поводу завышения потерь среди военнопленных принадлежат советскому эмигранту, известному исследователю демографических процессов в Советском Союзе С. Максудову (Гарвардский университет, США). Он произвел вычисление потерь Красной Армии в войне по демографическим показателям, опирающимся на переписи населения СССР 1939 и 1959 гг., а также на результаты зарубежных исследований демографических изменений в СССР. Результаты исследований впервые были им опубликованы в 1977 г. в Париже. В России С. Максудов (Александр Бабенышев) опубликовал свои результаты в статье «О фронтовых потерях Советской Армии в годы Второй мировой войны» («Свободная мысль» 1993 г. №10). Демографические расчеты потерь Красной Армии С. Максудов поделал в предположении максимального использования всех людских ресурсов, бывших в распоряжении советского правительства. На основании своих расчетов С. Максудов считает, что авторы книги «Гриф секретности снят» завысили число погибших советских военнопленных. Из приведенного в книге «Гриф секретности снят» числа погибших советских военнопленных (1783 тыс. чел.), по мнению С.Максудова, необходимо вычесть «естественно» умерших (примерно 0,1 млн. чел.), оставшихся после войны на Западе (0,2 млн. чел.), вернувшихся из Германии, минуя официальные каналы репатриации (0,2—0,3 млн. чел.). Что касается последней цифры, то Кривошеев Г.Ф. считает (доклад «Анализ сил и потерь на советско-германском фронте»), что вряд ли она могла быть такой большой, поскольку в конце войны в немецких лагерях было зарегистрировано 2016 тыс. советских военнопленных, из них в СССР вернулось 1836 тыс., а 180 тыс. не вернулись. Скорее всего абсолютное большинство из них эмигрировало, а домой вернулась, минуя сборные пункты, лишь незначительная часть военнопленных.

Наконец, авторы книги «Россия и СССР в войнах ХХ века», на мой взгляд, неоправданно отнесли к безвозвратным потерям 939,7 тыс. красноармейцев, в начале войны попавших в плен или пропавших без вести, но после освобождения оккупированных территорий призванных вновь (т.е. продолжавших воевать) в Красную Армию (к их числу, кстати, относится и мой отец, Литвиненко Василий Денисович, попавший в плен в начале 1942 года при разгроме 2-й ударной армии, бежавший из плена и воевавший в партизанском отряде до снятия в 1944 г. ленинградской блокады, а затем воевавший в составе регулярной Красной Армии. — В.Л.). Учитывая приведенные выше замечания, интервальные оценки безвозвратных и демографических боевых потерь имеют вид, приведенный в третьем столбце табл.1.

 

ПОТЕРИ ВЕРМАХТА И ВОЙСК СС

 

К настоящему времени не существует достаточно надежных цифр потерь немецкой армии, полученных прямым статистическим подсчетом. Объясняется это отсутствием по разным причинам достоверных исходных статистических материалов о немецких потерях.

Более или менее ясна картина относительно числа военнопленных вермахта на советско-германском фронте. По российским источникам советскими войсками было пленено 3172300 солдат вермахта, из них в лагерях НКВД находилось 2388443 немца. По подсчетам немецких историков, в советских лагерях военнопленных только немецких военнослужащих было около 3,1 млн. Расхождение, как видите, примерно в 0,7 млн. чел. Объясняется это расхождение различиями в оценке числа погибших в плену немцев: по российским архивным документам, в советском плену погибло 356700 немцев, а по оценке немецких исследователей — примерно 1,1 млн. чел. Представляется, что более достоверной является российская цифра погибших в плену немцев, а недостающие 0,7 млн. пропавших без вести и не вернувшихся из плена немцев на самом деле погибли не в плену, а на поле боя.

Что касается погибших солдат вермахта и войск СС на советско-германском фронте, то тут положение гораздо хуже.

Абсолютное большинство публикаций, посвященных расчетам боевых демографических потерь вермахта и войск СС, опираются на данные центрального бюро (отдела) учета потерь личного состава вооруженных сил, входящего в Генеральный штаб верховного главнокомандования. «Чрезмерщики» оценивают эти данные как абсолютно достоверные. Но при ближайшем рассмотрении оказалось, что мнение о высокой достоверности сведений этого отдела сильно преувеличено. Так, немецкий историк Р. Оверманс в статье «Человеческие жертвы Второй мировой войны в Германии» пришел к выводу, что «... каналы поступления информации в вермахте не обнаруживают той степени достоверности, которую приписывают им некоторые авторы». В качестве примера он сообщает, что «одно служебное заключение отдела потерь в штабе вермахта, относящееся к 1944 году, документально подтвердило, что потери, которые были понесены в ходе польской, французской и норвежской кампаний и выявление которых не представляло никаких технических трудностей, были почти вдвое выше, чем первоначально сообщалось».

Нужно сказать, что недостоверность немецких сообщений о потерях была очевидна еще во время войны. Несколько примеров занижения немцами своих потерь приводит в своей книге «Войны и народонаселение Европы» Б. Урланис. В частности, он пишет, что 11 декабря 1941 г. Гитлер в рейхстаге заявил, что с 22 июня по 1 декабря 1941г. германская армия потеряла 195648 убитыми и пропавшими без вести, что ненамного меньше, чем зафиксировано в отделе учета потерь штаба вермахта (257900 убитых и пропавших без вести). «Новый международный ежегодник» за 1941 г. назвал эти цифры «крайне фантастическими» и привел при этом исчисление американских военных наблюдателей, по которому на 11 декабря 1941 г. потери немцев убитыми определялись в 1300 тыс. чел., что более чем в 5 раз превышает данные вермахта. Даже в Германии никто не верил официальным данным о потерях германской армии. Б. Урланис приводит выдержку из статьи в шведском журнале «Векку-журнален», опубликованной в апреле 1943 г. и в которой отмечалось: «Каждый немец думает, что если бы официальные цифры о размерах потерь были бы верными, то борьба против СССР уже давно была бы закончена».

Явное недоверие вызывают сведения отдела потерь о числе погибших немецких солдат в ходе разгрома армий группы «Центр» Красной Армией под Москвой: цифры потерь вермахта за декабрь 1941 года и за январь 1942 года почти в полтора раза меньше, чем в июле и августе 1941 года, когда вермахт почти беспрепятственно двигался по советской земле.

И еще один пример. По данным отдела потерь вермахта в январе 1943 года погибло 37 тыс. немецких солдат, а непосредственный участник Сталинградской битвы, занимавший в то время высокие посты в немецких войсках, в том числе начальника штаба 17-го армейского корпуса, генерал-майор Г. Дерр в книге «Поход на Сталинград» (сборник «Роковые решения») пишет, что «только за период с 24 января по 2 февраля 1943 г. погибло более 100 тыс. человек». Кроме того, в эти же дни была прорвана блокада Ленинграда, и в ходе боев погибла не одна тысяча солдат вермахта.

В целом сведения отдела потерь вермахта не могут служить исходными данными для расчета потерь вооруженных сил Германии в Великой Отечественной войне.

Существует другая статистика потерь — статистика захоронений солдат вермахта. Согласно приложению к закону ФРГ «О сохранении мест захоронения» общее число немецких солдат, находящихся в зафиксированных захоронениях на территории Советского Союза и восточноевропейских стран, составляет 3 млн. 226 тыс. чел. Эта цифра может быть принята в качестве исходной для расчета демографических потерь вермахта, однако она нуждается в корректировке.

Во-первых, эта цифра учитывает только захоронения немцев, а в составе вермахта воевало большое число солдат других национальностей: австрийцы (из них погибло 270 тыс. чел.), судетские немцы и эльзасцы (погибло 230 тыс. чел.) и представители других национальностей и государств (погибло 357 тыс. чел.). Из общего числа погибших солдат вермахта не немецкой национальности на долю советско-германского фронта приходится 75—80%, т. е. 0,6—0,7 млн. чел.

Во-вторых, эта цифра относится к началу 90-х годов прошлого столетия. За прошедшее с той поры время поиск немецких захоронений в России, странах СНГ и странах Восточной Европы продолжался. А появлявшиеся на эту тему сообщения были недостаточно информативны. Так, например, российская ассоциация военных мемориалов, созданная в 1992 году, сообщила, что за 10 лет своего существования передала Немецкому союзу по уходу за воинскими захоронениями сведения о захоронениях 400 тыс. солдат вермахта. Однако были ли это вновь обнаруженные захоронения или они уже учтены в цифре 3 млн. 226 тыс. — не ясно. К сожалению, обобщенной статистики вновь обнаруженных захоронений солдат вермахта найти не удалось. Ориентировочно можно принять, что число вновь обнаруженных за последние 10 лет захоронений солдат вермахта находится в пределах 0,2—0,4 млн. чел.

В-третьих, многие захоронения погибших солдат вермахта на советской земле исчезли. Например, участник войны Александр Лебединцев в книге «Отцы-командиры» приводит рассказ одного из местных жителей, что сил на захоронение немецких трупов после боев не было, поэтому труппы сбрасывали в глубокую промоину и, обрушив стенку промоины, засыпали их. В период весеннего половодья промоину размыло, и остатки немецких захоронений унесли в реку талые воды. Кроме того, как отметил Похлебкин В.В. в книге «Великая война и несостоявшийся мир», в лесах и болотах Новгородчины, Литвы и Полесья до сих пор существуют сотни тысяч безымянных могил немецких солдат, погибших в боях с Красной Армией, особенно во время весеннего наступления советских войск в 1944 г. Ориентировочно в таких исчезнувших и безымянных могилах могло быть захоронено 0,4—0,6 млн. солдат вермахта.

В-четвертых, в эти данные не включены захоронения немецких солдат, убитых в боях с советскими войсками на территории Германии и западноевропейских стран. По данным Р. Оверманса, только за последние три весенних месяца войны погибло порядка 1 млн. чел. В целом на германской земле и в западноевропейских странах в боях с Красной Армией погибло примерно 1,2—1,5 млн. солдат вермахта.

Наконец, в-пятых, в число захороненных вошли и солдаты вермахта, умершие «естественной» смертью (0,1—0,2 млн. чел.).

В целом демографические потери вермахта на советско-германском фронте составляют 5,4 ... 6,3 млн. чел., из них 0,4 млн. погибли в плену.

Эта оценка согласуется с цифрами, приведенными Гитлером 16 марта 1945 года в рейхстаге: Германия в войне потеряла 12,5 млн. чел., из них половина убитыми. Учитывая, что по данным немецких историков потери немецкого гражданского населения погибшими к тому времени составляли около 400 тыс. чел, а на Западном фронте было убито около 300 тыс. немецких солдат, то, выходит, что к 16 марта 1945 г. на советско-германском фронте погибло примерно 5,5 млн. немецких солдат.

 

"СОВЕТСКАЯ РОССИЯ"

№ 17 (12648), 12 февраля 2005 г

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 


Реклама:
- Оптимизация и продвижение сайта в поисковых системах.