А.В. Богословский

 

Штраф вместо компенсации

 

Многочисленные аварии, кровь жертв, беспомощность властей и отсутствие элементарного порядка в управлении давно вызывают у населения раздражение, чувство беспомощности и незащищенности. Не имеет значение, в курсе или нет то или иное должностное лицо, какие решительные меры и постановления последуют, коренных изменений к лучшему мало кто ожидает.

Правительство с приятной улыбкой, не сходящей с лица премьера, сообщает о срочной выплате компенсаций, рапортует о проявленной заботе. Президент летит на место аварии или шлет г-на Шойгу. Последний с азиатской улыбкой обещает разобраться в срок и поголовно со всеми пострадавшими. Глядя на его уверенное лицо, с грустью думается о том, что безработица ему и его подчиненным не грозит. Действительно, очередное ЧП и жертвы мы увидим по телевидению очень скоро, снова будут приняты меры, а пострадавших ждут компенсации, которые им предстоит принимать перед лицом телекамер.

В отвратительных условиях мы живем. Разве могут жалкие деньги компенсировать потери близких, крова над головой или здоровье? Если некоторые могут утешиться жалкими грошами, то, скорее всего, они и этих грошей не заслуживают. Давно пора все компенсации отменить и поставить вне закона. Недавно разбился самолет, большая часть экипажа погибла. Неужели их родственникам необходимы 20 000 рублей за жизнь одного погибшего? Сплошное кощунство. В других государствах термин «компенсация» часто используется по инерции. Всем известно, что родственникам погибших выплачивается прежде всего не компенсация и не страховка, а штраф.

Идея штрафовать частные компании и государственную власть за преступную халатность стара как мир. Если сравнить эту идею с еврейским принципом «око за око», впору говорить об удивительной мягкотелости подобной логики, о чуть ли не потворстве должностным преступлениям. Сбили украинские ВВС самолет, надо бы аналогичное число военных загнать в самолет, поднять в воздух и направить в пике. Погибло больше ста человек от наводнения, аналогичное число администраторов засунуть в мешки и бросить в воду. Расстреляли в поисках Чикатило невиновных, следователей к стенке. Или Чернобыльская катастрофа. Действуя по библейскому принципу, все министерство атомной энергетики и смежных ведомств следовало бы заставить спать на ядерных отходах.

Подобная логика укрепила бы дисциплину, но мы живем в эпоху нечеловеческого гуманизма и понимания, что какое-то количество катастроф неизбежно, а наказание за преступную халатность должно осуществляться судом «согласно действующему законодательству». И, увы, даже при самых жестких мерах наскрести необходимое число стрелочников и отделаться легким испугом виновным в большинстве случаев удастся с блеском.

Еще печальнее положение с денежным наказанием. Сколько лет ни существует человечество, а лучшего способа наказания, чем денежные штрафы потерпевшим и их родственникам, изобрести не смогло. Бессмысленно заставлять государственную власть платить деньги самой себе или в некий благотворительный фонд. Безответственность гарантированна. Штраф частной компании в пользу государства еще опаснее – поощряется чиновничий беспредел. А штрафовать надо, но пока невозможно.

Представьте ужасающую картину. Человек потерял родственника в авиакатастрофе, купил «мерседес» и поехал присматривать коттедж за городом. Все правила морали о соответствии должности и доходов оказались попраны. Представьте бедных судей и милицейских работников, привыкших закрывать глаза на убийства и похищения людей за значительно более мелкие суммы, представьте бедных чиновников и бизнесменов, допускающих произвол ради маленькой части от нормального штрафа западной авиакомпании за гибель пассажиров. Трудно представить, иначе выплаты за убийство (пусть непреднамеренное) не были бы у нас столь позорно малы. Но это и доказывает эффективность штрафов.

Гибель нашего самолета над Черным морем, ситуация чрезвычайная, поскольку случай нельзя замять в рамках одной страны. Прекрасная Украина от одного присвоения природного газа имеет доход, в тысячи раз превышающий расходы на компенсацию пострадавшим. Но «компенсация» – страшное слово. Некие родственники обязаны получить доход, в десятки, если не сотни, раз превышающий министерские зарплаты в Киеве. Если откровенно, то речь идет о колоссальных нетрудовых доходах. Небо и земля вопиют о неправедности претензий, когда средняя зарплата бюджетника в России не превышает то ли 100, то ли 50 долларов в месяц, а на Украине еще меньше. Всякая компенсация не по чину - прямой вызов государству и морали. Уж скоро год пройдет, а дело не решено, и наша страна, наш родной кремлевский аппарат отлично понимает чувства украинских коллег. Ведь за гибель своих граждан на своей земле платятся крохи.

Но это и доказывает эффективность штрафов в пользу потерпевших. Первая цель штрафа – наказать так, чтобы не хотелось допустить вновь прежнюю ошибку. Раз такие выплаты бьют не только по карману, но и по нервам, они действительно необходимы. Одно дело работать ради галочки в отчете, другое – чтобы не позволить «всяким» жиреть на нетрудовые деньги. Когда столько сил уходит ради избежания выплат, можно представить, как активно начнут те же люди бороться за нашу безопасность, если станет невозможным избежать штрафования за халатность. Сам Шойгу без работы останется.

Вторая цель штрафа – сделать экономически убыточной саму халатность или склонность к должностным преступлениям. Когда американский автогигант проиграл больше миллиарда долларов в суде, никто не говорил о «компенсации» за ущерб. Речь шла о том, что корпорация не приняла необходимых мер безопасности, сочтя выплаты за несчастные случаи более выгодным занятием. Суд волновало нечто большее, чем избыточные доходы потерпевших и адвокатов. Или пожар в Северном море газодобывающей платформы. Бедный мистер Хаммер, владелец компании, был вынужден продать свое дело в Британии конкурентам. А ведь он считал деньги и полагал экономить на мерах безопасности.

Произведем примерный расчет. Стоимость самолета - $5000000. Сколько нужно выплатить жертвам катастрофы, если риск убытков от потери самолета изначально заложен в экономию на эксплуатационных  расходах? Потери необходимо, как минимум, утроить. На борту находилось 100 человек. С помощью арифмометра получаем - $100000 составляют минимальную сумму выплат на одного погибшего. А наша страховка составляет меньше тысячи. Иначе как приглашением к катастрофе подобную практику назвать нельзя. Или наводнение в Якутии, где стоимость охранных мероприятий составляет миллионы.

Произведем дополнительный расчет. Стоимость атомной станции составляет миллиард долларов. Сколько должно выплатить соответствующее ведомство ликвидаторам в случае аварии? Два миллиарда? Нет. Это ведомство слишком часто отказывается признать реальный ущерб. Чтобы организации, успешно уклоняющиеся от признания вины, действительно перестали халатно относиться к безопасности населения, сумму штрафа надо увеличить еще в несколько раз. Золотой дождь должен сыпаться в карманы пострадавших от соответствующих организаций и компаний, заставляя их бояться экономить на чужих жизнях и здоровье. Отключил электроэнергию – плати, нет горячей воды – раскошеливайся, лекарства фальшивые – аптека обязана разориться. Иначе культура производства и управления никогда не возникнет. Слишком дешево обошлись «Курск» и Останкинская телебашня, взорванные дома, землетрясение в Нефтегорске, сметенные наводнениями дамбы, лопнувшие теплопроводы.

Вспомним пресловутые «МММ» и «Властелину», «Агробанк» и прочих. Государственная власть не обязана выплачивать за них компенсацию. Ей следует выплатить штраф за ошибки в законодательстве, за дефолт, за ваучер Чубайса и за многое другое. За потерянные нервы и годы жизни нельзя получить компенсацию, но можно и нужно штрафовать тех, на ком лежит вина.


Реклама:
- мейкун купить