Журнал «Золотой Лев» № 142-143 - издание русской консервативной мысли

(www.zlev.ru)

 

Телевидение как последнее прибежище негодяев

(выпуск 43)

 

Некому сказать «Цыц

 

АГЕНТЫ И РЕЗИДЕНТЫ

 

Роясь в сегодняшнем окаменевшем дерьме...

 

Среди резидентов «Комеди Клаб» есть очень способные люди. Есть точно найденные современные типажи, драйв, наглость (этого счастья через край), бешеный темп, иногда шутки проскальзывают смешные и нематерные, да-да, всё это есть, но когда вспоминаешь Карцева и Ильченко… Впрочем, какие сравнения? Актёры этого родившегося в Америке шоу работают в «театре», в котором принципиально отсутствует литературная основа. Дело в том, что в США не было сатириков масштаба Гоголя, Салтыкова-Щедрина, Козьмы Пруткова, Чехова. Именно в отсутствие культурных традиций юмора там мог родиться примитивный жанр «стенд-ап комеди», когда кабацкую публику развлекают любыми способами, в том числе и самыми «нижними». Но вот за последние 20 лет (не без участия ТВ) и у нас подросла аудитория, которая, так же как и американская позапрошлого века, не читала названных авторов, у которой нет ни русских культурных традиций, ни американского пуританского воспитания. Зато есть молодость, глупость, гроздья запретных плодов, клубки извивающихся полуголых тел, ажиотированная, специально подготовленная якобы элитарная публика, она смеётся так, как будто перед тем знатно «накосячилась» (впрочем, может быть, и не как будто). Среди зрителей – приглашённые звёзды шоу-бизнеса, успешные, красивые, узнаваемые… Женщины, до того считавшиеся приличными, замирают в предвкушении «шутки», то есть в данном случае заветного матерного слова, а дождавшись, смеются плотоядно, как будто казарма завалилась в женскую баню. Создана атмосфера абсолютного счастья, когда можно от пуза пожрать, поржать и на всех, прошу прощения за использование лексики ТНТ, насть. И критиковать их нельзя: «Если мы вам не нравимся, значит, у вас нет чувства юмора».

 

Уровень текстов, их произнесение – просто невозможны. Сейчас есть свобода слова, можно говорить что угодно. Но я, например, руководствуюсь соображениями внутренней цензуры и стараюсь находиться в границах приличий. И не примыкаю к огромному количеству артистов, которые весело перекочевали в сторону мата. На мате изъясняются очень многие, их с удовольствием слушают, но сказать, что мат – потолок юмора? Заговорив матом, многие действительно достигают «высот своего потолка». «Пошёл ты!..» – «Сам пошёл!..» С матом нужно идти в атаку: «Мать твою в душу, вперёд!», с ним можно бить врага, это понятно. Но публику-то за что? (Михаил Жванецкий. Из интервью журналу «УкраЄна и свiт»).

 

Радует, что в КК нет «засилья титульной нации», здесь высоко поднято знамя интернационализма (застрельщиками КК в России были кавээнщики из ереванской команды «Новые армяне»). А единственный курносый резидент Гарик Бульдог Харламов в одном из интервью признался: «Мой папа живёт в Чикаго, бабушка – в Германии…». Видимо, эта «заграничность» звёзд ТНТ позволяет им издеваться над аборигенами и страной пребывания без всяких ограничений. Но вот вопрос: а пробовал ли Гарик Мартиросян глумиться у себя на родине над армянскими писателями так, как он глумился над великими русскими в похабных куплетах под названием «Юбилей Толстого»? Или как глумился Михаил Галустян из «Нашей Раши» над работягами Челябинска в сюжете (заодно марающем и хороший фильм) «Три пидора на Плющихе»? Думаю, что нет, не пробовали, им бы, извините, оторвали то, чем так часто любят потрясывать наши резиденты. (Кстати, интересно, как к подобным провокативным «шуткам» относятся старейшины армянской диаспоры в Москве?)

У нас ничего, слава богу, не отрывают, напротив: Константин Эрнст приглашает гариков на свой канал. А там Михаил Швыдкой публично обещает Мартиросяну помочь получить российское гражданство в обмен на то, что в шоу «Две звезды» он ему повысит оценку за пение. Надеюсь, это была шутка. Но, чёрт побери, когда один из отъявленных «гламурных подонков», сидя в жюри конкурса, выбирает, кого выкинуть из проекта: «дитя порока» Моисеева, коллегу «подонка» Харламова или главу Федерального агентства по культуре и кинематографии профессора Михаила Ефимовича Швыдкого, осознаёшь, в каком же вымороченно идиотском положении находится наша культура.

 

БАРЫШНИ И ХУЛИГАНЫ

 

Им только деньги.

Что?

Деньги и деньги б....

 

Вспомнил я Маяковского не только потому, что над ним издевались наши гарики, как издевались над русскими сказками и другими архетипическими явлениями отечественной культуры, а чтобы понять феномен успеха каналий с ТНТ. А вдруг у них есть какая-то сермяжная правда или продвинутая идеология?

Нет-нет, всё же КК или «Наша Раша» – не «Пощёчина общественному вкусу» Маяковского и Бурлюка, не хулиганские манифесты Есенина, Шершеневича и Мариенгофа, не борьба с чем-то замшелым и устаревшим, не политически рискованный юмор Булгакова или Эрдмана, а нечто совсем другое, гораздо более земное. Юные футуристы-имажинисты эпатировали публику и даже богохульствовали, но, ей-богу, не с целью наживы и, кстати, дорого заплатили за свои юношеские революционные хулиганства. Наши же гламурные «революционеры» (большей частью они уже совсем и не юные и приближаются к тому возрасту, когда погиб Есенин и даже Маяковский) ни к какому искусству никакого отношения не имеют. Это – долгоиграющий, крайне успешный коммерческий проект, который, вот беда, в молодёжном сознании благодаря ТВ занимает гораздо большее место, чем названные классики в сознании юношества начала ХХ века, не говоря уже о нашем времени. Почему?

Во-первых, потому, что глумливые гарики страстно востребованы нынешней компрадорской буржуазией, тянущимися за ними «менеджерами среднего звена», всевозможными туповатыми Саша+Машами и дебильными Букиными. Всё, что требует хоть какой-то душевной работы, им непонятно и ненавистно. Зачем рефлексия, стыд, сомнения, не говоря уж о муках совести? Самопожертвование? Любовь к родине? К ближнему? Целомудрие? Семейные ценности? Благотворительность? У них на всё это есть одно неприличное слово, которое я уже использовал. Их идеология – воинствующий пофигизм.

 

Культуру надо насаждать! Даже силой... Ничего лучше правильного воспитания не придумаешь! Это требует большой работы, проделывать которую пока никто не рвётся. Но если мы не будем задумываться над этой проблемой серьёзно, человечество придёт к краху, первые симптомы которого уже наблюдаются в общественном сознании. Считать, что общество может дрейфовать куда угодно, – путь к самоубийству. Ведь человек отличается от животного только наличием культуры... (Сергей Капица. Из интервью «АиФ»).

 

Они совершили революцию в сатире. Если до них сатира обличала зло, пороки, недостатки, то эти глумятся над добродетелью, оставляя порок в покое. Здесь нет места высокому, глубокому, остроумному, зато полный простор всему располагающемуся между анусом и плинтусом. Резиденты делают бабки на растлении молодого поколения чужой для многих из них страны. И врут, что обращаются к продвинутой молодёжи («ТНТ показывает только самые смешные и самые хулиганские комедии для продвинутой молодёжи». – Сайт ТНТ), продвинутые телевизор не смотрят, они сидят в Интернете; а вот непродвинутых, которых большинство, «продвигать» которых не успевают ни родители, ни школа, успешно «воспитывает» ТНТ. Да-да, воспитывает. Телемагнаты и резиденты в троллейбусах не ездят и не слышат, как 15-летние девчонки обсуждают их передачи, матерясь так, как будто не материться уже и неприлично. Ещё пять лет назад этого кошмара не было.

 

КОМУ СКАЗАТЬ «СПАСИБО»?

 

Работа адова будет сделана и делается уже...

 

Потрясающее откровение Гарика Бульдога Харламова в недавнем интервью «АиФ»: «Комеди Клаб» постоянно обвиняют в пошлости. Устав от этого, мы специально сделали четыре программы, где не было ни скабрёзных шуток, ни мата, ни слова «ж..». Рейтинги упали так, что мы поняли: спрос рождает предложение. Друзья, если вы сами не любите «Комеди Клаб» без пошлости, то зачем нам его делать? Мы даём вам то, что вы хотите». Умри Бульдог, лучше не напишешь. Никто за язык не тянул, сам признался в том, что юмор в КК вполне осознанно делается через, простите, «ж..у», что без пошлости они – никто и звать их никак.

Впрочем, что я набросился на резидентов, они всего лишь исполнители – пёс с ними!

Когда в конце 80-х стал подниматься железный занавес, вместо настоящих достижений цивилизации с Запада к нам стала «подтекать навозная жижа» (выражение Александра Солженицына), состоящая из пороков общества потребления и худших образцов масскульта. Теперь то, что подтекало, прёт бурным потоком в виде многочисленных лицензионных шоу и поддерживается изнутри воплями о свободе слова. Вспомним «Культурную революцию» на самом культурном нашем канале. Там с виду интеллигентные люди обсуждали возможность ненормативной лексики в искусстве и жизни. Мат не осуждался, он обсуждался! В свободное же от телешоу время ведущий в качестве главы Агентства по культуре и кинематографии финансировал и от души поддерживал фильмы, в которых с экрана на зрителя лился мат-перемат («Эйфория», «Изображая жертву»). Он же горячо поддерживал Владимира Сорокина, сказавшего в русской литературе веское скверное слово о пользе калоедения. Вот такие идейные спонсоры у КК. Если бы только они!..

ТНТ, вещающий теперь почти на стомиллионную (!) аудиторию, – выдающийся коммерческий проект, абсолютный «лидер продаж». Руководители (генеральный директор Роман Петренко, на ТВ он десять лет, до того занимался бизнесом) успешно подсаживают публику от 15 до 20 лет на свой ТелеНаркоТик. Этот «успех» объясняется тем, что ТНТ позволяет себе то, чего другие каналы не позволяют. Но вот беда: если в какой-то части телевизионного поля организована телеканава с конгломератом сквернословия, желтухи и порнухи, то туда, как это ни печально, и будет «подтекать» зритель (слаб человек, запретный плод сладок, свинья грязь найдёт!). А особенность конкуренции на ТВ заключается в том, что борьба за рекламные деньги неминуемо ведёт к «игре на понижение». Один нагадил (и ничего ему за это не было) – гадить начинают другие. Всё зависит не от вкуса, образования, совести творческих работников, а от рейтинга и требований рекламодателя. Рейтинг ТНТ фактически вынуждает другие каналы всё ниже опускаться и опускать зрителей. Вот почему, например, Первый канал стал приглашать в свои проекты скандальных звёзд КК, что, в свою очередь, содействует раскрутке ТНТ. Замкнутый круг.

Противостоять моральному разоружению страны, конечно, должны общество и государство. Конечно, надо создавать наблюдательный совет по нравственности на ТВ, но «фенька» в том, что прибыли коммерческого ТВ позволят подмять под себя любой совет и замотать любые его рекомендации или запреты. Вспомним, что когда программу «Дом-2» справедливо обвинили в банальном сводничестве, то работникам ТНТ – телекомпания входит в могущественный холдинг «Газпром-медиа» (гендиректор Николай Сенкевич), в котором ещё НТВ, о котором мы тоже много писали, – удалось легко отбиться.

 

ДЕРЖАТЬ И НЕ ПУЩАТЬ?

 

Я лучше в баре блядям буду подавать ананасную воду!

 

В стране всё так стремительно обвалилось в 90-е, так мощно навалилась на ТВ «свобода коммерческого слова», что у нашего общества не успел сформироваться иммунитет, не созданы и эффективные законодательные преграды растлению и глумлению, преграды, которыми с трудом, но удалось обзавестись западным странам с их более чем 60-летним опытом свободного телевидения. И то они недовольны – мы писали о том, что недавно вполне либеральный президент Франции выступил с инициативой запретить рекламу на государственных каналах и существенно повысить налоги на доходы коммерческих. Но мы не Франция, у нас другая история, другой менталитет, к тому же сильно подпортившийся в 90-е годы, и потому покуда, к сожалению, действеннее не финансовые рычаги, не суды или общественные советы, а… начальственный окрик. Вспомним, что после гневной филиппики Сергея Иванова (тогда министра обороны) по поводу «Аншлага» и дебилизации населения Регина Дубовицкая надолго исчезла из эфира. Но программы ТНТ вредны куда более, чем «Аншлаг» или «Кривое зеркало», потому что они эффективно и адресно воздействуют на ещё не сформировавшихся людей, воспитывая поколение прожигателей жизни, циников и пофигистов.

Однако, полагаю, решить многие проблемы ТВ всё-таки можно. Теперь, когда прошла эпоха «спора хозяйствующих субъектов», когда выстроена вертикаль власти, перевернуть сознание топ-менеджеров телеэфира может… просто недоумённо поднятая бровь первого лица. И всё. И какое-нибудь ТНТ можно будет смотреть только на тарелке НТВ+ или произойдёт внезапный ребрендинг гламурных подонков в самокритичных разоблачителей пороков шоу-бизнеса.

Но вот беда, бровь всё не поднимается, да и глаза, похоже, смотрят в другую сторону.

Видело ли руководство «Газпрома» ситком «Счастливы вместе» (где конкретно глумятся над семейными ценностями) или «Нашу Рашу», «Дом-2», «Секс с Анфисой Чеховой» и прочую ТНТ-парашу (где глумятся над всеми остальными)? Может ли совет директоров «Газпрома», дочерними структурами которого являются «Газпром-медиа» и соответственно телекомпании НТВ, ТНТ, повлиять на господина Сенкевича, а тот – на господ Кулистикова и Петренко, объяснить им, что с таким телевидением все усилия по национальным проектам становятся бессмысленными. Когда топ-менеджеры это поймут, то и они, в свою очередь, найдут какие-то проникновенные слова для продюсеров передач, те же отыщут ход к сердцу многочисленных «симпотных и прикольных» телезвёзд типа Мартиросяна, Реввы, Галустяна, Харламова, Родригеса, Воли, Анфисы Чеховой, Ксении Собчак, а также Глеба Пьяных и Шкета

Власть должна сказать «цыц» похабному телевидению! Это выражение принадлежит не мне, а человеку с огромным диссидентским стажем и в симпатиях к тоталитаризму никак не замеченному. Речь идёт не о введении цензуры, а об элементарных правилах приличия. Они должны быть. А важнейшим национальным проектом мог бы стать поворот коммерческого и, конечно, государственного телевидения от интересов рекламодателей и телемагнатов к интересам народа, общества, граждан России. Без этого, полагаю, другие национальные проекты неосуществимы.

 

Александр КОНДРАШОВ

 

 

Полчаса на защиту Отечества

 

23 февраля все основные каналы дружно (часто, к сожалению, дежурно) обращаются к военно-патриотической теме. Показывают встречи с ветеранами, старые и новые фильмы про войну. А потом до другой военной даты о патриотизме и об армии как будто забывают. Нет, на государственных каналах есть хорошие передачи («Служу Отчизне» на Первом и «Военная программа» на «России»), но они длятся менее получаса и идут ранним утром по выходным. Когда, боюсь, тем, кому они в первую очередь предназначены, не до телевизора. Есть, конечно, канал «Звезда», но зрителей у него немного, рейтинги ничтожны, а «основу реальной аудитории телеканала составляют мужчины с доходом выше среднего в возрасте 46 лет» (информация с сайта «Звезды»). Но зачем пожилых обеспеченных людей «учить Родину любить»? Продвижение темы служения Отечеству необходимо в первую очередь молодёжи. Кроме того, кажется, что заявленная как главная военно-патриотическая тема тяготит руководителей канала. Вообще трудно заподозрить в исконной приверженности патриотической тематике нынешнего гендиректора «Звезды» Григория Кричевского, работавшего руководителем информслужб НТВ и ТВ-6 в пору, когда патриотизм был там «последним прибежищем негодяев».

Убеждён, что тема любви к Родине должна быть главной для всего нашего телевидения и звучать во всех передачах. Телеэфир должен быть пронизан этой любовью. Как это, например, происходит в США, Польше, Израиле… У нас покуда всё вывернуто наизнанку. Вот характерный пример. Первый канал начал цикл передач «Одноэтажная Америка». Это блистательный пример патриотической передачи. Пример американского патриотизма за российские деньги. Владимир Познер самозабвенно, искренно, нежно любит Нью-Йорк, в котором он провёл счастливое детство, и заражает нас, зрителей, своей любовью. Нью-Йорк – замечательный город, но в США на главном канале подобной передачи о Москве и России не было, нет и никогда не будет. А оргвывод (кроме давно назревших кадровых) может быть очень простым: такие же качественные, дорогостоящие передачи нужно делать о России, о наших городах, о наших героях. На это надо тратить деньги и душу. «ЛГ» писала о военно-патриотическом кинофестивале «Волоколамский рубеж» и документальных фильмах-лауреатах, но они редко находят дорогу на телеэкран. Не находят именно потому, что руководители многих российских каналов относятся к нашей стране так же, как и Познер. Любят Америку, а деньги зарабатывают здесь, навязывая нашему зрителю за его же счёт пошлейшие «Большие стирки», тенденциозные «Времена», изобретательно доказывая, какая Россия такая-сякая, никакая, плохая и неудачная.

Неправда, она прекрасна, и есть у неё замечательные защитники. О них нужно рассказывать, и делать это талантливо, что вполне по силам отечественным телетворцам, и тогда молодёжь будет брать пример с настоящих героев, а не с той звёздной телемоли, которой изрядно побит наш голубой экран.

 

Леонид СОКОЛОВ

 

Отдайте слово!

 

Я попытаюсь ответить на сей давно созревший и перезревший вопрос. Фамилий называть не буду, чтобы не сводить серьёзную проблему к личным качествам наших телеведущих, ибо сказанное мною относится в той или иной степени ко всем – от Владимира Познера и Владимира Соловьёва до Татьяны Малкиной включительно…

Наше телевидение, как и – возьму гораздо шире – любая другая трибуна или площадка выражения общественного мнения, принципиально и откровенно монологично. Хотя очень любит представлять изготовляемые им «продукты», всякого рода «шоу», в виде и форме диалога. С той самой поры, когда двадцать лет назад «пошёл процесс» так называемой демократизации нашего общества. И чем дальше (ближе к нашим дням) этот процесс подвигался, тем менее диалогичным становится само наше общение, как будто мы застряли на какой-то промежуточной стадии между разрешением говорить свободно и свободой говорить без разрешения.

Мы обсуждали несколько лет назад в клубе «Свободное слово» проблему… свободного слова. Задались целью выяснить ответ на такой каверзный вопрос: «А существуют ли у нас действительно свободная пресса и независимое телевидение?» Обсудив, пришли к выводу, что свобода, ангажированность, тяга к контролю за информацией и умами, предвзятость в оценке с неугодными мнениями и суждениями сегодня такое же обычное, распространённое явление, как и вчера-позавчера. Только вчера мы были однопартийными, а теперь представляемся многопартийными. При этом в выигрыше оказываются те, кто при деньгах и у власти. Вспомнил об этом, читая эмоционально острую и точно охарактеризованную Юрием Поляковым статью про «ток-шоковый» принцип телеинформации и общения.

Затронутая проблема намного шире и глубже, чем поведение того или иного телеведущего. В реальной практике мы докатились до того, что целые партии позволяют себе открыто заявить, что вступать в «споры-разговоры» даже по поводу проблем и судьбы страны, скажем, в предвыборных баталиях (парламентских) они ни с кем не намерены.

Но речь ведь идёт не о праздной болтовне – о том, какой выбор предстоит и может сделать избиратель между претендентами на представительную власть. Уже и кандидаты в президенты отказываются от диалога со своими оппонентами-конкурентами, видимо, считая, что спор-то будет «чистых» с «нечистыми». Ничего себе демократия! Избиратель фактически лишён права даже задать вопрос (у меня, например, скопилось их немало за последние годы) тому, кто будет им управлять?!

Поведение нынешних телеведущих органично вписывается в уже накатанную тенденцию – «либерально-демократическую», как её именуют на том же телевидении. В то время как она откровенно и бесспорно авторитарная. Сложилась она и привольно чувствует себя далеко за пределами телевидения, воплощая в себе и собой определённый тип взаимоотношений власти и общества. Эти отношения справедливо возмутили Юрия Полякова. Я бы на его месте сказал резче и не так деликатно.

Разумеется, никто не сомневается в праве обозревателя или шоумена иметь свою точку зрения и занимать любую позицию по любому обсуждаемому вслух вопросу. Возьми слово «соло» и выскажись. Но в передаче-диалоге, куда ты приглашаешь её участников, ты обязан проявить так называемую политкорректность, предоставив зрителям самим решать, кто «прав» и кто «неправ». Но телеведущие буквально навязывают свою позицию и пристрастия, используя разного рода приёмы. И телеэкран фиксирует это как рентген.

Во-первых, это аморально – пригласив (заманив) людей на передачу, представить их не равноправными субъектами общения, а подсобным материалом реализации своего замысла, даже если он сам по себе интересен.

Во-вторых, глубоко непрофессионально, пригласив на диалог, забыть, что он предполагает путём столкновения и сопоставления разных мнений и позиций дать людям, тысячам и миллионам зрителей, принять участие в поиске правды и истины по тому или иному вопросу.

Сегодня телевидение справедливо обвиняют в манипулировании сознанием. Причём оно выполняет эту роль с удовольствием и энтузиазмом, ничуть не хуже проклинаемых им коммунистов. Именно за это им и платят.

Короче, давно назрела пора разобраться в вопросах бытия и функционирования нашего информационного пространства. Российское общество должно быть действительно суверенно и свободно в изъявлении своих предпочтений и устремлений.

 

Валентин ТОЛСТЫХ,

президент клуба «Свободное слово»,

доктор философских наук,

главный научный сотрудник Института философии РАН

 

На днях выпуск программы «Ничего личного», посвящённый вопросу «Может ли искусство портить нравы?», прошёл в эфире ТВ Центра. Скандал с фальсификацией итогового голосования не был вырезан при монтаже, что, безусловно, нельзя не отметить. Впрочем, после того как о знаменательном телеконфузе в «ЛГ» рассказал Юрий Поляков, это было бы совсем неприлично. И вот теперь не только участникам шоу, но и всем телезрителям стало понятно, что их пытались, мягко выражаясь, обмануть и, как можно догадаться, обманывали раньше. И тут возникает вопрос к руководству ТВ Центра: «Это что, политика канала – такими «компьютерными» способами навязывать зрителям либерально-маргинальную точку зрения?» Мало того, что публика в студии, олицетворяющая глас народа, набирается неизвестно из кого и как (чаще всего этим людям за их «работу» платят); мало того, что ведущая всегда на стороне «самовыраженцев» и вместе с ними воюет с теми, кто отстаивает государственно-патриотические позиции; но ещё, как выяснилось, и компьютер нагло врёт.

Кроме того, этот выпуск «Ничего личного», сам того не ведая, нанёс сокрушительный удар и по многим другим ток-шоу, где используется зрительское голосование. Теперь, например, и Владимир Соловьёв должен привести неопровержимые доказательства того, что в шоу «К барьеру!» телефонное голосование происходит честно и компьютер не подсуживает единомышленникам шоумена. Возникавшие сомнения по поводу справедливости многих «побед» в этой программе, как теперь стало понятно, тоже не лишены оснований.

 

«ЛГ»

 

Кто кого?

 

Последние недели многие программы главных каналов были посвящены США. Тамошний финансовый кризис призвал в эфир «Времён» страстных защитников Америки Гайдара, Чубайса и примкнувшего к ним вице-премьера Кудрина. Глубинной подоплёкой их речей были не интересы России, а то, какие жертвы должна принести наша страна для спасения пошатнувшегося колосса американской экономики. На том же канале ведущий «Времён» выступил на защиту своей, видимо, настоящей родины в фильме «Одноэтажная Америка». Судя по первой серии, фильм сделан по заказу Госдепа США, так много в нём елея и восторга. И ни слова о том, что думает одноэтажная Америка о России, о бомбёжках Сербии, о провалах в Афганистане или уничтожении Ирака.

Таким образом, в отношении США отражена позиция немногочисленной части нашего общества, но существенной части нашей элиты, которая держит свои деньги в банках других стран и напрямую от них зависит.

Звёздно-полосатой активности Первого канала и его «первых лиц» канал «Россия» противопоставил повтор документального фильма Константина Сёмина из серии «Специальный корреспондент» «Империя добра».

Фильм этот уже был обруган в либеральных СМИ, не разобран, не раскритикован, а именно обруган, потому что критический разбор его неминуемо привёл бы к констатации того, что в нём слишком много неприятной для западников и оранжистов правды. Надо полагать, что имперские откровения бывших высокопоставленных чиновников администрации США были выбиты из них не в подвалах Лубянки. Фильм всего-навсего рассказал правду о неоконсерваторах-империалистах и вскрыл их колонизаторские планы…

И Первый, и «Россия» – государственные каналы. Но почему Первый, кстати, самый могучий по охвату зрительской аудитории, идеологически так отличается от второго? У нас что, в стране два разных государства?

 

Сергей КИСЕЛЁВ,

КРАСНОЯРСК

 

Как корабль назовёшь...

 

Коротенький рекламный клип телесериала «Река–море» оказался на деле самим сериалом. Всё действие, а также чувства, слова и музыка оказались втиснутыми в пределы полуминутного ролика. Ещё более злую шутку с создателями сыграло упоминание в одной из статей о процессе съёмок о яхте «Беда» капитана Врунгеля как источнике творческого вдохновения авторов телефильма. В сериале «Река–море» наименование речного судна «Евгений Рунда» оказалось сокращено до «Е. Рунда», да ещё и с периодически исчезающей точкой. Как говорится у моряков, «Как корабль назовёте, так он вам и поплывёт».

На протяжении восьми серий нам с удивительным занудством рассказывали о плавании по волжским просторам сухогрузного судна класса «река–море», руководимого мелким гешефтмахером Веней Шнеерсоном. Снят сериал так, словно он лет 15 пролежал на полке, а теперь с древней «чернухи» перестроечных времён вдруг решили стряхнуть пыль. Сюжет кое-как склеен из серии дорожных анекдотов, в котором каждая серия растянута на час времени искусственно, как жевательная резинка.

Из всего богатства юмористических приёмов, способных если не вызвать смех, то хотя бы выбить смешок, авторы используют всего один: шутки на пьяную голову. Водка везде: её пьют, её продают, обменивают, с её помощью обманывают, обмывают, получают и отдают. Сериал утонул в водке. Пьют так, словно хотят умереть. А может быть, это так и есть? Всё российское пьянство сосредоточилось на борту баржи. Аллегория очевидна.

В образе баржи «Е. Рунда» даже непросвещённый зритель с обидой узрит аллегорический образ собственной страны, что подобно библейскому ковчегу болтается по волнам, не зная, где пристать.

Затея сделать народный сериал похвальна, но она провалилась.

Эх, баржа, птица-баржа! Куда ж несёшься ты? Дай ответ. Не даёт ответа...

 

Николай РОМАНОВ,

МОСКВА

 

ЛГ, 20.02.08

 

Реанимация Гражданской

О новом документальном телефильме «Дело генерала Корнилова»

 

Вечером 20 февраля РТР показал историко-публицистический фильм, посвящённый генерал-лейтенанту Русской Императорской Армии Лавру Георгиевичу Корнилову (1870–1918), одному из создателей и вдохновителей Белого движения во время Гражданской войны. Показ фильма был приурочен к 90-летию начала «Ледяного похода» белогвардейской Добровольческой армии – неудачной военной операции, трагически закончившейся для самого Корнилова.

Фильм состоит как бы из четырёх частей.

В самом начале цитируются леденящие душу свидетельства о массовом глумлении толпы над телом павшего в бою (13 апреля н.ст. 1918 г. под Екатеринодаром, ныне Краснодаром) генерала, устроенном большевиками после отхода белых от города. Это как бы психологический пролог фильма.

Во второй идёт речь о том, как Лавр Корнилов стал «мятежником» против Временного правительства и Советской власти. Автор фильма Алексей Денисов вместе с периодически выступающими на экране историками В.Ж. Цветковым, С.В. Карпенко и А.В. Крушельницким повествуют об истории «демократизации» Русской армии после Февральской революции, о провокации, названной позднее «Корниловским мятежом», об аресте Корнилова и его сторонников, о первых шагах по созданию белогвардейской Добровольческой армии и о начале «Ледяного похода».

Третья смысловая часть – биография Корнилова до революции. Его простое казачье происхождение, его армейская служба, его честная карьера, его верность долгу, его рвение, его впечатляюще смелые, в духе героев Майн Рида, разведывательные рейды в Афганистан и Западный Китай, его лихое командование в Первой мировой войне, его удивительный побег из австрийского плена.

Как читатель уже заметил, сценарий фильма разворачивается в ретроспективе. И только под конец перебрасывается мостик в современность. На экране появляются дальние потомки генерала Корнилова, живущие в эмиграции.

Изначальный посыл фильма, сразу выраженный в рассказе о нелюдях-большевиках, позволивших народу глумиться над трупом своего врага, это то, что Корнилов – абсолютно положительный герой-мученик нашей истории.

И всё дальнейшее содержание картины служит исключительно развёртыванию и подкреплению этого тезиса.  Совершенно также советский кинематограф представлял героев-большевиков. «Плюсы» с «минусами» поменялись местами. Естественно, под новых героев подводится нужный идеологический базис. На сей раз белогвардейцы предстают единственными выразителями истинно патриотического духа России, в то время как их противники – не просто одна из сторон междоусобной бойни, а враги самой (какой только?) России. Это подкрепляется соответствующими комментариями специалистов-историков. Вот на этом аспекте – историческом ликбезе для наших современников, продемонстрированном создателями фильма – следует остановиться наиболее подробно.

Рецензируемый фильм – мифологическая картинка, по типу советских «Обороны Царицына» или «Взятия Зимнего», где в угоду идеологическим пристрастиям замалчиваются одни исторические факты и искажаются другие. В результате у недостаточно сведущего в вопросах истории зрителя (а таких сейчас подавляющее большинство) возникает совершенно превратное представление о прошлом (и настоящем: история – политика, оперирующая прошлым).

Несообразности начинаются уже с рассказа о развале Русской Армии, вызванном «демократизацией», начатой Временным правительством по настоянию Советов: отмены обязательного отдания чести, создания солдатских комитетов и т.д. Однако ничего не говорится о том, почему дисциплинарная власть офицеров так тяжело воспринималась рядовыми солдатами Русской армии, что рухнула в одночасье сразу после свержения монархии, ещё до издания соответствующих законов Временного правительства. Ничего не говорится о мятежах на фронте, один из которых ещё в январе 1917 года, до Февральской революции, сорвал удачно начатое наступление под Ригой. Ничего не сказано о том, почему сама Февральская революция совершалась под лозунгами мира. И нет объяснения, почему русский народ в массе (и армия, как его часть) так негативно воспринимал войну, цели и задачи которой ему были абсолютно непонятны…

Дальнейшая трактовка событий 1917 года идёт исключительно по линии конфликта между честным, патриотически настроенным генералитетом и лукавым либеральным Временным правительством во главе с Керенским.

Конкретно – между Корниловым и Керенским как двумя альтернативами политического процесса. Где-то на заднем плане маячат зловещие большевики, чьи цели и кто за ними стоит – из фильма неясны.

И ни слова о том, что мощное демократическое движение, представленное в 1917 году в Советах, профсоюзах, комитетах общественных организаций, крестьянских земельных комитетах, армейских и флотских комитетах, кооперативах и т.д. и т.п., отрицательно относившееся и к Временному правительству, и тем более к Корнилову, было лишь в самой незначительной части большевистским! Основное явление всей революции 1917 года так и не нашло отражения в фильме. Проще говоря, в картине попросту отсутствует русский народ как самостоятельный субъект исторического и политического процесса.

Когда закадровый голос говорит о том, что своим воззванием генерал Корнилов как бы поставил перед народом выбор между собой и Керенским, недоумеваешь: а откуда взялась такая альтернатива? Реальная альтернатива летом и осенью 1917 года стояла между буржуазной военной диктатурой и диктатурой с опорой на Советы. Конкуренция между Корниловым и Керенским разворачивалась в рамках первой альтернативы. И к народу, естественно, Корнилов не обращался. Адресатом его воззваний (пусть не вводит нас, тёртых калачей, переживших 1990-е, в заблуждение их банальный популизм: «Помогите мне, русские люди, спасти Россию!») служили те элитные буржуазные и военные круги, которые, как, впрочем, правильно показано в фильме, обещали ему свою поддержку, но в последний момент бросили его.

В свете сказанного не стоит удивляться тому, что история прекращения корниловского выступления искажена полностью. Опять основными акторами выступают сам Корнилов и Временное правительство. Но почти ничего не говорится о решающей роли рабочих масс и военного гарнизона Петрограда, организовавших через Советы (заметим, пока ещё эсеро-меньшевистские, а отнюдь не большевистские!) мощный пропагандистский и потенциальный вооружённый отпор Корнилову.

Эта активность Советов и других народных организаций предопределила в те дни позицию Временного правительства и страх буржуазных кругов перед организованным выступлением народных масс, решив, таким образом, исход корниловского путча.

Откровенное жонглирование терминами - в закадровом утверждении о Красной гвардии как о «незаконных вооружённых формированиях»! Как будто Добровольческая армия была «законной»! В Гражданской войне вообще невозможно говорить о «законных» или «незаконных» войсках. Если, конечно, оставаться на почве объективной исторической правды, а не заниматься повторным разжиганием этой войны спустя 85 лет после того, как она закончилась.

И уж конечно, полной профанацией исторической науки, да и забвением здравого смысла звучит тезис одного из специалистов-комментаторов о том, что именно провокация августа 1917 года, «обмен телеграммами» между Корниловым и Керенским, породила Гражданскую войну. Вот так! Никаких объективных социально-политических противоречий, расколовших русское общество, в 1917 году, выходит, не было. Были только ошибки одних вождей и злая воля других…

Единственной поправкой к этому прозвучало высказывание историка Крушельницкого о том, что приказы о военном положении, разгоне Советов, запрете партий, военных трибуналах в тылу, подготовленные Корниловым, в тогдашней России не нашлось бы кому исполнять. Впрочем, правильность методов «оздоровления» России, предложенных генералом, сомнению не подвергается.

Создатели исторической концепции фильма не смогли, конечно, отрицать того очевидного факта, что Корнилов как политик оказался крайне наивным и легко попался на удочку к провокатору В.Н. Львову, послужившему роковым катализатором конфликта между Корниловым и Керенским. Они могли бы ещё многое рассказать о том, что Корнилова даже его сторонники считали ведомым сомнительными личностями. Это и отвращало многих сочувствующих от выражения прямой поддержки Корнилову. Для примера приведём хотя бы свидетельство генерала А.И. Деникина:

«Наиболее странным и необъяснимым является то влияние, которое имели на ход событий окружавшие Корнилова политические деятели, в лице Завойко, Филоненко, Аладьина […] Появление всех их вокруг Корнилова внесло элемент некоторого авантюризма и несерьёзности, отражавшихся на всём движении, связанном с его именем. Один из членов Временного правительства говорил мне, что когда 27-го [августа] на заседании правительства был прочитан корниловский список министров, […] то даже у лиц, искренне расположенных к Корнилову, опустились руки».

Это мнение о Корнилове создатели фильма, при всём их пиетете к белогвардейцам и, стало быть, к Деникину, предпочли опустить…  

И такого человека, легко оказавшегося игрушкой в руках политических авантюристов, нам теперь предлагают почитать в качестве потенциального героя–спасителя Отечества?!

И последнее, о чём умолчали в картине. Период Февральской революции отражён вскользь. Мимоходом упомянуто, что Корнилов, как командующий Петроградским военным округом, арестовывал императрицу и её детей в Царском Селе в марте 1917 г. Тут же утверждается, что он делал это едва ли не для того, чтобы спасти её от революционных эксцессов.

Здесь необходимо внести ясность. И поскольку создатели исторической концепции предпочли сознательный перекос взвешенному изложению фактов, считаем вполне уместным и необходимым исправить этот перекос фактами несколько другого рода. Итак: «…Свержение монархии привело к быстрому служебному взлёту Корнилова. В первые же дни после Февральской революции Корнилов был назначен Временным правительством на пост командующего Петроградским округом, что показало высочайшую степень доверия новых правителей России к генералу. После произведённого им – по свидетельству очевидцев, в нарочито грубой форме – ареста царской семьи, Корнилов достиг пика своей карьеры. В июле 1917 года он был произведён Керенским в генералы от инфантерии и назначен Верховным Главнокомандующим…».

Можно восхищаться этими фактами. Но тогда следует поставить знак равенства между Корниловым и революционерами, свергнувшими царя и открывшими путь большевикам, если довести до конца логику создателей фильма.  Как бы то ни было, не только неразумно, но и безответственно делать национальных героев из вожаков внутри-русской междоусобицы, да ещё из таких, которые ничем, кроме неудач, на этом поприще не отметились.

При всех таких попытках всегда следует вспоминать известные слова одного из героев Булгакова – «Россия против нас, и вы это знаете!» – обращённые им к юнкерам-белогвардейцам… В них гораздо больше, чем в новых фильмах, исторической правды о Гражданской войне и Белом движении…

 

Егор Булатов

Столетие, 21.02.08

 

 


Реклама:
- Саморез по дереву www.stalkrepej.ru