С.В. Лебедев

 

На пути к бесполюсному миру

 

После поражения коммунизма исчезла основная альтернатива мировому господству той социально-политической и идеологической силы, которую именовали (в зависимости от политических предпочтений) империализмом, мондиализмом или тайным мировым правительством. Разумеется, название может меняться многократно, но суть данного явления пока остается неизменной. В наши дни утвердилось понятие «глобализм», которое впервые употребил в современном значении английский исследователь Р. Робертсон  в 1983 году.

Суть политического глобализма заключается в ликвидации суверенитета всех национальных государств в пользу наднациональных органов типа МВФ, ВТО, и т.п. При этом власть над миром будет принадлежать не какому-либо государству, а некоей никем не выбранной финансовой олигархии. Хотя некоторые страны мира типа США и ряд влиятельных государств Запада и превратились в главную силу мировой политической глобализации, получив титул «метрополий глобализации», но в целом и их судьба предрешена. Метрополия глобализированного мира не будет территорией отдельно взятой страны или группы стран, а будет состоять из властвующей мировой олигархии, банковской империи евреев. К числу счастливых представителей мировой элиты будут относиться правящие круги всех стран и регионов мира, для которых не будет существовать понятия Родины ни в политике, ни даже в месте проживания. В общем, все это напоминает описанную Джеком Лондоном «Железную пяту».

Определенные категории населения западных стран выиграют от этого, хотя думается, даже концепция «золотого миллиарда» является слишком оптимистичной. На деле, счастливцев глобального мира будет намного меньше. Разумеется, никакой демократии в глобальном обществе не предусмотрено. Более того, лозунг демократии использовался мировой олигархией для подрыва коммунизма. Теперь же, когда дело сделано, политическая демократия становится для мировой олигархии опасной. Современный французский философ Игнасио Рамоне ввел понятие «глобалитарный режим» для обозначения новой разновидности режимов, устанавливающихся в большинстве стран мира. В глобалитарной стране сохраняются демократические процедуры типа периодических выборов, при которых нет реального выбора, или свободная пресса, которая излагает свободное мнение хозяев мира.

Для России это тем более актуально, ведь проведение дальнейших «реформ» в виде жилищно-коммунальной  и продажи земли  вызовет социальные конфликты. Решать их в условиях ответственности власти перед народом (в чем и состоит суть демократии) невозможно. Собственно, российский политический режим, установившийся с августа 1991 г и конституированный в декабре 1993 г. весьма проблематично отнести к демократии. В целом  при отсутствии гражданского общества, при финансово-экономической зависимости от Запада современная Россия представляет собой общество латиноамериканского типа с внутриклановыми разборками. В любой момент латиноамериканская демократия в России  может смениться латиноамериканской диктатурой. Западные политики всегда одобрят любое нарушение прав человека и политический произвол в России, если только это способно ослабить военно-экономическую мощь и геополитическое положение страны.

В надвигающемся глобальном обществе Россию не ждет не только политическая свобода, но и экономическое процветание. Климат, пространства, состояние коммуникаций, демографический кризис  значительно удорожают издержки любого производства в России. Нам трудно будет состязаться даже за право быть сырьевой страной с Латинской Америкой или Африкой. Экономика России всегда была достаточно автаркична, государство всегда, при всех экономических системах, играло определяющую роль в народном хозяйстве. «Свободной конкуренции» в России не было никогда, буржуазия в западном понимании отсутствовала и к 1917 г. «Новые русские» в большинстве своем не создают новые ценности, деля их несправедливо (в чем, собственно, и состоит основная несправедливость капитализма), а просто расхищают созданное раньше. Как ортодоксальные коммунисты, так и ортодоксальные либералы одинаково заблуждаются, считая, что в России с 1991 г. строится капитализм. В действительности происходит уничтожение промышленного потенциала страны. Соучаствующие в этом наши «предприниматели» являются,  в сущности, коллаборационистами.

До сих пор большинство русских людей не понимает сути произошедшего за время с 1985 г. А ведь суть проста: Россия (имеется в виду историческая Россия в границах СССР) проиграла в силу предательства верхов «холодную войну» Западу. На войне как на войне - побежденную страну расчленяют, оккупируют, сдирают с нее контрибуцию, а затем ее эксплуатируют победители. То, что происходит в России после «холодной войны» есть «холодная оккупация». Россию расчленили на два десятка псевдогосударств против воли самих «освобожденных» народов (вспомним результаты референдума 17.03.1991 г). Россию ограбили посредством навязывания ей особой системы внешнеэкономических отношений, сбив цены на российское сырье, создав условия для вывоза на Запад капитала, накинув долговую удавку. При этом самые богатые российские олигархи урвали себе лишь ничтожный процент украденных из России богатств. В России целенаправленно ликвидируются наукоемкое производство и создаются условия для невозможности возрождения национальной науки. Этому служит сманивание научных кадров на Запад при уничтожении национальных научных школ, подрыва системы просвещения. Т.о., Россию ждет в лучшем случае «опускание в Юг», т.е. превращение в страну «Третьего мира» с присущей ей спецификой, причем отнюдь не в числе его удачников.

Стоило только России потерпеть поражение, как немедленно заработали рычаги глобализации. Из абстрактных рассуждений о глобальных проблемах человечества дело перешло в практическую плоскость. В 90-е гг. произошло серьезное падение влияния ООН, ставшего чем-то вроде министерства колоний США. Видимо, не случайно генсек ООН Кофи Анан, при котором ООН фактически перестала быть реальной политической силой, был в 2002 году выдвинут на Нобелевскую премию мира (можно привести аналогию с Горбачевым, получившим эту же премию за ликвидацию значения СССР). К счастью для репутации ООН и лично Кофи Анана, нобелевский комитет предпочел дать премию другому. США и НАТО стали определять, какая страна в мире свободна, а какая является «изгоем». Заметим, что явной  альтернативы «новому мировому порядку», провозглашенному Дж. Бушем-старшим, до 11.09.2001 г не было заметно. Китай под руководством компартии строит капитализм, «страны-изгои» были в блокаде, коммунистическая идеология стала достоянием сектантов. В Европе тысячелетние нации растворяются в Евросоюзе. Но в самом ли деле глобализация на американских условиях стала необратимой?

Как и при Чингисхане, Наполеоне и Гитлере, начинается сопротивление. Антиглобализм становится знаком эпохи. Характерная черта антиглобализма заключается в том, что старые добрые,  начинающиеся еще со времен Великой Французской революции,  деления социально-политических организаций на правые и левые, устарели. Глобализм угрожает и социальному статусу трудящихся, и национальным традициям  народов, и демократическим свободам, и историческим религиям. Поэтому к антиглобалистским движениям можно отнести и антикапиталистические организации, вдохновляемые идеями Маркса, Бакунина, Ленина, Троцкого, Мао, Че. Однако, противники уничтожения своей страны во имя «экономической эффективности», даже исповедующие праворадикальные[1] взгляды, также являются антиглобалистами. В определенном смысле Ле Пен или Й. Хайдер наносят глобализму не меньший ущерб, чем левые участники уличных столкновений. Наконец, радикальные исламисты на сегодняшний день являются самыми, если так можно выразиться, глобальными антиглобалистами. Впрочем, то же самое можно сказать обо всех конфессиях, не склонных отрекаться от основ веры во имя ее «осовременивания». Итак, современные антиглобалисты еще не вполне осознают единство столь противоположных сил, выступающих против мирового правительства.

Особенностью России является то, что, как всегда, именно от нее зависит судьба претендентов на мировое господство. В России пока еще остаются преимущества ее советского прошлого[2], т. е. остатки мощной промышленности, подготовленные научные кадры. Несмотря на промывание мозгов русских людей «общечеловеческими ценностями» со стороны СМИ, сохраняется державное мышление. Поскольку ни один патриот, сохраняющий остатки здравого смысла, не может отрицать того факта, что никогда Россия не имела такого влияния в мире, как в советскую эпоху, то сближение «правых» патриотов с «левыми» коммунистами более реально, чем в других странах мира. К русскому антиглобализму можно отнести также и движение к реинтеграции «постсоветского пространства» в единое государство в границах исторической России.

Необходимо учитывать также то, что настоящая модернизация России невозможна в пределах границ РФ. Нынешние границы РФ есть не более чем условные административные линии. Несостоятельность новоявленных государств  проявляется в распаде большинства из них (Грузия не контролирует 40 % своей территории, распался Таджикистан, Украина наглядно демонстрирует страну, где мировоззрение восточной и западной половин республики диаметрально противоположны,  прибалтийские республики пока спокойны, но ведь у них почти весь бизнес у некоренных русскоязычных, которые рано или поздно потребуют свою долю политической власти). Т.о., реинтеграция России в ее исторических границах неизбежна. Но это одновременно будет означать удар по глобализму.

Главной слабостью глобализации (и тем самым, основной надеждой антиглобалистов), является отсутствие крепкого тыла государств – метрополий глобализации. Разумеется, все претенденты на мировое господства в истории не заслуживают теплых чувств. Но все же нельзя не уважать мужество и волю римских легионеров, воинов Чингизхана, наполеоновских гвардейцев, или «строителей Британской империи». Во времена Гитлера большинство населения Германии понимало, что для мирового господства немцам придется сражаться. И вся немецкая организованность была настроена на тотальную войну. Чисто самурайское презрение к смерти показали японцы, когда стремились собрать «восемь сторон света под одним горизонтом».

Но никакой воли к борьбе у современных западных демократий мы не видим. В 1993 году США не смогли установить порядок в Сомали, столкнувшись с сопротивлением людей, живших в условиях родового строя. В 1999 г. 19 стран НАТО 79 дней бомбили Сербию, вся территория которой меньше Ленинградской области. Экономический потенциал НАТО превышал сербский в 679 раз! 1200 натовских самолетов сделали более 35 тысяч вылетов, сбросив 79 тыс. тонн взрывчатки, по сербам было выпущено 3 тыс. крылатых ракет. Но все это дало мало военного эффекта. Большинство ракет ударили мимо целей. Только давление со стороны ельцинской России привело к капитуляции президента Милошевича. Впрочем, и в этих условиях бросок российских десантников на Приштину в определенной степени перечеркнул успех НАТО.

В Ираке 2003 года также не было военного разгрома иракской армии, а произошло лишь ее исчезновение после подкупа саддамовских генералов. Как видим, только с помощью коррупции и были одержаны некоторые успехи Запада против стран, объявленных «изгоями». Но в этом мире далеко не все возможно купить за деньги.

Главной же проблемой Запада является не только гедонизм его жителей, не желающих нести какое-либо бремя во имя любых идеалов. Пока западные лидеры пытаются «вестернизировать» остальной мир, происходит «истернизация» и «саутернизация» Запада. Вымирающее коренное население западных стран постепенно замещается цветными иммигрантами со всех стран мира.  Население Франции увеличилось с 1990 по 1999 гг. на 550 тыс. человек, но только за счет натурализации иммигрантов. То же самое происходит в Германии, где население растет исключительно за счет иностранцев.

В США испаноязычное население превысило 50 млн. чел. Оно уже преобладает в 5 штатах, в том числе таких крупных, как Калифорния и Техас, а азиатское – на Гавайях. По сообщению журнала «Тайм» от 2.09.2002 г., белое население США составляет 69% населения страны (в 1970 г. – 87%). Учитывая, что большинство пенсионеров США – белые, а большинство новорожденных – цветные, то антропо-этнический характер США радикально изменится в ближайшем будущем. Это уже отражается в культурной жизни страны. Не случайно в Америке говорят, что текила победила виски.

При этом «латинос» в США практически не ассимилируются англосаксами, упорно держаться за испанский язык, фундаменталистский католицизм и не идентифицируют себя с американским обществом.  Легко предположить, что при ряде обстоятельств Калифорния или Техас смогут стать американским Косово. Аналогичным образом Гавайи вновь могут стать независимым государством, каковым архипелаг уже был до 1898 года. Достаточно лишь внутренних потрясений в США, вызванных, скажем, экономическим кризисом, поражением в заокеанской войне, политическим скандалом, чтобы значительные группы населения, сгруппированного на определенной территории, решили развиваться  самостоятельно. Учитывая «бумажный» характер американской экономики, реальную угрозу втягивания США в многолетнюю наземную войну на Ближнем Востоке, сомнительную легитимность победы Дж. У. Буша в 2000 г. и в 2004 г., - подобное развитие событий не является только кошмарным сном американских лидеров. Определенно, США не по плечу ведущая роль в глобализированном мире, и не долго оставаться единственной сверхдержавой.

Еще менее шансов стать новой сверхдержавой у Евросоюза. Есть объективная невозможность слияния во что–то «общеевропейское» наций с развитым чувством идентичности. Но при этом для Европы характерен демографический кризис в еще более грандиозных масштабах, чем в России и США. «Арабизация» Франции, «отуречивание» Германии, «индианизация» Англии – все это подкладывает мощную этническую бомбу под политическую, а также и экономическую стабильность большинства стран ЕС. Вступление в ЕС новых стран увеличит этническую и хозяйственную диспропорцию внутри Европы. Пока Европа так и не состоялась как единая политическая сила. Иракский кризис, когда Англия вела себя как сателлит США, а Франция и Германия возглавили оппозицию, показал, что единства в единой Европе нет. Добавим сюда распад некоторых европейских государств, в которых многие регионы проявляют «самостийнические» настроения. Можно вспомнить о Падании (на севере Италии), Каталонии, фактически отделившейся от Испании, разделение Бельгии, и пр. Скорее всего, ЕС разделит судьбу средневековой Священной Римской империи.

Вряд ли державой №1станет Япония. Для нее характерен демографический кризис, превративший Японию в страну стариков. Самое главное, однако, заключается в упадке «яматодассай» – японского духа. Современная Япония – просто богатая страна, жители которой уже не желают посвятить всю жизнь работе на фирму. Япония не может предложить миру никакой трансцендентной идеи. Даже товары с маркой японских фирм уже чаще всего производятся в Юго–Восточной Азии. С 90–х гг. ХХ в. Япония переживает  застой. Причем речь идет не только об экономических трудностях, но и об отсутствии в Японии новых лидеров и новых идей. Сами японцы сравнивают свою политическую элиту с брежневским политбюро. Положение в Японии многие философы уподобляют викторианской Англии. Зенит японского могущества уже пройден.

Наконец, Китай, занявший 2-е место в мировом производстве, имеет слишком много уязвимых мест. На территории одной страны существуют анклавы постиндустриального общества (Гонконг и «свободные зоны»), индустриального промышленного производства (Маньчжурия, г. Пекин), но большинство китайцев живут в условиях традиционного общества, почти не изменившегося с древних веков. Социокультурные различия между частями Китая сравнимы с различиями  между современным Западом и Африкой. И это без учета многонациональности страны! Распад Китая в ближайшем будущем представляется вполне возможным.

Резюмируя все вышесказанное, можно сделать один вывод: глобализация в политической сфере не даст народам ни мира, ни хлеба, ни свободы. Сопротивление глобалитарным режимам приведет к ряду войн и революций по всей периферии глобализации. При этом однополярный мир уже не состоялся. В ближайшей перспективе можно ожидать скорее «новый мировой беспорядок» или бесполюсный мир. Для России такое положение означает угрозу погибнуть под обломками погибающего однополюсного мира. Но, с другой стороны, пользуясь всемирной смутой, у России возникает уникальный шанс возвращения себе сверхдержавного статуса. Но обе перспективы зависят от того, каковы будут политические лидеры грядущей России и насколько они будут понимать стоящие перед страной возможности.

 

Сайт партии «Народная воля»



[1] Автор имеет в виду либеральные взгляды (здесь и далее прим. ред ЗЛ).

[2] В данном случае надо иметь в виду не «советское прошлое» и не коммунистический режим, а превращение России в государство-предприятие, которое в действительности было создано при Сталине и существовало вплоть до режима Горбпчева.


Реклама:
-